Дети-монстры. Эффект сорной травы

Дети-монстры. Эффект сорной травы

Общество
Страшная трагедия развернулась 19 января в военном городке Сосновый Бор под Улан-Удэ (Бурятия). В 9:35 (4:35 по московскому времени) ученик девятого класса Антон Бичивин поджег кабинет с помощью бутылки с воспламеняющейся жидкостью, а затем напал на учащихся седьмого класса с топором. Пострадали шесть учеников 13 лет, а также преподавательница русского языка и литературы, 41-летняя Ирина Раменская.

По некоторым данным, подросток заранее планировал свои действия и хотел привлечь двух соучастников, но в данный момент Следственный комитет пришел к выводу, что он действовал в одиночку.

После нападения подросток пытался совершить суицид - ударил себя ножом и выпрыгнул из окна. Он был доставлен в республиканскую клиническую больницу, где находится и сейчас. На месте происшествия проводятся следственные действия. По словам одной из местных жительниц, как минимум одна из учащихся школы знала о предстоящем нападении: как утверждает женщина, школьники переписывались, и в одном из сообщений преступник написал: «Не ходи завтра в школу. Будет мясо».

Вот, собственно, краткая суть случившегося. Однако это – третий схожий случай за неделю:  15 января в Перми жертвами резни в школе № 127 стиали 15 человек, учительница и школьники четвертого класса, а 17 января в школе поселка Смольное в Челябинской области один девятиклассник в результате конфликта ударил ножом другого. Сейчас правоохранители выясняют, связаны ли между собой эти три резни в школах. Не исключают, что нападавшие были участниками какой-то очередной игры в соцсетях.

Я знаю, что сказанное мной многим не понравится, но места себе найти после страшной улан-удинской трагедии не могу: как же все это чудовищно. И последствия… Никто ведь из имевших отношение к трагедии о ней уже не забудет. Никогда …

Не хочу говорить о соцсетях, сайтах, зарубежных аналогах, все это было сказано не раз. И о том, что денег на охрану было в школе недостаточно, не хочу. Да чушь все это собачья! А то мы не помним, что еще недавно никакой охраны в школах не было, сидели при входе какие-нибудь дядя Ваня или тетя Маша, но всех в лицо знали, а если что, то и наподдать могли по-свойски, как дедуля с бабулей. Ну а при появлении директора текло у хулиганья по штанам. И каким бы ни был конфликт, мысли не было бросаться на него или учителя с ножом.

Я о системной ошибке, вот о чем. Похоже, началась расплата за попытку догнать чужестранцев и их демократичность в воспитании, которая у нас не приживается. И случилось сейчас то, что не могло не случиться. Не тут, так в другом месте, но подобные мины замедленного действия срабатывают. Всегда. Ошибка-то системная.

Комментируя драмы минувшей недели, психологи в один голос твердят: это – крик подростков о помощи. Кровавый крик. Жуть. Психологам виднее, конечно, но я бы сказала несколько иначе. Это неосознанный подростками и патологический, безусловно, протест именно против системной ошибки в их же воспитании. Это край: дети убивают детей. Но метят они при этом в самое яблочко, в разрушенную систему воспитания, очень у нас в стране своеобразную, не без минусов, но все же дававшую свои результаты. В ту, в основе которой было все, что угодно, но не демократия. Не никто из моих знакомых, кого воспитывали строго, не жалеет об этом.

Поколение, выросшее по милому и доброму доктору Споку, взялось за ножи, едва обсохло молоко на губах. Сорная выросла трава, гуляй – не хочу. Хотя в теории доктора Спока не было ничего дурного – казалось бы. Одно плохо – он говорил о детских правах, но не об обязанностях. Вот и поднялось на его милой книге поколение эгоцентричных монстров. Спок покаялся, но поздновато: его система принесла свои плоды, поколение тех, кому было дозволено многое, теперь рожает тех, кому дозволено уже все.

Пришедший вслед за Споком куда более последовательный доктор Добсон, написавший чудесное эссе о непослушном ребенке, учил требовать от детей хоть чего-то и допускал наказания. Но у нас были труды мудрой Гиппенрейтер. И прекрасный Владимир Леви. Но у отказавшегося от всего «старого» постсоветского поколения времени на чтение их трудов не было. И желания не было. И вообще они читать не хотели. Все вырастают как-нибудь, вырастут и наши…

Вот и поперла несколько другая, но тоже сорная трава. А сейчас появились последовательницы течения «яжемать» - знающие, как надо. Их монстров мы еще не видим. Не поднялась еще трава. Но поднимется. Это они орут благим матом и выкобениваются в супермаркетах и торговых домах, куда их выводят на прогулки по выходным. Это им нельзя сделать замечание. Они катаются по полу, пускают пузыри и истерят под умиленным взором родителей-идиотов. А если и наподдать такому, так тут же выскочит откуда-нибудь придурок и завопит о правах детей.

Да, в каждом поколении часть детей растет сорной травой. Иногда при этом – вполне качественно удобренной чисто материально. Эти удобренные, но все же сорняки, пересаженные в дорогие машины мажоры, уже выросли очевидно зарвавшимися уродами. Не все, конечно. Но парадокс в том, что плачут не только богатые: такой же урод может вырасти и в тихой трудовой семье. Которой просто было недосуг, как говорится. Или где своей кровиночке внушали с детства: главное, учись сынок. Но не потому, что это хорошо, а потому что надо уметь тупо заколачивать бабки. Недавно такой вот уродец, которого мать-заводчанка растила одна и выучила на юриста, постеснялся позвать ее на вручение диплома. Простовата она для него. Так и сказал. Она жаловалась мне и плакала. Сыночка. А сыночка ее – монстр. Я так и сказала. Она теперь со мной не разговаривает.

Школа официально перестала отвечать за воспитание, но многие родители до сих пор предполагают, что оно ограничивается наличием еды в холодильнике, «башлянием» за многочисленные кружки и покупкой шмоток. Мерилом хороших или плохих отношений с родителями становится оценка, а не степень доверия и открытости ребенка родителям. Получил пять - хороший, на тебе джинсы.  Получил два – урод, да сколько ж можно, да в кого ж ты пошел … За пару, кстати, могут и излупить. Не за то, что бабушке место в автобусе не уступил, не за хамство, а за пару. Подросток же платит ответной монетой, не стесняясь обозначая, что его «предки» - лузеры и уроды. Они ему не интересны. Как и он им.

Не знаю, что за семья была у этого улан-удинского человекосека с топором. И у других нападавших. Но уверена, что во всех случаях «предки» не знали, по каким закоулкам блуждают души их детей, чем они маются и тревожатся. И есть ли они вообще, эти души…

Я уверена, что это так, потому что регулярно сталкиваюсь со студентами, у которых уже давно произошел ментальный обрыв связи с родителями. Им в голову не придет поделиться с ними своими бедами. Нет связи. А «старперов» своих, кстати, многие презирают.

Так не везде и не у всех. Но участники практически всех трагических случаях – дети с эффектом роста сорной травы.  От этого больно. Но – сами виноваты. Что посадили – то и выросло. 

ПО ТЕМЕ

Топор в портфеле

Колонка нашего обозревателя Геннадия Окорокова

Последние новости и кадры из бурятского поселка Сосновый бор, где ученик местной школы, похоже, решил свести счеты со всем миром, но для начала со сверстниками, - совсем как из США несколько лет назад. (далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse