Слово 2017 года - реновация

Слово 2017 года - реновация

Общество
Скандала не было. Ни царапинки. Но почему-то к юбилейному сезону конкурса «Слово года» внимание СМИ – взрывное: на бумаге, в эфире, в Интернете. А ещё на международных конференциях и симпозиумах. «Фонтан любви, фонтан живой!» – возьмём напрокат  строчку Пушкина. 

В наши странные времена, когда журналистская мода на чрезвычайные события сделала мир окрест нас угольно-чёрным, ярко-чёрным, серо-чёрным, а по праздникам, и то изредка, чёрно-белым, – хорошее событие следует ещё поискать. Чем будем удивлять? – мучительно вопрошает себя журналист любого СМИ. Предлагаю удивиться доброй новости, а там уж каждый найдёт   чему радоваться либо злиться.

 Первыми, кто озаботился поиском слова, характерного для конкретного года, были немцы: они с 70-х годов уже выбирали заветное волшебное зеркальце. Вербальную фотографию периода. Картину маслом. Сгущение в одном слове и в определённом смысле замену сотен соцопросов. Монитор батискафа, погружённого в жизнь народа. Аналогичные конкурсы теперь идут во всех приличных странах, где есть энтузиасты, любящие свой язык как основу культуры. В 2007 году знаменитый во всём мире конкурс «Слово года» пришёл и в Россию. К 2017-му нас, участников, уже тысячи.

Конкурсы сами не ходят. Их надо принести. «Слово года» в Россию принёс профессор Михаил Эпштейн. Он руководитель проекта «Слово года» в России. По его приглашению с 2012 года я вхожу в Экспертный совет  конкурса и модерирую группы «Слово года» и «Неологизм года» в Фейсбуке.  Заходите, примем в группу, у нас хорошо. Почему? «Слово года» позволяет подвести кратчайший вербальный и концептуальный итог минувшему году и запечатлеть его в памяти потомков. Кратчайший – он иногда и самый точный.

В лидерах голосования в 2017 году (в скобках даю названия номинаций, коих сейчас четыре): реновация (слово года), он вам не Димон (выражение года), иностранный агент (антиязык). Среди неологизмов первое место поделили домогант  и  гоп-политика  (авторы Игорь Харичев и Михаил Эпштейн соответственно). Слова-победители во всех номинациях заметно оторвались от следующих за ними. Среди лидеров много слов, порожденных Интернет-медиа – и это понятно. Как модератор я борюсь – хочется, чтобы участники группы обращали больше внимания на живую речь. Например, я заметила, что мои студенты объединяют выражения «можно попросить» и «дайте, пожалуйста» в одно уродливое словечко: «Можнопожалуйста (ключик, мороженое, пальто)». Калька с английской конструкции оказалась удобной для артикулирования небрежной дежурной вежливости.  

Недавно я выступала на международной конференции в Варшавском университете с докладом об акции «Слово года» в России. Задали вопрос: «А не слишком ли субъективным получается выбор? Не лучше ли отслеживать частотность употребления того или иного слова в Интернете?». Оказалось, что во всех странах, где проходит акция «Слово года», спорят о научности метода. Что важнее: частотность или интуиция? Мы знаем статистику словоупотребления, но этот параметр не является для нас решающим. Экспертный совет ориентируется на свое социальное, политическое, историческое чутье.  У нас интуитивный и статистический подходы – в гармонии.  Формула нашего конкурса хороша и тем, что каждый из тысяч участников может выразить через слово, выражение, фразу или неологизм своё отношение к действительности. Все равны в возможностях.

Я не комментирую выбор жюри: во-первых, сама в него вхожу, а во-вторых, на зеркало, как известно... Но если серьёзно, то наша формула выбора оптимальна и демократична: из полного списка (а в нём сотни позиций, собранных за год в группах Фейсбука), члены жюри выбирают характерные, на их взгляд, ни с кем не советуясь, у себя дома, не созваниваются и не обсуждают, а ставят баллы и высылают результат в секретариат. В жюри 2017 года голосовали: писатели Вячеслав Курицын, Елена Черникова, Владимир Шаров, Татьяна Щербина; лингвисты Светлана Друговейко-Должанская, Людмила Зубова, Ольга Северская, Наталья Фатеева, Елена Шмелева; журналисты и филологи Андрей Архангельский, Марина Королева, Ксения Туркова; режиссер Владимир Мирзоев; филолог и педагог Евгения Абелюк; библеист и публицист Андрей Десницкий; философы и культурологи Григорий Тульчинский и Михаил Эпштейн. Секретарь Совета — лингвист Яна Астахова.

Уже неделя как открылся новый сезон. Год ещё чист и юн. Какими словами он запомнится? Приходите в ФБ-группы «Слово года» и «Неологизм года», будем вместе писать правильную историю страны.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen