Не лицедейство, но лицемерие
  / Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Не лицедейство, но лицемерие

Культура
На днях художественный руководитель московского театра «Модерн» Юрий Грымов объявил, что вводит в своем театре дресс-код для зрителей. Изменения вступят в силу 23 мая, когда случится премьера спектакля «О дивный новый мир».

Юрий Грымов считает, что зрители должны "более лучше одеваться", то есть появляться в его театре в костюмах и вечерних платьях, дескать "встречаться  с театральным искусством следует в подобающей обстановке".  Пока это спорное заявление обсуждается, но  уверена,что часть своих зрителей "Модерн" после введения в силу нового правила точно потеряет.

Возможно, господин Грымов слишком глубоко погрузился в театральное искусство, для того, чтобы обратить внимание на то, что жизнь за окном изменилась!  Ныне искусство старается если и не служить народу, то, по крайне мере, говорить с ним на одном языке, подстраиваясь под специфический ритм  человека XXI века, пытающегося вместить в один день работу, тренировку, прогулку с детьми, встречу друзьями и поход в театр. И где в этом напряженном графике найти время для подготовки  к достойной встрече с театральным искусством - неизвестно. Успел сменить тренировочные кроссовки на туфли - уже хорошо!

Прекрасно осознавая возможности своей аудитории, музеи продлевают часы работы, для того, чтобы люди успевали забежать туда после рабочего дня, библиотеки предлагают оборудованные места, для того, чтобы посетителю захотелось провести свободные часы именно там , а не идти в соседнее кафе, в домах культуры читают лекции, а в монастырях проводят квесты. К слову, церковь, и та стала намного лояльнее относиться к одежде прихожан, сегодня, к примеру, никто не запрещает  женщинам  приходить в храм в джинсах. 

Кроме того за последние двадцать лет очень изменилась мода. Точнее она вообще исчезла. Обложки глянцевых журналов украшают юные блогерши - богини "стритстайла" , совмещающие кроссовки с вечерним платьем  и "косухой". Даже офисный дресс-код как явление потихоньку исчезает, как и само понятие офисной работы. Black Tie, которого требует от своих зрителей Грымов, сегодня остался только на официальных приемах в дипломатических или политических кругах, да и там гости все чаще нарушают правила, меняя строгую рубашку  на футболку с ироничным принтом, определяющим повестку дня.  И это никого не удивляет.  Глобализация размывает границы  культурных кодов.

Ценность нового времени - свобода во всех смыслах: в выборе страны, языка ,религии, одежды, ну и театра, само собой. Поэтому правила, требующие от зрителя, пришедшего за удовольствием от живых эмоций и оригинальной драматургии, соответствовать некому далекому от реальности образу, выглядят как принуждение к участию в какой-то странной ролевой игре, что  для театра -  демократичного вида искусства  - выглядит лицемерием.

Кстати о драматургии.  Разве не постановка  должна в первую очередь привлекать зрителей  в театр? Такое пристальное внимание театральных властей  к форме одежды зрителя невольно наводит на мысль о проблемах с содержанием.  Может все-таки сосредоточиться на нем, вместо того, чтобы тратить творческие силы на обсуждение нарядов гостей?

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

За зрителя все скажет его костюм

Колонка обозревателя "ВМ" Анны Бояриновой

Что надеть в театр, каждый, конечно, решает сам. Но то, как зритель выглядит в театре многое расскажет о самом зрителе. Если он приходит на спектакль в своем будничном прикиде, то, получается, что вечерний сеанс «живого» искусства для него равноценен походу в булочную или спортзал. То есть никакой разницы между булочной и театром. Про таких иногда говорят «как из тундры». Они, естественно, утверждают, что им просто удобно везде и всюду ходить в одном и том же, что они, мол, такие деловые интеллектуалы и на суетные мысли об одежде у них не остается сил. (далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news