Горе ты мое

Горе ты мое

Общество
«Блин, Настя, горе мое..!» — ловлю я свою шебутную дочь, которая только что в прямом смысле удачно сверзилась со второго яруса детского городка.

Вопреки сказанному я безусловно счастлив: обошлось без травм, руки-ноги-голова целы, а изгвазданные папины джинсы не в счет.

Люди давно заметили, что особенно остро испытывают близкие к счастью ощущения в пиковых ситуациях, в минуты опасности, при противостоянии, преодолении, на противоходе. «На земле нет ничего хорошего, что в своем первоисточнике не имело бы гадости», — писал Антон Павлович Чехов в своей «Палате № 6». Чувствуете, как классик прямо отсылает нас к поговоркам «нет худа без добра» и «не было счастья, да несчастье помогло»? А имеет ли место одно без другого? Биологи Джеймс Олдс и Питер Милнер, открывшие в 1954 году «центр удовольствия» головного мозга, прозрачно намекают, что — вряд ли. Это ведь в их жестоком эксперименте крысы забывали есть, пить и размножаться, а лишь безостановочно жали на кнопку, передавая электрические импульсы на вживленные в черепушку электроды. Жали и ловили кайф, пока не умирали от истощения.

Еще более наглядным вышел эксперимент «Вселенная-25», проведенный в 1970-х этологом Джоном Кэлхуном. Ученый создал для своих подопытных «мышиный рай» — полностью защищенную от хищников и любых опасностей территорию с идеальным климатом и неисчерпаемыми запасами пищи и воды.

Казалось бы, чего еще-то? Плодись и размножайся. Четыре пары мышей, первые обитатели «Вселенной-25», так и поступили. Система была рассчитана на беспроблемное комфортное проживание 3840 особей.

Но... Максимальная численность популяции составила 2200 мышей. А потом животные утратили интерес к размножению, перестали заботиться о потомстве, начали деградировать и вымирать. На последней, четвертой фазе эксперимента в благополучном «мышином раю» полностью рухнули все социальные связи, и буйно расцвели немотивированная агрессия, асексуальность, детоубийство, гомосексуализм и каннибализм.

В общем, все умерли.

...Как любой нормальный отец, я страшно боюсь за свою дочь. А это почти двухлетнее неуемное чудо не устает регулярно добавлять мне в бороду седых волос.

И как всякий отец, испытываю чудовищный соблазн запереть ее в безопасной детской с мягкими стенами без острых углов. Но сдерживаюсь. Ведь ей жизненно необходим навык преодоления, оценки допустимого риска и принятия решений.

Иначе — только деградировать и вымирать.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen