Ребенку нужен детский врач

Новости

[i]Недавно академику РАМН [b]Вячеславу Александровичу Таболину [/b]исполнилось 80. Он автор многочисленных монографий, более 500 научных статей, многих новых научных направлений в лечении детских болезней. Вячеслав Александрович 43 года руководит кафедрой детских болезней Российского медицинского университета. Им подготовлены 43 доктора и 139 кандидатов медицинских наук, а значит, вполне можно говорить о таболинской школе в педиатрии. Но юбилейно-выспреннего разговора у меня с Вячеславом Александровичем не получилось. Таболин был озабочен, имея к тому основания.[/i] – Сегодня усиленно внедряется в практику идея замены специалистов так называемыми врачами общей практики. С позиций педиатрии это большая ошибка.Еще мой учитель академик Георгий Несторович Сперанский не раз повторял, что ребенок – вовсе не взрослый человек в миниатюре. Ну представьте себе младенца, увеличенного до размеров взрослого. Нелепость! У ребенка специфический организм, специфические проблемы со здоровьем, особые, не свойственные взрослым, заболевания и так далее.Детская медицина, педиатрия, – наука динамичная. Она изменяется так быстро, что подчас даже квалифицированные педиатры не успевают за ее достижениями. Что уж говорить о врачах общей практики, имеющих слишком мало знаний в этой области? [b]– Эта проблема беспокоит вас больше всего? [/b]– Таких проблем много. К примеру, как выхаживать недоношенных детей.Когда-то существовало указание Минздрава выхаживать лишь младенцев весом в 1000 граммов. Если рождался ребенок, чей вес составлял, скажем, 980 граммов, он был обречен. Слава богу, с начала 90-х было принято очень правильное решение – выхаживать 500-граммовых детей, родившихся на 22-й неделе беременности. Есть соответствующие технологии, методики. И выхаживают… иногда. С огромными трудностями.В США я видел, как выходили ребенка, весившего всего 260 граммов, – благодаря аппарату «искусственная плацента». С его помощью организм ребенка получает питание через сосуды. Этими аппаратами там оснащен почти каждый родильный дом. А у нас в стране ни одного – заметьте, ни одного! – такого аппарата нет.[b]– А есть заболевания, которыми страдают только младенцы? [/b]– Да. Существуют заболевания, которые не встретишь ни у подростка, ни тем более – у взрослого человека. Например, у недоношенных детей инфекция вызывает энтероколит. То есть отмирает кишечник – толстый или тонкий. Необходимо применять питание через кровеносные сосуды. В больнице такого больного ребенка вечно держать нельзя. Но как ему дальше жить? В Америке я видел: у мальчика за спиной рюкзак, в нем бачок с питанием. У ребенка свободны руки. Он может бегать, играть с другими детьми – и так до 11–12 лет. А дальше – пересадка кишечника от кого-либо из родителей.Мы знаем, как лечить таких детей, но у нас почти нет возможности это делать. К сожалению, энтероколит стал встречаться и у детей доношенных, родившихся точно в срок.В некоторых случаях даже маленьким детям необходимы антибиотики. А знаете ли вы, что в нашей стране ликвидировано производство антибиотиков? Какая «мудрая» голова приняла это решение, я, старый доктор, понять не могу. С точки зрения здравоохранения – тут больше, чем просто ошибка… Или такое заболевание, как фенилкетонурия. Попросту говоря, новорожденный не воспринимает некоторых веществ, содержащихся в молоке матери.Материнское молоко нужно заменить специальным питанием, в котором нет таких веществ. Если этого не сделать, не распознать заболевание вовремя, ребенок через некоторое время станет умственно неполноценным. Понятно, что поставить правильно диагноз может лишь квалифицированный врач-педиатр. Только он, и никто другой.[b]– А наследственные заболевания? Разве им можно что-то противопоставить? [/b]– Ранняя диагностика – вот что можно и нужно противопоставить наследственным заболеваниям. Мы знаем и умеем это делать. Еще в 1971 году мы, Л. О. Бадалян и Ю. Е. Вельтщев, описали подобные патологии в монографии «Наследственные болезни у детей». Но в наших лабораториях не хватает реактивов, а в женских консультациях и роддомах – соответствующей аппаратуры.Недавно вышло постановление о ранней диагностике некоторых наследственных заболеваний общим числом восемь.Имеются в виду болезни сердца, почек, печени, щитовидной железы, некоторых других. Много это или мало – восемь заболеваний? Для этого достаточно посмотреть на то, сколько наследственных патологий диагностируется за рубежом. Я поинтересовался у нашего главного медицинского генетика Геннадия Григорьевича Гузеева, и он показал мне толстенный том, в котором перечислено 72 заболевания! Особо замечу, что российские врачи могли бы ставить диагноз в таком же диапазоне, если бы медицинские учреждения оснастили всем необходимым.– Вернемся к врачам общей практики… – Расскажу одну историю. Однажды, еще в 60-е годы, у крупного функционера из ЦК заболели дети – младенец и ребенок постарше. Пришли два врача. Отец возмутился: как это, к больным детям приходят сразу два врача? Этому, с позволения сказать, «принципиальному» невеже-чиновнику было невдомек, что болезни у детей до трех лет и у детей старше трех протекают по-разному. И лечить их тоже надо не одинаково. Потому и специализируются врачи-педиатры на болезнях детей того или иного возраста.После того инцидента у нас в стране стали закрывать детские консультации.Академик Сперанский предупреждал: «Ликвидация детских консультаций дорого обойдется стране». Так и вышло.Как-то со мной заговорил врач-окулист по поводу участившихся случаев детской слепоты. Он сказал, что не видит разницы между глазом новорожденного и глазом взрослого. Дескать, глаз – он и есть глаз, у всех одинаковый. Я не стал с ним спорить, но понял, что этот «специалист» никогда не сможет помочь ребенку с дефектом зрения.Понятно, что врачу общего профиля, как правило – выпускнику лечебного факультета, сложно разобраться в специфике болезней детей разного возраста. Дай бог, чтобы он взрослых научился лечить как следует! В большинстве случаев врач общего профиля для больного – это, по сути, фельдшер, не больше.[b]– Ну а в сельской местности, почему бы там не работать врачам общей практики? Как некогда прекрасно работали земские врачи.[/b]– У сельских жителей нет выбора. Они рады иметь у себя в деревне не то что больницу с врачами, а хотя бы фельдшерско-акушерский пункт, которые, кстати, сейчас чуть ли не повсеместно закрыты. Но вместе с тем нужно давать себе отчет, что медицина со времен земских врачей настолько изменилась, так далеко шагнула вперед, что ни один, пусть самый что ни на есть толковый «земский» врач, без участия специалистов не может адекватно диагностировать и правильно лечить все заболевания, с которыми может столкнуться.

Google newsGoogle newsGoogle news