Женский выбор – надежное будущее России
Фото: РИА «Новости»

Женский выбор – надежное будущее России

Коридоры Власти
В эти дни ощущаю особое внимание к себе людей, знающих мои книги. Пишут, звонят, подходят на улице. За кого будете голосовать 4 марта? Вам, автору известных книг на кремлевские темы, нельзя отмалчиваться.

Не собираюсь.

Думаю, прежде вопроса «за кого голосовать?» следовало бы поставить вопрос «за что голосовать?» В атмосфере грандиозных подмен: истины — подделкой, искусства — ремейком, знания — тестом, любви — сексом ничего нет страшнее надвигающегося в итоге хаоса. Хотим ли его у себя в России мы, матери, жены, дочери, сестры, подруги — женщины, особого мнения которых по общим вопросам экономики, экологии, этических и этнических отношений никто никогда нигде не спрашивал, не спрашивает и спрашивать не собирается? А оно у нас — ох как есть! Вот и предлагаю попробовать своим особым, женским взглядом посмотреть на пятерых кандидатов в президенты России. Каждый из них хочет одного: занять Кремль. Каждый — Демосфен.

Говорит — заслушаешься. Каждый обещает.

Четверо из пятерых — теоретики власти. Ни один из них не стоял у реального руля, поворачивающего корабль — страну.

Геннадий Зюганов в своей программе утоляет ностальгический голод избирателей по советскому времени, которое оказалось недооцененным. Однако начать, во многих случаях справедливую, национализацию означает ломать страну через колено, обрушивая ее в хаос. Не сможет он. Замрет, едва шагнув, под кричащим давлением заболевшей мировой капиталистической системы. Россия при этом не Андорра — на колене не уместится.

Владимир Жириновский, возможно, значительно умнее своей нервной маски, к которой, может, привыкли мужчины, но женщины никогда не привыкнут — ни к оскорбительным обещаниям раздать каждой по мужику, ни к его высказываниям типа «пословицы», по своей дремучести невероятной: «У человека три друга: лошадь, собака и женщина». Шутки? Мало приличные. В США его за такие «шутки» немедленно подвергли бы суду и многомиллионному штрафу, оценив высказывание как сексизм по отношению к женскому полу.

Сергей Миронов — симпатичный человек, интеллигентный. Сравнительно с другими претендентами, мягкий. Миролюбивый. Обидчивый. Мне было бы страшновато за него на президентском месте. Даже в фамилии звучит слово «мир».

И — Михаил Прохоров. Широкие словесные жесты миллиардера. Одарен, видимо, не только делать деньги, но и быстро интеллектуально развиваться. За какую-то неделю, неумело защищавший свои курортные истории, спортсмен и бонвиван превратился в Соловья-разбойника, замечательно обещающего культуре неслыханные блага в невероятных суммах.

И — хорош собой. Уловила я в нем тень глубоко скрытой печали. Показалось? В избирательной кампании Прохорова заняты явно не слишком серьезные люди. Телеплакат сообщает, что Прохоров не будет держаться за власть. Само по себе это утверждение странно. За что же еще держаться, сидя в Кремле? Власть ведь не только для наслаждения ею, но и рычаг для управления страной.

Один из пятерых Владимир Путин — практик. Восемь лет руководил страной. Выруливал из политической, экономически дефолтной разрухи. Вырулил. И еще четыре последних года возглавлял правительство. В сравнении с девяностыми двухтысячные при Путине с первого дня набирали России силу.

Это особенно видно в международных отношениях. Вот примеры из весьма тонкой области чувств.

В годы холодной войны Запад боялся и недолюбливал нашу страну, бывшую тогда СССР. В СССР люди не боялись Запада и любили его.

В девяностых Запад презирал и привычно недолюбливал обрушенную Россию, мы же по-прежнему любили его. И кто мог эмигрировал на Запад.

С 2000 года по сей день Запад не слишком любит Россию, но вновь вынужден считаться с нею, а она по-прежнему любит его и — жалеет, услышав про снежную зиму там, где всегда царствовало лето.

Все эти «любовные» перемены к лучшему, повторяю, начались с первого дня прихода на пост президента России Владимира Путина. И многое еще удалось ему за двенадцать лет правления.

— Вот именно, двенадцать лет у власти! Хочется перемен.

Кому хочется? Тем, кто забыл, что на переправе, а она во многих смыслах налицо, движущие средства не меняют. Думаю, не хуже мужчин, в основном преодолевающих переправы, это понимают женщины. В их по природе своей материнских характерах если они экологически не изуродованы выращиванием в себе мужских амбиций, превращающих их в политических трансвеститов, желание не перемен, а стабильности, естественно, как воздух. Путин на опыте своей вполне драматической (этот эпитет, полагаю, многие мужчины захотели бы оспорить) жизни знает стабильности цену. Будучи когда-то по профессии ближе к резиденту, чем к президенту, он воспитывался на стабильных идеалах преданности своей стране, эти идеалы закладывались, как цемент, формирующий личность. Именно поэтому всех, опасливо ожидающих от Путина роста властных черт характера в результате победы, можно успокоить — не до того ему будет. Он — человек, ощутивший на себе обязанность: в трудное время принять и удержать Россию. Не дать ей погибнуть. Это миссия, и она не завершена.

Женскому миру, не желающему противоборств, войн, хаоса, — прямой резон отдать голоса Путину.

Итак — Владимир Путин. Ему многое дадено природой.

Вспомните блестящую победную речь на английском языке (его рабочий язык — немецкий), когда решалось, где быть Олимпиаде. Вспомните, так показал он характер в Мюнхене, что мировая общественность присела. Вспомните его начинание с материнским капиталом. Вспомните его личное бесстрашие во время разгула терроризма. Посмотрите в Интернете его частые беседы с народом по ТВ в разные годы. Они — отношения с обратной связью: ни один ответ не уходил от вопроса.

У меня нет никаких личных просьб к Путину: квартира есть, дачу завещала единственному в мире музею истории танка Т-34, который Москва уже десять лет не может достроить.

Если здесь скрыта просьба — то не личная. Да и просьба ли? Скорее требование.

У меня, как и у других, кто ощущает свою гражданскую связь с обществом, есть претензии к ряду действий президента и председателя правительства Путина, как же без них. Особенно в области культуры. Но я советую голосовать за него, ибо более не за кого. Он, никто другой, насколько сможет, будет гарантировать моей стране, детям и внукам стабильность, а не хаос.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news