Патриот и идиот - это не синонимы
Фото: «Вечерняя Москва»

Патриот и идиот - это не синонимы

Общество
23 февраля — День защитника Отечества. Этот день часто переименовывают, но, несмотря на все коллизии, он вошел в узкое число не тех парадных мероприятий, которые отдают чиновничьим волеизъявлением. Нет, 23 февраля - среди праздников, которые стали по-настоящему народными и не нуждаются в газетном напоминании.

И не важно, что праздник не стал красным днем календаря. Может быть, правильно, что он не объявлен выходным, потому что это был бы нонсенс. Разве у защитника отечества бывают выходные? Конечно, 23 февраля традиционно окрашено в гендерные тона, это мужской день, хотя высокий титул защитника отечества с полным правом относится к женщинам. Во-первых, в армии их становится все больше. Во-вторых, кадровый состав ВПК, без которого армия была бы безоружна, наполовину сформирован из прекрасного пола. Мне кажется, всех, кто, вне зависимости от гендерной принадлежности, отмечает 23 февраля, отличает одно общее качество. Это любовь к Отечеству, патриотическое чувство, хотя, конечно, оно не должно ослеплять, но предполагает ясный рассудок.

Многие достойные люди избегают говорить о патриотизме, и это к лучшему. Потому что громко возвещающий о своем патриотизме человек вызывает скорее подозрение, чем доверие. Это слишком интимное чувство. У писателя и фронтовика Виктора Астафьева есть замечательные слова: «Если у человека нет матери, нет отца, но есть Родина - он ещё не сирота. Всё проходит: любовь, горечь утрат, даже боль от ран проходит, но никогда - никогда не проходит и не гаснет тоска по Родине».

Нет ни одного государства в мире, за исключением Ватикана, где не занимались бы воспитанием в гражданах патриотических настроений. Государство может жить без национальной валюты и даже без национальной армии, но без патриотизма никак не выстоит. В России понятие патриотизма было впервые сформулировано Петром, при котором государство обрело современные черты. Накануне Полтавского сражения царь обратился к воинству: «Вот пришел час, когда решается судьба Отечества. Не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство». Умри, лучше не скажешь.

Задумаемся, какие черты позволяют причислить человека к благородному сословию защитников? Конечно, не ружье и не котелок с чаем. Защитник заботится сначала об общем благе, потом вспоминает о своем кармане. Защитник не нарушает закон, не идет против совести, не подчиняется прохвостам, выводит на чистую воду аферистов и мошенников, в каком бы пурпурном облачении они ни выступали. Это сложное и неблагодарное занятие. По моему опыту, патриотические настроения в человеке прямо пропорциональны личным усилиям, вложенным в общее дело, поэтому бездельники и жулики лишены этих чувств, что не мешает им ханжески кричать о любви к родине. Или выдавать себя за интернационалистов, которые вдоволь покуражились над нашей страной. Из этого, конечно, не следует, что патриотизм строится на неприятии других народов и отрицании чужих достижений. Патриот и идиот – это не синонимы, хотя Оскар Уайльд намекал на это, но, думаю, из любви к эпатажу и парадоксу.

В нашей стране очень долго патриотизм был областью общественного согласия. Но вдруг оказалось, что политические оппоненты делят патриотизм и тащат его, как одеяло, на себя. Теперь лучший способ борьбы с предателем, который посмел прекословить тебе, - обвинить его в ущербном, второсортном патриотизме. А себе приписать это чувство в полном объеме. Может быть, депутатам, которые сочинили много странных законов, стоит подумать над уложением, которое запрещало бы использовать патриотизм, как козырь? Нельзя это чувство всуе упоминать. Иначе патриотизм можно обесценить и разменять на мелкие купюры.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

С праздником, батя! 

Колонка нашего обозревателя Сергея Лютых

Строй замер по команде «Смирно». Настал момент особенной, звонкой тишины. «Равнение на пра-во!» — встречаем вынос знамени.

Я стою в первой шеренге и внимательно слежу за тем, как чеканит шаг знаменосная группа. На плацу вдруг поднялся ветер и к чеканному шагу добавился шелест шитого золотыми нитями полотна. Ярко светит солнце, сердце наполнено радостью. Я и мои друзья теперь офицеры, лейтенанты!

Уже очень скоро служба в райотделе милиции стерла улыбку с моего лица. Я изменился, пришлось стать более грубым и жестким. Преступники, как волки, мгновенное чувствуют чужую слабость и пользуются ею. По-новому взглянув на окружающий мир, я будто заново познакомился со своим отцом, которого в детстве изрядно боялся из-за строгости. (читайте далее)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news