Есть в большом городе вещи страшнее шума

Город
В докладе Минприроды были названы города, в которых особенно остро стоит проблема транспортного шума. Среди них, конечно же, лидирует Москва, а за ней следуют Санкт–Петербург, Екатеринбург, Красноярск и Ростов–на–Дону.

Подчеркивается также, что транспортный шум неблагоприятно действует на здоровье, что проявляется в негативных изменениях нервно–психической сферы.

Не надо быть большим ученым, чтобы заявить все это. Очевидно же, шум бесит. Но я бы сказала так – бесит и сводит с ума все–таки шум непривычный. На самом деле Москва, конечно, как город никогда не спящий, дает жителям право свободного выбора: можно принять ее такой, как она есть, или, ощущая «изменения нервно–психической сферы», отвалить в деревню или на дачу и жить там, наслаждаясь тишиной. Правда, изменения могут быть разными. Я, например, как–то приехала на дачу, и стояла вокруг такая тишина, что я впала сначала в какую–то тревогу, а потом почти в панику, решив, что просто оглохла. Хорошо, запищал вдруг где–то комар! Никогда и никто так ему не радовался, как я!

Мегаполис – безжалостное существо. В моем понимании – еще и совершенно живое и думающее. Да, да, город – это дышащий (а иногда плохо дышащий) организм с венами–улицами и магистралями, с хребтом из главных точек, начиная с сердца–Кремля.  Он, город, очень переменчив, но постоянен в одном – в своей шумности,  и с этим практически ничего нельзя сделать – машины все равно будут ехать, дудеть–гудеть, что–то будет строиться и ломаться, а по реке – плавать довольно громогласные судна–ресторации.

Есть в большом городе вещи страшнее шумаЕсли вы живете у метро или торгового центра, то наверняка страдаете от аудиорекламы / Фото: PHOTOXPRESS

Как ни странно, но к шуму мы привыкаем и перестаем замечать его. Так, например, мои одноклассники, в массовом порядке жившие в «лежащем небоскребе» рядом с трамвайной линией, не обращали никакого внимания на перезвон трамвайчиков, а живущие неподалеку от железной дороги не реагируют на проходящие мимо поезда, попросту не замечая их.

Шум шуму – рознь, и, может в нашей психике и происходят какие–то изменения, но, в общем и целом, организм справляется с этим, нивелируя постоянные шумы, превращая их просто в некий «фон», привычный антураж и не более.

Однако все, что выпадает горожанам сверх привычного уровня шума, становится для многих из них той самой последней каплей. Вот его–то – шум бестактных соседей, например – мы ощущаем так, будто он усиливается в разы. Казалось бы, что такого в детском гвалте? Умиление же одно! Но доведенных до ручки горожан начинают выбешивать даже звук двигающегося стула у соседей выше этажом, не говоря уже о громкой музыке или разухабистых сабантуях.

С шумом машин как-то учатся бороться – впрочем, говорят, звукоотражающие щиты не всегда делают доброе дело. Но наша проблема, уверена, не в этом. Да и потом – зачем бороться с тем, что стало данностью? А вот с другим бороться можно, причем начав с себя, а именно – изживая бестактность и небрежность в отношении других людей.  Машины – да, могут взбесить, но в результате мы сходим с ума не от звука авто без глушителя, а от того, что соседка сверху начала ходить дома на каблуках, ее дети развлекаются забиванием гвоздей в пол, переворачивают мебель, параллельно слушая «Рамштайн», и все прочего – аналогичного. Если же и правда бесит все – рецепт известен: в деревню, в глушь! И в уши – беруши. От тишины бы не оглохнуть.

Если же совсем серьезно, то, ей–Богу, мы поразительно невнимательны к тем, кто живет в квартирах по соседству, и стали очень мало думать о других людях. Этот эгоцентризм – страшнее шума даже от самого страшного грузовика...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news