втр 22 октября 05:06
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Страна непуганых фармацевтов

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Страна непуганых фармацевтов

Как обуздать ценовой беспредел в наших аптеках?

[b]Мифы и факты [/b] [i]В Интернете есть полезный сайт www.mosmed.ru. Набрал название требуемого лекарства — услужливая Паутина тут же выводит список московских аптек, где препарат в данный момент имеется в продаже. Справа — розничная цена. Усидчивость плюс начальные познания в статистике — и готово исследование, опровергающее многие устойчивые заблуждения о ценах на лекарства в нашем городе. Скажем сразу: мы изучали ценовую ситуацию 13 лекарств разных групп и направлений, подавляющее большинство которых входит в так называемый обязательный минздравовский список. Препараты-аналоги каждого такого лекарства должны присутствовать в аптеке всегда, при этом в соответствии с октябрьским распоряжением премьера московского правительства совокупная посредническо-торговая надбавка для данных препаратов не может превышать 25 процентов от оптовой цены.[/i] [b]Миф 1. Лекарства в Москве очень дорогие [/b] То есть недешевой продукции в городе, конечно, хватает. Но посудите сами: разве 12 руб. 60 коп. за упаковку аминалона (препарат от атеросклероза) в аптечном пункте в поликлинике РАМН — деньги по сравнению с 90 руб. 50 коп. за ту же самую упаковку в аптеке № 89 «Измайловская»? Или 14 рублей за 10 ампул сульфата гентамицина (противомикробное средство) в аптеке № 254 «Симплекс» — дорого, если то же самое вещество в аптеке № 323 «Валидус» стоит 62 рубля с полтиной? Но рекордсмен в нашем списке — препарат под названием атенобене (назначают при стенокардии и тахикардии). Почувствуйте разницу: в «Сабурове» он стоит 8 руб. 84 коп., а в 35-й аптеке ООО «Мультифарма» — ровно 109 рублей. Минимальный же коэффициент ценового разброса составил полтора. «Повезло» пентоксифиллину — спазмолитику, который… не входит в «обязательный» список. [b]Миф 2. Самые дорогие лекарства в Москве — импортные [/b] Лишь в пяти случаях из тринадцати верхние строчки ценового рейтинга остались за иностранной продукцией. Причем Германия, Словения и Польша отличились по разу, Болгария набрала два очка. Остальная дороговизна произведена в родном Отечестве. Правда, что касается самых дешевых аптек по конкретным лекарствам, здесь перевес России, как и ожидалось, внушительнее. Только для словенского ранитидина (подавитель желудочной секреции — 11,70 в гомеопатической аптеке № 1 «Цикламен») и польского сальбутамола (стимулятор нервных окончаний — 19,30 в поликлинике РАМН) не нашлось приемлемого российского аналога. Кстати, самые дорогие лекарства по этим же позициям принадлежат также загранице: соответственно 124 рубля в «Фиалке» возле метро «Сходненская» (производства Болгарии) и 93 рубля в аптеке № 1 «Фармимэкс» (из… той же Польши). [b]Миф 3. Частные аптеки — дорогие, государственные — дешевые [/b] Аптечные списки для каждого из 13 лекарств мы расположили в порядке возрастания розничной цены. Затем мы посчитали, сколько раз конкретная аптека встречается в «дорогих» и «дешевых» списках. В «дорогой» части «конкурса» удалось выделить по крайней мере четыре четких лидера. Вне конкуренции упоминавшаяся аптека объединения «Фармимэкс» на Профсоюзной улице: 7 попаданий из 13. «Серебро» — за 23-й аптекой под названием «У Красных ворот»: 5 попаданий. «Бронзу» разделили «На Дежнева» и ТОО «Целительница» — по 4 очка. Все названные предприятия акционированы, при этом значительная доля акций «Фармимэкса», учрежденного бывшими чиновниками союзного Минздрава, принадлежит государству. А вот в «дешевых» списках ситуация другая. Можно сказать, что дешевых аптек в чистом виде в нашем городе не существует: если какое-то лекарство где-то вдруг стоит недорого, то на остальных препаратах учреждение, как правило, отыгрывается. Всего таких аптек три, не считая организации со странным названием «Аптечный пункт КССП КБ 6»: одна государственная (2я аптека предприятия «Фармакоптево») и две частные — 195-я «Тушинская» и «Аптека в Жулебино». Последняя — держитесь крепче — учреждена… объединением «Фармимэкс». Отсюда следует еще один интересный вывод: государственные и муниципальные аптеки отнюдь не доминируют в списке самых дешевых. В массе своей они плавают где-то посередине ценового рейтинга. По ним хорошо отслеживать усредненный ценовой индекс лекарств в Москве. Но для потребителя эти предприятия — далеко не самые выгодные. [b]Миф 4. Цены на лекарства устаканились [/b] С помощью принятого в статистике математического алгоритма, описывать который здесь нам кажется лишним, мы оценили среднюю стоимость каждого из 13 препаратов в московских аптеках с интервалом в три с половиной недели: 12 марта и 6 апреля. Некоторые лекарства за это время подешевели, хотя и незначительно. Серьезно подорожали кетотифен (противоаллергическое средство), пирацетам (назначают при нервных расстройствах), ибупрофен (противовоспалительное средство), пентоксифиллин, сульфат гентамицина (примерно на 14, 16, 20, 23 и 30 процентов соответственно). И почти вдвое прибавил в цене ранитидин (лечит язву желудка — с 28 рублей до 55,5 рубля за упаковку). Усредненное же значение относительного роста цен по всем 13 лекарствам составило 16 процентов. Для сравнения: доллар за то же самое время прибавил в весе 9 процентов. Итак, статистика помогает выделить скрытые от поверхностного взгляда интересные рыночные тенденции. Однако она не отвечает на главный вопрос [b]— Где накрутка зарыта? [/b] На пути от производителя к потребителю лекарство проходит через нескольких субъектов рынка: региональных дистрибьюторов, торговых посредников, аптечных фармацевтов. Кому-то может показаться, что именно такая длинная цепочка приводит к дороговизне лекарств. Но это заключение, если иметь в виду столичный фармацевтический рынок, справедливо лишь в секторе импорта. Дело в том, что вышеупомянутые предельные надбавки отсчитываются от оптовой цены поставщика. А для заграничных лекарств ведомственная инструкция предписывает в качестве таковой считать цену, заявляемую импортером. Теоретически импортер может на этом этапе накрутить хоть 200 процентов прибыли — никакая ценовая инспекция не придерется. Именно так складывается цена в 300—400 рублей за 20 таблеток «Зовиракса» от «Глаксо Велком» при оптовой цене полного российского аналога этого препарата «Ацикловир» в 113 рублей. Что же касается остальных звеньев торговой цепочки, супернакрутки там отсутствуют. Серьезных дистрибьюторов в Москве хоть и не слишком много (десять), но все же достаточно, чтоб избавиться от монополизма. Кроме того, фирмы это известные, с многолетней историей и солидной репутацией не только в нашей стране, но и за рубежом. Посредники в обычном понимании этого слова в столице просто отсутствуют. Их роль выполняют два государственных склада: Центральный аптечный № 1 и «Фармакоптево». Я был на втором и готов совершенно искренне заявить: за тот уровень сервиса и профессионализма, что достигнут на «Фармакоптеве», этому предприятию можно простить даже 50-процентную рентабельность. За пять лет финансовой самостоятельности склад целиком на свои деньги переоборудовал помещения и транспортеры, наладил компьютерный учет, создал собственный автопарк, поставляет лекарства по заявкам аптек в течение двух часов в любое время суток. Можно, конечно, упрекнуть «Фармакоптево» за отделанную мрамором переговорную комнату с мебелью орехового дерева и модными акварелями или, скажем, за то, что персонал не нищенствует, а получает среднюю зарплату почти в две тысячи рублей. Но, во-первых, финансовых нарушений в «Фармакоптеве» не обнаружила даже налоговая полиция, с наскока арестовавшая было все активы предприятия. А во-вторых, хоть «Фармакоптево» и должно многим дистрибьюторам, дебиторская задолженность у него тоже колоссальная. Например, 29, 112, 215, 282 и 301я аптеки не перечисляли денег складу уже… год. А склад их заявки, между прочим, и сейчас выполняет как ни в чем не бывало. Остается розничное звено — аптеки. Ни в одной аптеке вы не найдете превышения вышеназванных лимитов надбавок для препаратов из «обязательного» списка: директору неохота терять работу и платить административные штрафы. Для многих лекарств, как показывает наше исследование, торговая наценка даже меньше допустимой. Итак, формальные претензии предъявить не к кому. Но… [b]Почему же цены так сильно разнятся? [/b] Недалеко от Таганки располагается флагман столичной фармацевтической индустрии — федеральное производственное объединение «Мосхимфармпрепараты» им. Семашко. Объединение сейчас изготовляет 177 наименований готовых фармсредств. Вместе с главным инженером Анатолием Григорьевым мы посмотрели по компьютеру поставки товара в произвольный день — 17 февраля. Из множества отгруженных партий только три взяли фирмы, зарегистрированные в Москве: «Фармакоптево», ЗАО «ТЕСК» и корпорация «Фарминдустрия». Отчего же Москва пренебрегает земляками-производителями? Может, лекарства в «Мосхимфармпрепаратах» слишком дорогие? Для 13 лекарств из нашего набора мы посмотрели, во сколько раз максимальная обнаруженная в столичных аптеках розничная цена выше отпускной на объединении им. Семашко. Представленные в следующей таблице результаты ошеломляют. Это уже какой-то сюрреализм от фармацевтики: торговые организации, выполняя все ценовые правила, законы и инструкции, умудряются продавать лекарства вдесятеро дороже по сравнению с отпускной ценой предприятия, которое стабильно работает в том же самом городе! Объединение им. Семашко, кстати, открывает у себя на Таганке аптечный киоск, где собирается торговать с минимальными надбавками к своей отпускной цене. Грядущее столпотворение прогнозировать нетрудно. Почему так происходит? Я попытался выяснить это у руководителей столичного фармацевтического управления. Ответ был формальным: аптеки — учреждения самостоятельные, вправе определять и цену, и поставщика, но если ими руководят умные менеджеры — прибыль они будут извлекать не из лихих накруток, а из оборота. Теоретически все так. Но на практике ум аптечных менеджеров работает в прямо противоположном направлении. На «Акрихине» 3 года назад склады ломились от ранитидина и упомянутого ацикловира — не из-за дороговизны, а потому, что они, наоборот, стоили на порядок дешевле глаксовэлкомовских зовиракса и зонтака. Но вот «Акрихин» поднял отпускные цены впятеро — завалы стали потихоньку разгребаться. Механизм оказался прост! Сколько аптека получит от розничной продажи, если один производитель предлагает лекарство за рубль, а другой — за червонец? В первом случае — копейки (помните про предельные надбавки?), во втором — ровно вдесятеро больше. Покупатель, конечно, вправе проголосовать ногами и пойти туда, где цена — рубль. Но скажите, часто ли вы в поисках лекарств (которые, как правило, бывают нужны срочно) залезали в Интернет? Или хотя бы обзванивали пару десятков аптек, интересуясь ценой? Все проще и грубее: есть — купил, нет — идешь в соседнюю аптеку и ходишь до тех пор, пока не повезет. Когда на весах жизнь, о цене подчас не задумываются! А производители… У них, конечно, свои трудности. За десять таблеток обыкновенного анальгина Усолье-Сибирское просит 65 копеек (в эту сумму входит и транспортировка в любую точку страны), питерский «Октябрь» — 98 копеек, курские «Лексредства» — 1 рубль 2 копейки, а «Московская фармфабрика» в Коптеве, через забор от «Фармакоптева» — 1 рубль 20 копеек! Государственное «Фармакоптево», между прочим, соседями пренебрегает и закупает усоль-сибирский анальгин. Но какое же искушение среди частных фирм порождает такой разброс! Я спросил директоров «Фармимэкса» и «У Красных ворот», отчего они не берут у поставщиков дешевые лекарства. Ответы совпали: там, где дешево, просят предоплату, а у нас свободных денег нет — вот и приходится брать втридорога, но с отсрочкой платежа, чтоб успеть «отбить» накладные расходы. Да и искать дешевизну подчас времени нет — обязательный ассортимент он на то и обязательный, что должен всегда на прилавке присутствовать, и если лекарство хоть на день исчезнет из продажи — неприятностей не оберешься. Кивали «дорогие» директора на непросвещенного потребителя: мол, бабульки пошли привередливые, просят исключительно немецкие и американские лекарства, а от наших нос воротят. Ой ли. Позвонил я и в «Жулебино». Там своей относительной дешевизне также нашли логичное объяснение: много конкурентов в одном районе — раз, большие обороты позволяют покупать товар с предоплатой — два. Увы, мы не в состоянии полностью объяснить гигантские коэффициенты в вышеприведенной таблице. Возможно, это тема для исследования если не прокуратуры, то Конфедерации обществ потребителей. Однако общая линия более или менее прослеживается. Неограниченная накрутка к импортным лекарствам в оптовом звене выступает катализатором разгона отпускных цен на некоторых российских предприятиях (как же, мол, так, какие-то дистрибьюторы имеют потрясающие доходы, а мы чем хуже?!). Далее начинают играть всевозможные «ножницы»: одни заводы поднимают цены быстрее, другие медленнее; одни аптеки берут лекарства у поставщиков-спекулянтов, другие — напрямую, третьи вообще живут на старых дешевых запасах… Самое печальное, что с точки зрения инструкций и норм игра проходит легально, никто законов не нарушает. В итоге —колоссальный спектр цен на одно и то же лекарство. Каждый торговец вам объяснит, почему он продает средство именно за столько-то, а не рублем дороже или дешевле, но не сумеет ответить, отчего у конкурента товар отличается в цене впятеро! Ситуация, между прочим, очень характерна для некоторого переходного процесса, когда цены бесятся. Однако переходный период в фармацевтике слишком затянулся. Отечественные игроки никак не хотят понять того, что им никогда не догнать дистрибьюторов-импортеров. Даже когда наше лекарство становится дороже зарубежного (во многих случаях это уже произошло), государство забирает свое через налоги и у производителя, и у торговца, и у потребителя — а у импортера норма прибыли, повторяем, сво-бод-на-я. Сейчас федеральное правительство предпринимает меры, которые должны приструнить искателей длинного фармацевтического рубля. С одной стороны, на общероссийском уровне разрабатывается шкала дифференцированных надбавок для аптечной сети. Чем дороже лекарство — тем меньший процент может составлять накрутка. С другой стороны, производителей обяжут регистрировать отпускные цены в Минздраве, причем в течение следующего квартала заводы не смогут превышать заявленную заранее цену. Последняя мера, впрочем, — скорее психологическая, ведь лимитировать цены при регистрации Минздрав не намерен. Однако на самом деле Россия будет оставаться страной непуганых аптекарей до тех пор, пока снова нормально не заработает национальное фармацевтическое производство. Именно это надо понять премьерам, министрам, руководителям департаментов и управлений. [b]Из досье «ВМ». [/b] [i]В 1997 году объем национального рынка лекарственных средств составил 3,2 млрд. долларов, в 1998 году — 2,2 миллиарда долларов. В этом году прогнозируется дальнейшее падение рынка до 1,5 миллиарда долларов.[/i] [b]Из досье «ВМ». [/b] [i]Из 13 тысяч наименований лекарственных препаратов, реализуемых в нашей стране, лишь четверть производится в России. Отечественное производство субстанции — активной составляющей лекарств — за 10 лет снизилось с 217 тыс. тонн до 5,5 тыс. тонн в год. Из досье «ВМ». По состоянию на 1 декабря прошлого года в городе действовало 1639 розничных аптечных предприятий, в том числе 616 аптек (из них 351 муниципальная и государственная), 520 аптечных пунктов, 503 аптечных киоска.[/i]

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало