Главное
Карта событий
Смотреть карту

Прости — не знаю, за что

Сюжет: 

Масленица
Общество
Прости — не знаю, за что
/ Фото: «Вечерняя Москва»
В это воскресенье (17 марта) будет много звонков с одинаковыми словами. Прощеное воскресенье стало у нас популярным. И хотя этот день — последний перед Великим постом, в том и смысл его, но постящихся сейчас гораздо меньше, чем просящих прощения и прощающих.

Понятное дело. Поститься семь недель все-таки непросто. А совершить положенный ритуал в Прощеное воскресенье даже приятно и весело. Во всяком случае, так чаще всего бывает.

— Прости, если чем обидел.

— И ты меня прости, если что не так.

Есть, правда, и более продвинутый вариант ответа:

— Да простит тебя Бог, как и я прощаю.

Но сути это не меняет. Обменялись прощениями-любезностями и остались друг другом довольны. Ведь серьезного, может быть, болезненного, но в итоге очищающего выяснения отношений за этими словами, как правило, не стоит. Случаются, впрочем, и накладки. В прошлом году один приятель пожаловался мне на другого, с которым долгое время пребывал в размолвке, а в Прощеное воскресенье решил наладить отношения — раз уж день такой.

— Представляешь, — рассказывает, — звоню ему и говорю: прости меня, конечно, хотя обижаться тебе было не на что. А он мне в ответ такое выдал, что теперь пусть сам извиняется. Ну вот как с такими можно по-хорошему?! Такое, конечно, может случиться не только в Прощеное воскресенье. И в обычное время формальное извинение из разряда «прости — не знаю, за что» способно обидеть куда сильнее, чем сама первоначальная обида. Ведь если человек не понял, чем обидел другого, значит, это было вовсе не случайно, не сгоряча.

Но в Прощеное воскресенье таких ритуальных просьб о прощении звучит особенно много. Нет за ними духовной работы, спасительного самокопания. Нет отчаянной решимости действительно признать себя виноватым.

Тогда что же все это — профанация, мода? Не все, оказывается, так просто. Недавно мы говорили об этом с архиепископом Егорьевским Марком.

— Конечно, в идеале покаяние должно быть сознательным, — сказал владыка. — А просьба о прощении и есть часть покаяния. Но нередко люди, даже приходя на исповедь, говорят очень неуверенно: каюсь, может, обидел кого или грубое слово сказал. Это значит, что они не следят за собой, не дают отчета о своем поведении. Я бы сказал, проявляют условную адекватность. Ведь осознание своих грехов — это начало пути к спасению души. Впрочем, если даже человек не понимает, чем он обидел другого, но просит прощения, это все-таки хорошо. Таким может стать первый шаг. Во всяком случае, человек хотя бы допускает мысль, что мог поступить неправильно. А вот хуже всего, когда он убежден в своей непогрешимости.

И то, что в Прощеное воскресенье многие извиняются друг перед другом, просто потому что это модно, владыку Марка тоже не смущает.

— Наша жизнь сейчас так сильно пронизана злом и грехом, — сказал он, — что чем больше будет в нее входить прощения и покаяния, пусть даже в такой форме, тем лучше. Для многих это может стать началом исправления. Дай Бог, чтобы это стало модным.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты