«Ла-Ла-Лэнд»: почему мир так полюбил фильм «средней руки»
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

«Ла-Ла-Лэнд»: почему мир так полюбил фильм «средней руки»

Культура
Давно не припомню такого единства во мнении кинокритиков, как в преддверии этого «Оскара»: триумфатором еще не состоявшейся церемонии («Оскар» вручат 26 февраля) все склонны считать мюзикл Дэмьена Шазелла «Ла-Ла-Лэнд».

По числу номинаций он встал рядом с героями прежних лет – фильмами «Все о Еве» 1950-го и «Титаник» 1997 года: 14 номинаций - это не шутки.

Но фильм-то, честно говоря, очень средний. Ну правда. И хотя семь «Золотых глобусов» укрепили снисканную им мировую славу, а хор восторженной критики продолжает неистовствовать от охватившей его всеобщей страсти, сути это не меняет: «Ла-Ла-Лэнд» - фильм милый, но вполне рядовой, и если обмахнуть себя веером и глотнуть холодной воды, этого нельзя не признать.

Но отчего же мир слетел с катушек от тривиальной картины? В чем магия?

О, вижу, как несется в мою сторону первый помидор, брошенный в гневе почитателем, если не фанатом, картины. Второй долетит точно, иллюзий нет. В «Ла-Ла-Лэнд» влюбляются, а за попытку навести тень на предмет нежной страсти можно схлопотать не только помидором по репе… Но подождите, никто не посягает на нового кумира – он состоялся, уже «вошел в анналы». Однако неужели вам не интересно, почему так случилось, а?

«Ла-Ла-Лэнд» жанрово – метис: это и не просто фильм, но все же и недомюзикл. Но при этом он очаровывает – искренностью и влюбленностью режиссера в этот «мюзикальный» стиль, в память о золотых временах – ведь вообще «что прошло, то будет мило» - так говорил Александр Сергеевич о гораздо более серьезных вещах… Картина Шазелла возвращает во времена музыки оркестра Миллера, будит ассоциации – вдруг услышанный аромат, напомнивший духи мамы всегда на миг возвращает в детство.

Дэмьен Шазелл молод и не «закаменел» стандартами кино. Он современен и его взгляд отрихтован XXI веком. Но ему, как и многим молодым, нравится ретро, и он искренне показал – какое, а вышло - вернул всем, и в первую очередь Голливуду, «сущую безделицу», им же, Голливудом, и придуманную – золотое и ныне кажущееся беззаботным время мюзиклов. Киномир просто встал лицом ко времени своего детства. Оттого и слезы умиления.

Ну, а плюс ко всему, перестройка на, я бы сказала, брутальный реализм и социальную актуальность в кино постепенно убила тот мюзикл, который и был «сердцу мил». Вспомните наш фильм про Мэри Поппинс с Натальей Андрейченко – да, это фильм, но в нем полно черт, типических для мюзикла как жанра. Например, его герои танцуют, шествуя по улице – мыслимо ли узреть что-то подобное сейчас, в нашем реалистичном кино? Нет. Так бывает в жизни? Нет. Но нам нравилось на это смотреть и слушать? Да! Нас же не бесила пляшущая Мэри, правда? Хотя мы понимали, что ничего подобного она не выделывала. Вот именно на этом и сделан «Ла-Ла-Лэнд»: он вернул зрителей в мир неких киноусловностей, о прелести которых все забыли. И, бесспорно, смотреть эту картину куда приятнее и легче, чем «Рай» Андрея Кончаловского, она – мед для сердца и услада для глаз, а не горькая пища для и без того много чем озабоченного ума.

… Ни звезд, ни голосов, да и ни одной мелодии после просмотра не вспомнишь и не напоешь. Танцы – да, безусловно, тоже милые, как и все в «Ла-Ла-Лэнде», но опять же, скорее, – условные: дети через год обучения в кружках танцуют круче. Но - романтика, возведенная в куб даже, а не в квадрат – забытая этим миром, ставшим рациональным донельзя, кроет все. Мир склонился над «Ла-Ла-Лэндом» с тем умилением, которое горожанин способен испытать, увидев цветок, пробивший толщу асфальта. Любовь к «Ла-Ла-Лэнду» - это страсть Кинг-Конга к прелестной белокурой кукле, что умещается на его ладошке.

Шазелл снял кино про сказку. Про мечты и «правду жизни». Он не заливал экран кровью, не отрывал голов, не сделал героями ленты радетелей однополых браков, извращенцев или маньяков с тонкой душевной организацией, русскую мафию, одиночество, не обсуждал Сирию и Украину – нет! Он просто снял милую ленту о том, что счастье – есть, а небо – голубое, а трава – зеленая, и в залитом огнями ночном мегаполисе все равно остается место для любви.

И, судя по всему, – выиграл.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Ностальгия по классике

Колонка обозревателя "ВМ" Бориса Войцеховского

Вышедший в начале января на российские экраны фильм Дэмьена Шазелла под игривым названием «Ла-Ла Ленд» немедленно наделал много шума. Нельзя отрицать его очевидный успех. Всего за четыре первых дня показа он собрал более 34 миллионов рублей, возглавив рейтинг столичного кинопроката.

 Но не только успех в прокате заставляет внимательнее присмотреться к «Ла-Ла Ленду». Как недавно переведенный на русский язык роман писательницы Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь», картина Шазелла заставила общество схлестнуться в жарких спорах и бурных обсуждениях, хотя произведения эти и совершенно противоположны друг другу…(далее..)

 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news