Почему Хрущев не Раскольников
Сергей Лесков

Почему Хрущев не Раскольников

Коридоры Власти
25 февраля 1956 года Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев на ХХ съезде партии сделал доклад о культе личности Сталина.

Историки не могут прийти к единому мнению о том, что послужило причиной разоблачений, а также о том, благом ли для страны оказалось развенчание культа Сталина. Сомнения не вызывает лишь то, что история, как речной плотиной оказалось разделена на периоды «до» и «после» доклада Хрущева.

Хрущев оставил после себя множество «плотин», развернувших развитие страны. Помимо каскада ГЭС на крупных реках, это выход в космос и звездопад Нобелевских премий, поколение «шестидесятников и расцвет культуры. На ХХ съезде, что при Сталине было немыслимо, были приняты социальные программы. Городским жителям назначили пенсию, ввели всеобщее среднее образование, установили 7-часовой рабочий день (при 6-дневке), отменили многие уголовные наказания, в том числе за опоздание на работу. Через несколько лет в стране начался строительный бум - массовое возведение «хрущевок».

Что это – сознательность или выживание власти? Страх перед государством после победы в великой войне пошел на убыль. Ветераны войны по поводу комиссаров всех мастей не обманывались. Сводки о недовольстве поступали из многих областей. Я уверен, что социальные реформы и разоблачение культа личности – связанные и, как сосуды в политической лаборатории, сообщающиеся друг с другом события.

Логика истории подталкивала к тому, что СССР выходил из изоляции и становился субъектом мировой истории. Росло влияние коммунистических партий, появилась мировая социалистическая система, рушилась колониальная система – пример СССР вдохновлял. Преступления режима не были секретом, но сторонники СССР предпочитали обходить тему. Но тянуть «молчанку» вечно невозможно. Советским вождям важно было самим самокритично сказать об ошибках. Как при Сталине «враги народа» для блага партии признавались во всех грехах, так и Сталин был принесен в жертву большому делу.

И, конечно, разоблачая культ личности, партийная верхушка думала о собственной безопасности. После смерти Сталина по железному алгоритму сталинских репрессий был устранен Берия. Расправа над ним копировала расправу над прежними «врагами народа» вроде Каменева и Зиновьева. Разоблачая Сталина, Хрущев стелил  соломку для себя.  И, как показали события, не прогадал.

В какой мере Хрущев был искренним в неведении о массовых репрессиях? Мог ли Хрущев, который входил в узкий круг Сталина и в разгар репрессий возглавлял парторганизации Киева, Украины и Москвы, остаться в стороне от репрессий? Если предположить невероятное и он не видел очевидного, это говорит о слабых аналитических способностях Хрущева. Впрочем, Хрущев стал первым, но не последним вождем, превратившимся в героя анекдотов. От массовых репрессий – к массовым анекдотам. Что лучше для истории?

В докладе Хрущева был скрыт опаснейший вирус двоедушия и лицемерия. В отличие от Раскольникова, Хрущев не покаялся честно и прилюдно, а свалил всю вину на Сталина, который будто бы единолично принимал решения. Вместе с вождем в белых одеждах осталась вся партия.  Многие облегченно поверили в фальшь, выгодную для коммунистической идеологии.  

Коммунисты стали превращаться в иезуитов. Двуличие легло бременем на страну и разъедало общество. Идея коммунизма, до которого, как считал Хрущев, было рукой подать, стала посмешищем. Великая страна, где правили Сталин и его наследник Хрущев, погибла вопреки их желанию, но во многом благодаря их ошибкам.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы".

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news