- Город

Главная страница ВМ

Чем удивит гостей фестиваль «Путешествие в Рождество»

Опубликовано видео с места смертельного ДТП

Почему нужны леди-машинисты

Фото последствий крупного пожара в Москве

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

«А у нас газопровод»: Зеленский спустя два дня ответил на реплику Путина

Спасти еду, чтобы спасти людей

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Топ-5 событий Москвы 2019 года

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Диетологи рассказали, какие блюда должны быть на новогоднем столе

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Горький – это звучит гордо

Горький как острога вонзился в китовую тушу мировой литературы. Его популярность была фантастической, как в предреволюционном девятнадцатом веке, так и в СССР, где он стал одним из главных символов эпохи, рекордсменом среди деятелей культуры по названиям городов, улиц и памятников.

Своей жизнью и своим творчеством – с горького социального дна российской империи к зияющим вершинам мировой славы - он подтвердил своё же, ставшее хрестоматийным утверждение: «Человек – это звучит гордо!»

Недоуменно разобрав первый абзац рассказа «Макар Чудра», Иван Бунин убедительно доказал, что проза Горького – чистой воды графомания. Эстет и стилист Бунин искренне не понимал причин охватившей Россию и Европу «горькомании». Но все обвинения Горького в литературной несостоятельности, как в случае с легендарным царём Мидасом, оборачивались золотом читательского и общественного успеха. Ни у одного писателя в мире не было таких тиражей и такой славы. Ни одного из них не любили с такой страстью самые выдающиеся женщины его времени. Ни один из писателей не перемещался столь свободно и с таким азартом внутри общественно-политических идейных течений своего времени. От русского варианта романтизма «бури и натиска» к ожесточённой борьбе за человеческое достоинство и социальную справедливость. От анархизма к большевизму. От «Несвоевременных мыслей» к «Если враг не сдаётся…». От путешествия «По Руси» и пьесы «На дне» (первоначальное название «На дне жизни», лишнее слово убрал Леонид Андреев) к путешествию во главе бригады «инженеров человеческих душ» по Соловецким лагерям, слезливым обращениям к «чертям драповым»-чекистам, будто бы не понимающим, какое большое дело они делают, «перевоспитывая» каторжным трудом репрессированных граждан.

Горький подобно часовой стрелке описал замкнутый круг вечных русских вопросов, искушений и иллюзий, разомкнул его, но так и не определил прекрасного цивилизационного мгновения, когда русскому коллективному бессознательному следует остановиться и успокоиться. Да и существует ли оно, это мгновение? Но даже в ложных «остановках» Горького – юношеском ницшеанстве, революционном романе «Мать», пафосе воспитания нового советского человека – величие и трагедия надломленного, но не сломленного таланта.

Творчество Горького неисчерпаемо и многогранно, как магический кристалл. Не случайно современники всерьёз писали о фаустовском договоре Горького с дьяволом, бросившего к ногам писателя мир в обмен на его бессмертную душу. Однако бессмертная душа Горького не вместилась в договор. В ее активе немало убереженных от сталинского Молоха деятелей культуры, поддержанных на литературной стезе талантов, благих организационных дел, плодами которых доныне пользуются осколки основанного Горьким Союза писателей СССР. Но дьявол присылал писателю «ответки». На юношескую попытку самоубийства – крушение на глазах тысяч москвичей гигантского многомоторного самолета «Максим Горький». На молчание после долгого разговора с заключённым в Соловецком лагере подростком, открывшим ему правду о «чертях драповых» - смерть сына. На выдающиеся произведения русской литературы – «Жизнь Клима Самгина», пьесы и очерк «Ленин» - тягостная немота последних лет, вязкое «бодание» вокруг так и не написанного очерка «Сталин».

И тем не менее, Горький сегодня – третий по известности после Толстого и Достоевского русский писатель в мире. Когда, встречаясь с коллегами на книжных мероприятиях в других странах, я напоминаю, что журнал «Роман-газета» был основан Горьким, присутствующие неизменно отвечают восхищённым «О-о-о!»

Я не отношу себя к поклонникам Горького. Мне непонятны его ненависть к религии и русскому народу, в «перековке» которого он столь деятельно участвовал. Но я признаю, что Горький навечно растворён в России - одновременно ненавидящей себя (не хочется цитировать, что он писал о «русском мужике»), мечтающей о правде, справедливости и свободе, но готовой обольститься Сталиным, чтобы затем его отвергнуть и обольститься пустотой. Горький во всей полноте отразил в жизни и творчестве какую-то очень важную и сущностную сторону русского характера, объясняющую наше прошлое, настоящее и будущее.

ОБ АВТОРЕ

К сотрудничеству с «Вечерней Москвой» приступил известный российский писатель, лауреат престижных литературных премий Юрий Вильяминович Козлов. Он является автором тридцати книг. В их числе романы: «Изобретение велосипеда», «Пустыня отрочества», «Колодец пророков», «Реформатор», «Почтовая рыба», «sВОбоДА», «Враждебный портной», повести: «Геополитический романс», «Коридор», «Белая буква». Юрий Козлов - главный редактор одного из старейших российских литературных журналов – «Роман-газета». Журнал ориентируется на современную прозу российских писателей, опирающуюся на лучшие традиции отечественной литературы. Книги Юрия Козлова переведены на многие иностранные языки. 

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Большой театр обвинили в расизме

Георгий Бовт

Денег что-то многовато

Никита Миронов  

Корпоратив или премия? Конечно, корпоратив!

Игорь Воеводин

Наш флот мог бы быть сильнейшим в мире

Сергей Лесков

Как проходила эволюция галактик

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства