Рак лечат атомным реактором

Рак лечат атомным реактором

Новости

[b]…Фотографии меня потрясли. На одной я увидел лицо пожилой японки, изуродованное злокачественной меланомой. На другой фотографии то же лицо, но абсолютно чистое, никаких признаков рака.[/b]Женщину вылечили всего одним сеансом облучения. После этого она прожила 14 лет и умерла по причине, никак не связанной с перенесенным ею раком кожи.Фотографии эти показал мне мой старый знакомый — [b]доктор химических наук Виктор КУЛАКОВ[/b]. Речь зашла о совершенно новом методе лечения: нейтронзахватной терапии.— Обычно даже при очень эффективном сочетании хирургических вмешательств с радиационным облучением удается вылечить примерно 45 процентов больных, — начал рассказ Виктор Николаевич. — Тут много трудностей. Ведь в процессе лечения поражаются не только клетки опухоли, но и здоровые ткани.[b]— А можно ли не задевать здоровые ткани?[/b]— Решением такой проблемы мы и занимаемся…[b]— “Мы” — это кто?[/b]— Группа специалистов самых разных профессий: физикиядерщики, инженеры, фармакологи, медики, дозиметристы, радиобиологи. Всех нас собрал в единую команду ученый из Института биофизики доктор технических наук Вячеслав Хохлов, а работаем мы на базе МИФИ.Предвижу вопрос: какое отношение имеет Инженерно-физический институт (МИФИ) к решению проблем лечения рака? Очень простое (и бесконечно сложное!). Без атомного реактора нам ведь не обойтись. Суть нейтрон-захватной терапии в том, что вначале опухоль насыщают препаратом, содержащим химический элемент, который интенсивно поглощает тепловые и надтепловые нейтроны. А уже потом опухоль “бомбардируют” этими нейтронами. Получить поток тепловых нейтронов требуемой плотности можно только на атомном реакторе. Его нам и предоставил МИФИ.[b]— Тот самый реактор, на котором обучают студентов?[/b]— Да, и обучают студентов, и ведут исследования в других сферах науки.[b]— Какие же проблемы приходится решать вам, химику?[/b]— Таких проблем множество. Я как химик обеспечиваю исследования специальными препаратами. Они должны быть водорастворимыми, нетоксичными, должны обладать способностью интенсивно накапливаться в клетках опухоли — это обязательное условие. Очень важно знать и то, как препарат распределяется по органам и тканям организма. Нами уже разработан и запатентован такой препарат, его назвали Дипентаст.Не менее сложны и инженерно-физические задачи. Например, диаметр пучка нейтронов должен соответствовать размеру опухоли. Нужно, чтобы нейтроны обладали определенной энергией, а поток имел достаточную плотность.[b]— Мне не очень понятно, как, направляя поток тепловых нейтронов на опухоль, можно при этом не облучить здоровые ткани организма? Или такой опасности нет?[/b]— Есть такая опасность. Просто это еще одна из инженернофизических и медицинских проблем. Ее решение в оптимизации геометрии и точном наведении потока нейтронов на опухоль, а также в защите — экранировании здоровых органов.Пока, к сожалению, мы имеем возможность проводить предклинические исследования лишь на небольших животных — мышах, крысах, которым прививаются опухоли. И на собаках весом до 12 килограммов, заболевших, так сказать, “естественным” путем. Результаты блестящие: 85% животных излечивались после одного сеанса облучения. Однако, когда мы подойдем к лечению больных людей, нынешних возможностей уже не хватит. Нужны другие условия на реакторе, специально оборудованные процедурные помещения и т.д.[b]— Вы сказали “когда мы подойдем к лечению человека”… А как же фотографии? Выходит, мы отстаем от японских исследователей?[/b]— И не только от японских, а и от США, Западной Европы. Хотя справедливости ради скажу – отечественные исследования в этой области начались давно, еще в СССР. Но только в последние годы благодаря усилиям Вячеслава Хохлова удалось создать коллектив ученых и инженеров всех необходимых специальностей.Игра, конечно же, стоит свеч.Два вида рака могут быть излечены при помощи нейтрон-захватной терапии: злокачественная меланома и опухоль мозга. Меланома – очень опасная болезнь. Ей противопоказано хирургическое вмешательство: после операции она, как говорят медики, “выстреливает” метастазами чуть ли не во все органы. А после “прицельного” облучения тепловыми нейтронами картина совершенно иная — вы видели на японской фотографии! Теперьо раке мозга… Тяжелейшее заболевание. Эффективность ныне принятых методов лечения, даже самых лучших, невысока… Но если использовать этот метод, качество лечения резко возрастает, состояние больных в большинстве случаев вполне удовлетворительное.[b]— Когда же в России от экспериментов на крысах и собаках перейдут к лечению больных, которых у нас не меньше, чем в Японии и США?[/b]— Препараты и технология нами практически созданы. МИФИ тоже сделал все, что в его силах, и даже больше. Но есть и серьезные проблемы, связанные с созданием оборудования. А пока речь можно вести об организации на базе реактора МИФИ специализированной клиники, соответствующей современным требованиям. На это потребуются довольно значительные средства. Однако сие от ученых и инженеров не зависит. Мы понимаем, что больные ждут, и промедление смерти подобно. Мы продолжаем работу.[b]ОТ РЕДАКЦИИ.[/b] [i]Что к этому добавить? Только одно: кто же должен положить конец смертельно опасному для больных промедлению, кто даст деньги на внедрение столь эффективного, уже апробированного за рубежом метода? Это вопросы к Минздраву РФ. Ответ мы опубликуем, как только он поступит в редакцию.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news