Американские подарки

Американские подарки

Общество
Госсекретарь США Рекс Тиллерсон написал колонку для газеты The New York Times, где подвел итоги первого года администрации Трампа для американской дипломатии.

В том числе два абзаца о России. Мол, у Вашингтона «нет иллюзий относительно того, с каким режимом мы имеем дело». И выдвинул «ультиматум»: без выполнения Россией Минских соглашений и восстановления территориальной целостности Украины не может быть и речи о том, чтобы вести дела с Москвой в духе «бизнес, как обычно».

В этой трактовке перспективы мира на Украине связаны лишь с выполнением Москвой Минских соглашений.

О том, что должен делать Киев, речи не идет. Что касается режима санкций, то нет даже и намека на возможность их отмены в обозримом будущем. Более того, вполне вероятно их ужесточение.

До 2 февраля Минфин США и финансовая разведка представят рекомендации Белому дому относительно списков как физических лиц, так и частных, государственных и окологосударственных компаний, в отношении которых могут быть введены ограничения. Работа идет в секретном режиме. Были лишь редкие утечки, и они дают разную оценку по масштабам готовящихся мер. По одной версии, под удар попадут тысячи граждан России, по другой — десятки. Основное беспокойство связано с возможностью запрета на покупку российских долговых обязательств. Сейчас иностранцы держат примерно 40 процентов российских ОФЗ. Для их срочного погашения Минфину надо будет изыскать миллиардов 35–40 долларов.

Главная же угроза в том, что санкции могут обрести «вирусный характер». Это делает труднопредсказуемым оценку общего ущерба от санкции. Американским законом предусмотрено, что под ограничения попадают, во-первых, не только те лица и организации, которые будут поименованы в соответствующих списках Минфина, но, во-вторых, и те их контрагенты — как в России, так и по всему миру, вне зависимости от юрисдикции, — которые будут заключать с ними сделки.

Потенциально, по цепочке, это может поставить под угрозу ограничений большую часть субъектов российской экономики. Не вполне также ясны угрозы относительно российских вложений в американские бумаги. По состоянию на декабрь, их было на 105 миллиардов долларов. Россия уверяет, что они не могут быть заморожены или арестованы. Однако именно такое, напомним, произошло после Исламской революции 1979 года с иранскими авуарами общим объемом примерно на 120 миллиардов долларов.

На сегодня, уже после заключения известной ядерной сделки, разморожено лишь не более 30 миллиардов долларов. В случае такого варианта российскую экономику, ее фондовый и финансовый рынки ждет шок. Есть слабая надежда, что администрация Трампа не пойдет по жесткому сценарию. Но не потому, что «пожалеет Россию», а потому, что в этом случае у нее просто не останется никаких рычагов для давления.

Дальше возможен разговор разве что на языке войны. В любом случае нам надо быть готовыми к отражению этого удара и стараться делать свою экономику менее зависимой от импорта и технологически самодостаточной. Даже в самом худшем случае — включения на «полную катушку» финансовых санкций — российская экономика способна устоять. Не зря в 2014 году было принято — и уже реализовано — решение о создании собственной платежной системы. В обход американцев может быть решена и проблема международных платежей.  

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen