Прожить можно до 120 лет

Прожить можно до 120 лет

Новости

Городская клиническая больница № 60 создавалась более полувека назад с вполне определенной целью – для лечения персональных пенсионеров.Москвичи знали ее как «больницу старых большевиков». Но уже довольно давно 60-я – в общем ряду московских больниц.[b]Главный врач больницы, заслуженный врач России А. М. ЛУКАШЕВ говорит:[/b]– И все же больница наша не стала обыкновенной. Она сохранила гериатрический профиль. Основной целью, как написано в уставе больницы, является «лечение лиц пожилого, старческого возраста и долгожителей».[b]– Александр Михайлович, а как проводится граница между этими возрастными группами?[/b]– Вообще-то, строго их разграничить невозможно. Но принято считать, что до 60 лет – это средний возраст. После 60 и до 75 – люди пожилые. Затем до 90 лет – старческий возраст, а дальше – долгожители.[b]– Лечение очень пожилых людей, да и просто общение с ними имеет много особенностей. Все болезни у них не «сами по себе», а на фоне других, зачастую очень серьезных, отклонений от нормы. К тому же у таких пациентов острее проявляются обидчивость, стеснительность, агрессивность. Как в больнице все это преодолевается?[/b]– Задача нашей больницы сводится к тому, чтобы принять пожилого или старого человека, разобраться в его заболеваниях, компенсировать его состояние и отправить домой.Компенсировать – потому, что не все хронические заболевания излечиваются, и это уже общепризнано. Да и сами заболевания у пожилых протекают не так, как у молодых. От самой банальной простуды до инфаркта, инсульта. Это требует совершенно иного подхода в лечении, гораздо больших затрат. И длительность лечения, и взаимоотношения между больными и персоналом другие.В больнице практически нет пациентов, которые страдали бы только одним недугом. Что первично, а что вторично, не сразу и определишь. Скажем, привезли человека с инфарктом, а у него еще и гипертония, проблемы с легкими, с желудком…Если все сразу не лечить, то и с инфарктом сложно помочь. Поэтому у нас принят изначально комплексный подход, пациентом занимаются сразу несколько врачей-специалистов.Подобное, конечно, бывает и в других больницах, но там это в порядке исключения. У нас же неукоснительное правило. И препараты применяем не только от одного заболевания, а комплексно.Если говорить о персонале, то, по большому счету, он у нас такой же, как везде. Но по опыту, по отношению к больным он в чем-то и другой. В больнице, замечу, принят кодекс общения с престарелыми. Мы и нашу молодежь в соответствующем духе воспитываем. Ведь к старикам приходится чаще подходить, нужно, например, перевернуть его, иной раз кормить с ложечки. Да и доброе слово важно. Не мной сказано, что слово лечит. Я же добавлю: реально лечит! Существенно и то, что у нас и штатное расписание не такое, как в других больницах. На одного врача, медсестру, санитарку больных приходится меньше.[b]– Осваиваются ли в больнице какие-либо новые технологии лечения? [/b]– Больница стала научной базой для некоторых кафедр Российской медицинской академии последипломного образования, Российского медицинского университета имени Н. И. Пирогова и Российского университета дружбы народов.Но я не могу похвалиться тем, что мы в больнице изобрели что-то новое, придумали необычное. Да это и не наша цель.Мы только стараемся идти в ногу со временем, быстрее вводить в практику то, что разрабатывается на кафедрах вузов, в НИИ. Мы ведь практический коллектив: должны после лечения возвращать пожилых и старых людей в нормальную жизнь, в общество, а тех, кто может, – и к работе.[b]– Люди в одном и том же возрасте бывают совершенно разными. Одному моему знакомому 85, и он уже лет 15 не выходит из дома. А был другой знакомый – известный художник. Он в 105 лет даже летал в Прагу на открытие выставки своих работ. Мы знаем, как активно сейчас работают, скажем, артист Владимир Зельдин, композитор Оскар Фельцман…[/b]– Верно, стариками, в житейском смысле этого слова, люди становятся в разном возрасте. Есть такие, что и в 50 лет умственно и физически уже старые: болезненные, дряхлые. А у других и в 80, и даже в 90 ясный ум, и физическое состояние такое, что работают немало и успешно. Здесь все очень индивидуально.Биологический возраст – понятие, которое паспортными данными не обозначишь и не определишь. И никак не «пощупаешь». Иду вот по больнице. Останавливает меня пожилая женщина. Очень живая. Поговорили. Спрашиваю: «Сколько вам лет?». 80! А такая еще, что называется, с характером игривым.[b]– Биологический возраст – термин скорее из области геронтологии? А вы – гериатр. Люди, не связанные с медициной, часто путают гериатрию и геронтологию.[/b]– Гериатрия – это наука о лечении пожилых и старых людей, долгожителей. Геронтология занимается проблемами старения, ищет пути, как прожить дольше. Почему один человек уходит из жизни сравнительно рано, а другой живет долго? Причин тут много. Есть генетическая предрасположенность. Влияют образ жизни, питание, экология, своевременное и квалифицированное оказание медицинской помощи во всех возрастах.[b]– Во всем мире признано, что население стареет. По пациентам вашей больницы это чувствуется?[/b]– Нет. Мы ведь обслуживаем не население какой-то отдельной, ограниченной территории, например, района Перово, где больница находится. Пациенты поступают со всего города. А кто-то попадает в другие больницы… Так что какие-либо заслуживающие внимания выводы в этом отношении сделать не могу.Но то, что доля пожилых становится все больше, – это бесспорно. По прогнозам, люди послепенсионного возраста через десять лет составят 20–25 процентов населения Москвы.Правда, на омоложение здесь может повлиять подъем рождаемости, который мы сейчас наблюдаем.Хотя, с другой стороны, в активную пору вступает поколение девушек, родившихся в сложное время конца 80-х – начала 90-х годов, когда был прямо-таки провал рождаемости. Конечно, государство принимает меры стимулирования рождаемости, но пока не ясно, какой будет отдача от всего этого.[b]– Между тем, достигнув 60–70 лет, люди живут дольше. Все чаще видишь активных 80-летних и уже не удивляешься.[/b]– Конечно. Заметно повышается качество жизни пожилых. Лучше стало медицинское обслуживание людей старшего возраста. В нашей больнице, например, за десять лет летальность снизилась почти в три раза! При тех же возрастных категориях больных и аналогичных заболеваниях. Говорю об этом не для того, чтобы вы увидели, какие мы эффективные. Такова тенденция. Несмотря на все упущения, просчеты, недостатки.Повысилась у нас в стране и продолжительность жизни. Правда, от развитых стран мы по-прежнему сильно отстаем.Почему? Главным образом из-за большой смертности людей в наиболее активном, работоспособном возрасте. Например, только на дорогах у нас гибнут 30 тысяч человек в год. Переломить ситуацию никак не удается.[b]– Есть много рецептов долгой жизни. Хотя и так ясно: нужно отказаться от алкоголя, табака, не есть соленого, жареного, жирного, закаляться, не попадать в стрессовые ситуации и т.д. По телевидению долго шла и была очень популярной передача с участием Г. Малахова…[/b]– Геннадий Петрович Малахов, мне кажется, очень умный человек. Он систематизировал большое количество народных рецептов, часто выработанных и отобранных на протяжении десятилетий и веков. Немало толковых книг написал. Дает абсолютно здравые советы. И по гимнастике, и по физкультуре, и по здоровому образу жизни. По полезным продуктам – фруктам, орехам, семечкам, меду… Называю то, что сейчас вспомнил. Все замечательно, умело систематизировано, облечено в увлекательную форму.И комментарии врачей-специалистов к советам Малахова, его методам лечения были грамотно выстроены.Иначе говоря, мы имели полезную, увлекательную, поучительную телепередачу для всей семьи. Вреда от нее, на мой взгляд, никакого. Почему ее закрыли, не знаю.[b]– У меня такое впечатление: все уже давно знают, что нужно сделать, чтобы прожить подольше. Но мало кто хоть что-то для этого предпринимает. Да, мы зачастую ленивы, слабохарактерны, непоследовательны. Но власти, государство не могут себе позволить быть таковыми. Скажем, никто не спорит с тем, что курение смертельно опасно и с ним нужно бороться. В некоторых странах за это взялись очень решительно. А у нас все пока ограничивается уговорами.[/b]– Вы абсолютно правы. Не знаю, какие меры должны быть приняты, я не специалист в этом деле. Но в нашей больнице курить категорически запрещено и персоналу, и больным. Такое требование определено не «моим хотением», а Законом РФ, по которому в учреждениях здравоохранения курить нельзя.Государство тут слабый пример подает. Вводит какие-то мало действенные ограничения на продажу курева. А места, где якобы запрещено курить, на пальцах можно сосчитать. И практически везде за это не наказывают. То же могу сказать и об алкоголе.Будь моя воля, я бы объявил в стране открытую войну табаку и алкоголю.[b]– Александр Михайлович, вернемся к делам больничным. Гипотетический вопрос: что вы бы сделали в первую очередь, если бы не было привычных бюджетных ограничений?[/b]– Вопрос, достаточно ли денег, всегда немного щепетилен. Если бы ограничений не было, я попросту бы с ума сошел, все бы думал, на что их потратить.Катастрофических проблем у нас, слава богу, нет. Сегодняшние потребности больницы, в принципе, удовлетворены.В первую очередь я бы обратил внимание на состояние помещений, в которых наши больные проводят недели, месяцы, а то и годы. Мы недавно реконструировали один из больничных корпусов. Такие семиэтажки имеются почти во всех московских больницах.Теперь здесь все удобства в палатах. Сами палаты – одно-, двух- и максимум трехместные. Мы обязаны создавать людям достойные условия. И хотя это требует больших капиталовложений, игра стоит свеч. Если не будет у больных стрессов, они скорее пойдут на поправку. Скажутся такие улучшения и на продолжительности жизни.[b]– Помните, был такой киевский академик А. А. Богомолец? Он занимался проблемами долголетия и привлек внимание Сталина, который, похоже, надеялся прожить лет до ста. Но Богомолец ожиданий вождя не оправдал. Сам умер в 1946 году, прожив только 65 лет. Так вот, он утверждал, что «срок человеческой жизни можно естественным образом продлить до 150 лет». Этот прогноз и теперь остается в силе?[/b]– Разные цифры называют сегодня. Богомолец назвал такую продолжительность жизни, мне кажется, не столько из научно обоснованных соображений, а по политическим мотивам. Возможно, в угоду тому же Сталину. Сейчас чаще говорят о 120 годах как о биологическом возрасте, доступном человеку. Авторитетные специалисты называют именно эту цифру. Так что прожить 120 лет, вероятно, можно. Если, конечно, будут благоприятны внешние обстоятельства, да и сам человек себе не помешает.

Google newsGoogle newsGoogle news