Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Я сам решу, когда шагнуть за край

Общество
Глава Центризбиркома России Элла Памфилова считает, что вопрос о введении эвтаназии в нашей стране можно вынести на референдум, но российское общество к нему еще не готово. Так, она вступила в дискуссию с главой Минздрава Вероникой Скворцовой, которая и напомнила о том, что этот вопрос можно решить референдумом. Необходимо обсудить вопрос со всех сторон — с врачами, священниками, юристами, политиками, заинтересованными общественниками. Иначе возможность оборвать жизнь безнадежного больного может «вылиться в уродливые формы, когда разрешение эвтаназии станет поводом для того, чтобы создавать человеку как в медучреждениях, так и дома невыносимые условия». Которые подтолкнут его просить эвтаназии.

В западном мире с эвтаназией разбирались долго, но в итоге выделили активную и пассивную формы. Эвтаназия бывает добровольной и недобровольной. В первом случае решение принимает сам страдающий больной, во втором — родственники. Так вот, Ассоциация паллиативной помощи Европы сошлась на том, что эвтаназия возможна. Но исключительно активная и добровольная! Сейчас эвтаназия официально разрешена в Швейцарии, Нидерландах, Бельгии, Канаде, Колумбии, Швеции и пяти штатах США. Желание умереть должно исходить от самого больного, быть добровольным, осмысленным и подтвержденным.

Я сам решу, когда шагнуть за край В западном мире с эвтаназией разбирались долго, но в итоге выделили активную и пассивную формы / Фото: https://pixabay.com

Наверное, каждый из нас видел семьи, где больной человек годами не может уйти, а семья обихаживает его, тратит средства на сиделок, массажи, лекарства, попадает в сети мошенников и шарлатанов. Из такой семьи незаметно и быстро уходит радость, может распасться брак, пострадать дети. Бывший командующий группировкой в Чечне Анатолий Романов был ранен в 1995-м и с тех пор находится в тяжелейшем состоянии». Его домом на долгие годы стал главный госпиталь Росгвардии в Балашихе. Семья замминистра, по крайней мере, не платит за операции, терапию, лекарства и уход. Но мы-то с вами — не генералы и не министры! Наших родных никто не станет держать в больнице годами! А ведь есть еще и раковые больные, которые на тяжелых стадиях обречены стать просто сплошным комком боли. Так что да, я за право на выход.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты