Мелкие пакостники

Мелкие пакостники

Общество

ДОПУСТИМ: жизнь ваша изменилась к худшему. Имеется в виду та часть вашей жизни, которую вы проводите на работе. И что примечательно, вроде бы все как обычно, ничего кардинального, грозного или угрожающего, но вам как-то не по себе. Все валится из рук. Трудно сосредоточиться. И вот уже начальство начинает поглядывать на вас с подозрением и вроде как даже ждет чего-то.Что делать? Только не каяться! Не признаваться в собственной некомпетентности! Не исключено, именно к этому вас и пытается подвести кто-то умный и расчетливый.[b]Типичный случай[/b]Прежде всего успокойтесь. Сгоряча можно наделать глупостей, а этого вам точно не надо. Затем наберитесь мужества и признайте тот факт, что вас на работе не все любят. Конечно, вы и раньше подозревали это, но отмахивались, вот и домахались. А ведь предупреждали друзья-подруги, остерегали классики мировой литературы (Ричард Олдингтон в романе «Все люди – враги», Ханс Фаллада – «Волк среди волков», Росс Макдональд – «Вокруг одни враги»), но вы все пропускали мимо ушей. Что ж, пришло время прозрения.Утвердившись на точке отсчета, задайте себе вполне закономерные вопросы: «Кто эта овца, которая меня так ненавидит? И почему она не скажет это прямо в глаза? Почему действует исподтишка?» Первый вопрос – самый сложный. На второй и третий ответы есть.В годы не столь давние, то бишь советские, донос считался здоровой критикой, уволить человека можно было только с одобрения месткома, а руководство действовало с оглядкой на райком.Сейчас – иначе. Новые экономические отношения привнесли в нашу жизнь и новую этику. В каждой конторе – свою, но единую в главном: для внешнего наблюдателя коллектив должен производить впечатление здорового организма. А значит, никакого сора из избы! Данное положение прописывается в договоре, заключаемом между нанимателем и нанимаемым, либо договор этот существует негласно.Один из пунктов этого договора гласит, что сотрудники должны… да что там, давайте называть вещи своими именами!.. наушничать.Разумеется, обставляется это требование аккуратно, мол, во имя общего благоденствия и конечной прибыли ради! Фактически людей принуждают к доносительству – впрочем, без особого успеха.Во-первых, стукачество у нас по-прежнему не в чести, а во-вторых, доносчик сознает шаткость своей позиции.Фокус в том, что начальство доносчиков поощряет, но не любит, считая их предателями, а предавши раз, предашь и второй. Значит, от предателей надо избавляться пусть не в первую, так во вторую очередь, тем более что это сейчас так просто – уволить.Вместе с тем острое желание подсидеть сослуживца, злость и раздражение, когда так хочется, чтобы у коллеги сгорел сарай и сдохла корова, настоятельно требуют выхода. Что ж, когда нельзя что-то сделать явно, это надо делать тайно.[b]Что-то не так[/b]А теперь вернемся к самому началу. Итак, неуютно вам стало на работе. Что-то не так. И все какие-то мелочи, но уж больно много этих мелочей… Вам возвращают деньги, а вы точно помните, что в долг не давали. Может, с памятью что-то не так? Ведь не напоминают о долге, а возвращают, как не поверить в искренность сослуживца! Утром не открывается дверь. Ключ не лезет в скважину. Приходит слесарь, которому вы сообщаете, что какой-то негодяй наверняка засунул спичку в замок. Слесарь вынимает замок, разбирает его и не обнаруживает в нем ничего, кроме графитовой смазки.Из секретариата вам приносят бандероль – запечатанный в черный целлофан конверт, на сопроводительной этикетке которой однако значится, что вы являетесь заказчиком порнографических журнальчиков. Вы, разумеется, говорите, что это какая-то ошибка. И отправляете конверт в урну. И чувствуете на себе внимательные взгляды сослуживцев… А в урне, которая приняла журнал, вдруг что-то тихо звякает. Да это же пустая водочная бутылка! Кто осмелился выпивать на работе вопреки строжайшим запретам? Конечно, не вы.Но взгляды коллег становятся еще масляней… В расстроенных чувствах вы отправляетесь перекусить, а по возвращении в кабинет обнаруживаете, что сломался кондиционер. Не только у вас, а вы уж подумали… Все начинают утепляться, надеваете любимый кардиган и вы. Что такое? Почему сборит? Что за дурацкие складки, ведь их раньше не было! Нервы ваши постепенно приходят в расстройство. Но вам еще не страшно, просто как-то дискомфортно…Решив забыться работой, вы включаете настольную лампу и лишь через минуту осознаете, что отбрасываемый ею круг света сантиметров на пять не дотягивается до края клавиатуры компьютера. Всегда дотягивался, а сейчас не дотягивается! Наверное, уборщица подвинула… Вы тянете лампу на себя, а она ни с места. Вам не лень посмотреть, что там с проводом, за что зацепился, но провод как провод, все нормально. Но ведь раньше дотягивался! Положительно, надо успокоиться, отвлечься, и вы включаете радио. Включаете, а шкала еле теплится, и это при том, что вы лишь два дня назад заменили батарейки! Надо проверить. Вы открываете крышку – те самые, та же марка… «Пора лечиться!» – думаете вы. Хотя бы денек полежать дома, успокоиться, переждать «черную полосу» непоняток и невезения.Вы придвигаете к себе лист бумаги, чтобы написать заявление по инстанции с нижайшей просьбой отпустить вас домой для кратковременного отдыха. А ручка не пишет! Новенький «паркер», который производители называют «вечным»! Как из него могли испариться чернила? И все же заявление написано, и вы отпущены с работы.Во дворе вас ждет автомобиль. На лобовом стекле дворником прижата бумажка. На ней написано: «Еще раз встанешь на мое место – пропорю шины».Вы оглядываетесь в недоумении. Чье место? Какое место? Да здесь сколько хочешь места! Кому помешал ваш маленький скромный автомобильчик? Находясь в полном раздрае, вы заводите автомобиль, трогаетесь с места и понимаете, что одно из колес спущено.Кое-как добравшись до дома, вы падаете на диван, хватаете лучшее средство для поднятия настроения – любимого «Золотого теленка».Книжка открывается в неуказанном месте и вы читаете: «Самое главное, – говорил Остап, прогуливаясь по просторному номеру гостиницы «Карлсбад», – это внести смятение в лагерь противника. Сделать это не так трудно. В конце концов, люди больше всего пугаются непонятного. Я сам когда-то был мистиком-одиночкой и дошел до такого состояния, что меня можно было испугать простым финским ножом. Да, да. Побольше непонятного. Все это – суперфосфат, удобрение. Пусть поволнуется».Вы пролистываете несколько страниц, и товарищи Ильф с Петровым рассказывают вам, как Александр Иванович Корейко получил странные послания от неведомого отправителя. Сначала: «Графиня изменившимся лицом бежит пруду». Потом: «Заседание продолжается зпт миллион поцелуев». Затем: «Грузите апельсины бочках братья Карамазовы». И наконец: «Лед тронулся тчк командовать парадом буду я».Тяжкие подозрения обрушиваются на вас вместе с воспоминанием о порнопосылочке. Но вы еще не готовы поверить и снова листаете книжку. И читаете: «Так, – сказал Остап. – Все идет правильно. Клиент начинает нервничать.Сейчас он переходит от тупого недоумения к беспричинному страху. Я не сомневаюсь, что он вскакивает по ночам с постели и жалобно лепечет: «Мама, мама». Еще совсем немного, самая чепуха, последний удар кисти – и он окончательно дозреет».Все, вы дозрели. Вам все стало ясно. Кто-то вас не любит. Очень-очень.[b]Дело техники[/b]Так и есть, вы не ошиблись. Вас преследуют с горячим желанием отравить вам жизнь. Какой-то пакостник.Гад ползучий и начитанный! Это он организовал проклятую посылочку. Это он подбросил бутылку. Это он подменил батарейки и вылил чернила. Это он испортил кондиционер, спустил колесо и налепил на стекло машины дурацкую записку.Вы вскакиваете и хватаете кардиган. Так и есть, кто-то, воспользовавшись вашим отсутствием, на полсантиметра переставил одну из пуговиц. И этот же «кто-то», придя с утра пораньше, укоротил электрошнур вашей лампы.Не так-то это сложно! Но как же замок? И тут вас осеняет: этот подлец не стал засовывать в скважину спичку, он засунул туда грифель![b]Фантастика! Нет, проза жизни[/b]Но – кто? Должен же ваш враг где-то оплошать, промахнуться. Вы проводите тщательную экспертизу – вдумчиво и не торопясь, и тут перед глазами всплывает радушное лицо коллеги, возвращающего вам долг. Которого не было! Это он так покусился на вашу память! Ваше первое побуждение – немедленно отправиться на работу и впиться ногтями в лицо сослуживца (если вы женщина) или взять стул и ударить его по голове (если вы мужчина).Вы сдерживаете себя. Начальство не любит громких разборок. Отплатить мерзавцу нужно той же монетой.Вы возвращаетесь на диван и начинаете вынашивать план хитроумной мести. Мы еще посмотрим, кто кого![b]Возможны варианты[/b]Как говаривал старик Фрейд в своем толковании снов: конечно, галстук, который вам снится, это фаллический символ, но иногда это просто галстук. Отсюда вывод, который мы должны сделать, и пусть это будет предостережением тем, кто уже стал точить маникюрные ножницы, готовить кнопки и клей «Суперцемент».А вдруг? Вдруг у вас и впрямь не все в порядке с нервами? Вдруг у вас что-то вроде фобии? Вдруг на работе вас любят и ценят все поголовно, и даже в бухгалтерии? А если вам все это только кажется? Ну, тогда перекреститесь – и прямиком к невропатологу, а потом, не исключено, и к психиатру.Там с вами профессионально поговорят о мании преследования, а может быть, и о нюансах корпоративной этики.

Google newsGoogle newsGoogle news