Усилить контроль, но не превращать в концлагерь

Усилить контроль, но не превращать в концлагерь

Общество
Всякий раз после какого-нибудь инцидента в школе, связанного с насилием (а они как-то участились*), у нас звучат предложения о том, чтобы еще больше усилить охрану школьных объектов.

Однако тут важно не перейти грань, за которой школа перестанет быть местом, куда ребенок радостно стремится каждый день с утра, которому он, а также работающим там людям доверяет, а превратится для школьника в аналог дневного тюремного заключения или мини-концлагерь.

Можно в чем-то присмотреться к американскому опыту, где уровень насилия в школах достаточно высок. Что легко представить, поскольку на 310 миллионов населения в Америке находится на руках примерно столько же стволов огнестрельного оружия. Оно часто и стреляет. В том числе в школах и университетских кампусах, где с 2013 года по сей день было зафиксировано 278 инцидентов с использованием огнестрела. Это не значит, конечно, что все эти случаи привели к ранениям или убийствам, однако цифра сама по себе ужасающая.  Хорошо, что Америку нам тут пока не догнать и тем более не перегнать.

Так вот, на протяжении примерно двух последних десятилетий, после серии массовых расстрелов, начиная с убийств в школе «Колумбайн», совершенных  двумя учениками старших классов в апреле 1999 года (убито 13 человек, ранено 37), власти разных штатов стали предпринимать самые разные меры по повышению школьной безопасности. Делалось это именно на местном, штатном уровне, в зависимости от конкретной ситуации и криминальной обстановки. Федеральные власти лишь давали общие рекомендации. Важную роль в этом плане сыграли школьные институты  самоуправления – как на уровне школьных округов (где они выборные), так и на уровне родительских комитетов отдельных школ. При этом в каждом университете – своя автономия и, соответственно, свои правила на сей счет.

В американских школах не стали повсеместно устанавливать рамки металлодетекторов, как предлагают некоторые у нас. Все же это воспринимается тонкой психикой подростка как обыск, как враждебный по отношению к нему акт, как проявление недоверия. Его ответом может стать еще большая агрессивность по отношению к учителям и сверстникам. Металлодетекторы в американских школах есть -  либо стационарные, либо ручные - но лишь в менее чем в 2% начальных школ (с выборочной проверкой), примерно в 8% средних школ и в 9% так называемых high school  («старшая школа», аналог наших старших классов выше 9-го). Речь о статистике в «общественных», по-нашему - государственных школах. И, добавим, - в основном о самых неблагополучных районах. В частные школы отбор куда жестче и «контингент» в целом поспокойнее.

Зато куда чаще встречается теперь в школах США сотрудник полиции. И это никакой не пожилой пенсионер-охранник, бездельничающий у входа и не имеющий четких (уставных) обязанностей и полномочий. Он – именно представитель власти, а не самодур-самоучка из ЧОПа. Полицейские присутствуют в 15% начальных американских школах на постоянной основе, в 37% средних и почти половине «старших школ». В отличие от прежних времен, теперь вход почти во все американские школы (от 88 до 95% в зависимости от старшинства) ограничен – только для «своих». Для нас это уже – пройденный давно этап. Внедрены всевозможные системы мониторинга, камеры внутри помещений есть в 75% публичных школ. Более чем в половине школ введены пропуска с фотографией, что для нас тоже уже не новость. В каждой десятой школе «бэйджи» с фото надо носить постоянно на видном месте. В четверти школ регулярно проводятся обыски с собаками для поиска оружия и наркотиков.  Главное же средство контроля — это именно мониторинг с помощью видеокамер. Ими оборудованы более 90% американских публичных школ на входе.

Такие меры умеренного повышения безопасности, но без фанатизма, дают эффект. Начиная с 2007 года (когда студент из Южной Кореи открыл стрельбу в университете Вирджинии, убив 32 и ранив 25 человек), именно в учебных заведениях Америки массовых расстрелов все же не было. А с 2001 года их не было в школах.

Если же говорить о Европе, то там, как правило, ситуация более спокойная. В Германии или Франции вы нигде не встретите металлодетекторов на входе в школы. Система контроля и проверки более ненавязчивая. Хотя, как правило, взрослым вход в учебные заведения Европы запрещен. И даже малолеток родители забирают не внутри здания, а на улице.  Так что контроль нужен, но еще важнее профилактика. Пресекать насилие надо не тогда, когда оно уже проявилось, а тогда, когда сама мысль о нем еще только зарождается в неокрепшем юношеском мозгу.

* 19 января в военном городке Сосновый Бор под Улан-Удэ (Бурятия) ученик девятого класса Антон Бичивин поджег кабинет с помощью бутылки с воспламеняющейся жидкостью, а затем напал на учащихся седьмого класса с топором. Пострадали шесть учеников 13 лет, а также преподавательница русского языка и литературы, 41-летняя Ирина Раменская

ДРУГИЕ КОЛОНКИ ПО ТЕМЕ

Почему они убивают?

Колонка обозревателя "ВМ" Ольги Маховской

Агрессивное, парное, как в фигурном катании, нападение подростков на школьников в Перми и Улан-Удэ заставило нас волноваться за детей. Не станет ли поножовщина обыденной? Не начался ли в стране кровавый флешмоб, перекличка подростков с криминальными наклонностями, которые на этот раз выбрали ножи?

Боюсь, что да. Помните, как несколько лет назад подростки, взявшись за руки, парами то тут, то там прыгали с многоэтажек?(далее...).

Дети-монстры. Эффект сорной травы

Колонка обозревателя "ВМ" Ольги Кузьминой

Страшная трагедия развернулась 19 января в военном городке Сосновый Бор под Улан-Удэ (Бурятия). В 9:35 (4:35 по московскому времени) ученик девятого класса Антон Бичивин поджег кабинет с помощью бутылки с воспламеняющейся жидкостью, а затем напал на учащихся седьмого класса с топором. Пострадали шесть учеников 13 лет, а также преподавательница русского языка и литературы, 41-летняя Ирина Раменская.

По некоторым данным, подросток заранее планировал свои действия и хотел привлечь двух соучастников, но в данный момент Следственный комитет пришел к выводу, что он действовал в одиночку(далее...).

Топор в портфеле

Колонка обозревателя "ВМ" Геннадия Окорокова

Последние новости и кадры из бурятского поселка Сосновый бор, где ученик местной школы, похоже, решил свести счеты со всем миром, но для начала со сверстниками, - совсем как из США несколько лет назад. (далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen