Братство по крови — это навсегда
Фото: «Вечерняя Москва»

Братство по крови — это навсегда

Общество
Наша армия 25 лет назад ушла из Афганистана. С 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года в войсках, находившихся на территории Демократической Республики Афганистан, прошли военную службу 620 000 советских солдат и офицеров. Все они навсегда породнены войной.

Каждому поколению выпадает своя война, и тот, кто ее прошел, потом несет в себе память о страшных днях, как о самых честных в жизни.

Есть ты, и есть смерть — она всегда рядом. Выживешь или погибнешь, зависит от тебя и еще от тех, кто рядом, кто прикроет тебя огнем и поделится последним глотком воды. Потому так свято боевое братство, где погоны солдата-однополчанина ценятся выше погон полковника, не нюхавшего пороха...

…Несколько лет назад в поселке Федотовка под Новороссийском офицер запаса Аркадий Егоров поставил памятник 28 погибшим в незнаменитом сражении Великой Отечественной войны десантникам.

Аркадий воевал в Афганистане, Нагорном Карабахе, Абхазии, Чечне, Боснии и Герцеговине. В 1995 году, на первой чеченской войне, подполковник Воздушно-десантных войск Егоров брал Шатой и Ведено. Он был первым (и, возможно, единственным) российским офицером, который отдал чеченской матери захваченного в плен раненого сына-боевика.

Как-то не было пленных с обеих сторон в 1995-м, вырезали их, добивали. Шамиль Басаев передал ему тогда письмо: «Кафир (неверный, немусульманин), ты был пятнадцатым в моем личном списке на уничтожение, но теперь я тебя прощаю». Шамиля с его «прощением» Егоров «послал» далеко и силами опергруппы 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии очистил от басаевских отрядов Аргунское ущелье до границы с Грузией.

После Чечни Аркадий, заместитель командира полка, ждал нового назначения. Но полк ему не дали. Случилось ЧП. Виноват был офицер, подчиненный Егорова. Но подполковник взял вину на себя. Начальство разобралось привычно: непричастных наградили, невиновных наказали… Егоров обиделся и ушел на гражданку.

О гибели в 1943-м под Новороссийском солдат 31-го отдельного фронтового авиадесантного полка подполковник запаса, руководитель ветеранской организации Аркадий Егоров узнал случайно. Да и мало кто об этом знал: прославленные наши маршалы и генералы после войны написали мемуары, в которых неудачные сражения не описаны. А солдаты погибали, боев не выбирая.

Была провальная военная операция. Чтобы отвлечь силы немцев от нашего десанта в Крыму, советское командование бросило отвлекающие десанты в Новороссийск и в поселок Южная Озерейка. Немцы узнали, где будет высадка. То ли кто-то предал, то ли разведка у врага хорошо сработала. На Малой земле в Новороссийске наши зацепились, а другие десантные группы немцы уничтожили.

Егоров искал средства на памятник повсюду. Не дали денег ни власти, ни коммерсанты, ни многочисленные фонды помощи и поддержки ветеранов, которые реально окормляют только своих основателей и сотрудников. Деньги — по тысяче, по пятьсот, по сто рублей — собрали воевавшие в Афганистане и Чечне солдаты и офицеры, люди большей частью небогатые. Из Москвы присылали почтовыми переводами, из Питера, Сибири и Поволжья. И свои Егоров вложил.

Погибших в провалившейся боевой операции 1943 года десантников, чьи кости прикопали в воронке от бомбы больше шестидесяти лет назад, наконец-то перезахоронили как героев.

Боевое братство шире строя взвода или полка, оно выходит за пределы войн и времен. В этом его сила и в этом надежда, что связь поколений у нас никогда не прервется.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Советский повар устранил афганского диктатора

В феврале исполнится 25 лет с тех пор, как советские войска покинули Афганистан.

Одна из самых интригующих тайн того времени связана с началом военного вторжения. Ему предшествовала цепь трагических событий в Кабуле: сначала апрельский переворот 1978 года, затем свержение нового афганского лидера Тараки его соратником Амином.

Узнав о злодейском убийстве Тараки, Брежнев вышел из себя.

— Какая-то нехорошая история, — говорил он, обращаясь к членам политбюро. — Мы всего месяц назад принимали здесь товарища Тараки, обнимались с ним, обещали ему поддержку и защиту, а какой-то авантюрист его раз — и придушил. Выходит, слова генерального секретаря ЦК КПСС — это пустой звук.

Леонид Ильич той осенью чувствовал себя неважно. Врачи рекомендовали ему избегать нагрузок. И вот — на тебе, эта неприятная история в Кабуле.

— Юра, — с упреком обращался он к Андропову, — ты же обещал, что ни один волос не упадет с головы товарища Тараки. Ты мне можешь объяснить, отчего так произошло? — Недооценили мы этого Амина, Леонид Ильич, — виновато оправдывался председатель КГБ. — Переиграл нас. (читайте далее...)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news