Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Бодипозитив в СССР

Бодипозитив в СССР

Смертельная еда

Смертельная еда

Волшебные места Москвы

Волшебные места Москвы

Советское детство: игры во дворе

Советское детство: игры во дворе

Опасные маршруты

Опасные маршруты

Маньяки СССР

Маньяки СССР

Русская муза Сальвадора Дали

Русская муза Сальвадора Дали

Почему русский человек так хочет убежать из Раши.Заметки отдыхающего. Часть 3. Во всем виновата водка

Сюжет: 

«Горячее лето - 2012»
Общество
Почему русский человек так хочет убежать из Раши.Заметки отдыхающего. Часть 3. Во всем виновата водка
/ Фото: «Вечерняя Москва», Алексей Белянчев
Ничто так не объединяет всех нас в одну стаю - богатых и бедных, поживших и не очень - как выпивка. Тем более, вдали от Родины, в состоянии постоянного кайфа от двух недель выпавшего отпуска. Но и ничто другое нас так не отделяет ото всего остального мира. Потому, что выпивка по-нашему – это подвиг. Это поступок и одновременно преступление.

Поступок - потому, что никто другой не может так пить водку. С остервенением и гордостью, что в отдельно взятый желудок столько может войти. Преступление – потому, что ничто так не подменяет еще десять минут назад знакомого человека, как «литр выпитой». И ничто другое не делает доброго – злым, молчаливого – надоедливым, умного – глупцом.

Здесь, на берегу Средиземного моря нас тоже долго не понимали. И боялись. Ведь мы – инопланетяне. Мы – дикие звери с неведомой планеты, куда без крайней необходимости полететь можно только по невероятной нужде, от запредельной скуки или в поисках экстрима.

Отчего же все так?

Если понаблюдать за европейцами, оккупировавшими мой отель, то, на первый взгляд, мы ничем не отличаемся. В ресторанчике отеля во время завтрака нет-нет, да и объявится «кривой» забугорный персонаж, нервно озирающийся по сторонам и пытающийся найти заветную стойку с «кавой»: похмельем здесь мучаются без исключения все. Испанцы, понимая отпускное утреннее бессилие, как истинные гуманисты, специально выставляют «лекарство», которым, по многовековой каталонской традиции, является «кава» - местное игристое, по привычке называемое нами «шампанским». Причем «кава» дает фору всем, попробованным мною, утренним освежающим рецептам возвращения к жизни. От него не соловеешь, как от пива. Не становишься вновь пьяным, как от водки. Не звереешь от изжоги и поноса, как после двух пакетов кефира «Простоквашино».

Вообще, «каву» с утра нужно пить, одевшись в хороший костюм: человек в «Брионии» вызовет зависть, даже когда руки его еле-еле проводят стыковку горлышка «Анны Кодорню» с ослепительной чистоты фужером. Сразу всплывает в памяти персонаж Анатолия Папанова из «Бриллиантовой руки», назидавший Гену Козодоева фразой: «С утра шампанское пьют либо аристократы, либо дегенераты». Так вот, костюм «от Брионии» обманывает отдыхающих: по взглядам видно - все начинают думать, что ты здесь «по делам».

Так почему же мы – другие?

Если задуматься, во всем виновата водка.

Что такое идеальная водка? Это не утонченное вино с ягодным или фруктовым ароматами. И не ирландский виски, оставляющий на деснах оттенки вкуса дубовой коры. Идеальная водка - это замороженная почти до нуля градусов жидкость без цвета, запаха и вкуса. Попробуйте мне возразить! Ведь садимся за стол и думаем: хорошо бы сейчас ее, милую. Стопочку! Да прям из морозилочки! Да чтоб слеза по граням стопарика сползла! А потом выдохнуть весь воздух из легких, да залпом!!! И сверху малосольный огурчик, чтоб только он на языке и остался! А потом побыстрее повторить, пока бутылка запотела. Чтоб между первой и второй – пуля не пролетела!!! Да и тост, в идеале, должен быть по Михалычу-Булдакову: коротким, как выстрел!

Да мы же так и живем!!!

В невероятных скоростях, без остановок и пауз. Часто, без так нужных друг другу слов. Навылет! Не щадя себя и никого вокруг. Как будто жизней будет много, и все еще увидим и успеем.

Весь остальной мир о многом догадывается, но все равно нас не понимает.

«Они» водку пьют, как положено пить коньяк или виски: маленькими глотками, смакуя и «после еды».

А пить-то ее, родную, нужно «во время». Как вино. Только иначе, без поиска вкусовых и фруктово-виноградных оттенков. Просто, чтобы спастись от холодной зимы, плохих людей и дурных мыслей.

Что водка – это по своей гастрономической сути «вино», понимали наши дореволюционные предки. Недаром настоящая русская «Смирновская» значилась на этикетке «столовым вином номер 20»!

А все остальные люди мира – другие. Потому, что их крепкие напитки пьются исключительно как дайжестив - после выпитого вина и съеденного обеда.

Потому, что большинство «из них» не спешат так бездарно прожить свою жизнь. Потому, что настоящий производитель классного вина и бренди все время ищет и экспериментирует, ставя на первое место вкус, и лишь на второе - количество своего продукта. Потому, что никакие фильтры и химия пока не в состоянии подменить особенности выросшего в определенной местности винограда, тонкости его брожения и количество вложенной в забродивший урожай души.

После ежедневного потребления «красненького» случаются пьяницы. После водки – алкоголики. Алкоголики сразу превращаются в дураков. Которые, в свою очередь, строят кривые дома и плохие дороги… Которые перестают любить все, кроме себя и водки.

К счастью, здесь уже много понявших эту разницу соотечественников. И мы, пусть медленно, но находим общий язык со всем остальным миром. И мир, потихоньку, но открывает нас. Уже других русских…

 

Читайте также

Почему русский человек так хочет убежать из Раши. Заметки отдыхающего. Часть 1. За нами – Москва. Вчера, улетая в отпуск, я снова попал в "Домодедово". (читайте дальше...)

Почему русский человек так хочет убежать из Раши. Заметки отдыхающего. Часть 2. Чего изволите… По нашим меркам, Иван Тосас – неудачник. (читайте дальше...)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse