Карта городских событий
Смотреть карту

Органы есть, а опеки нет

Сюжет: 

БЕЗ КОРОНАВИРУСА
Общество
В Брянске на сотрудников органов опеки завели уголовное дело. Они «проворонили» 7-летнюю девочку, жившую в приемной семье. Как оказалось, алкоголиков. Сейчас девочка в больнице: у нее диагностировано истощение и обморожение ног. Чиновников обвиняют в халатности. Им грозит крупный штраф или арест на срок до трех месяцев.

А вот вторая ситуация. В Оренбургской области представители опеки пришли в дом многодетной семьи с полицией и забрали четверых детей. За что? Говорят, дом был аварийный. Смотреть видео «изъятия» просто жутко: полицейские буквально вырывают малышей из рук матери. На сопротивляющуюся женщину надевают наручники…

Истории как на заказ. Буквально вчера уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова заявила Владимиру Путину, что число жалоб на органы опеки и попечительства растет. И что им необходима глобальная реформа. Плохо работают? Ох, если бы только это.

На всю Россию приходится около 11 тысяч сотрудников этих самых органов. По одному примерно на 14 тысяч россиян или на пять тысяч семей. Удивительно ли, что следят они плохо? Но беда даже не в том. Сегодня Семейный кодекс составлен так, что опека фактически может либо не замечать жутких семеек, где мучают детей, либо тупо отбирать детей. Пришли с полицией, изъяли ребятишек, отвезли в детдом. Работа выполнена!

Весь ужас в том, что до решения суда о лишении родительских прав ребята содержатся именно в детдоме. А там, между прочим, полно «уличных» деток, бывших маленьких бомжей, которые превращают воспитательное учреждение во что-то среднее между тюрьмой, сумасшедшим и публичным домами. Почему «изъятых» детей сразу не поместить в человеческие условия? Например, в проверенные приемные семьи? Нет ответа.

Органы есть, а опеки нетРебенка могут отобрать… практически у любого родителя / Фото: pexels.com / Gustavo Fring

Второй момент. Ребенка могут отобрать… практически у любого родителя. Вот критерии, заботливо обозначенные на официальном сайте опеки: аморальное поведение взрослых (интересно, кто и как его будет определять — прим. «ВМ»), непосещение молочной кухни, частый и громкий плач детей, нарушение техники безопасности при вовлечении детей в бытовой процесс, нехватка игрушек, ненадлежащее состояние спального и рабочего мест, несвоевременное прохождение врачей в детской поликлинике, отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов, поступление жалоб, в том числе анонимных. И как вам? Кто-то анонимно «стукнул», пришли «органы», нашли в холодильнике просроченный йогурт, решили, что ребенку не хватает игрушек, и забрали его в детдом! Разве так можно?

Помню, журналистская судьба столкнула с одним скандинавом. У меня, говорит, было тяжелое детство — из семьи 12 раз органы опеки забирали: родители пили. Заберут, отдадут в приемную семью, а родителей лечат. Вылечат — опять к ним вернут. И так по кругу. Да он счастливый парень! У нас, если забрали, то все, прощайте, мама и папа! В других же странах семьям пытаются помочь, наставить родителей на путь истинный.

Кстати, подобную практику в свое время вводили в некоторых районах Подмосковья. Там плохих родителей за счет муниципальных бюджетов лечили от запоев, искали им работу, в квартирах делали ремонт. Может, подобную практику на всю Россию распространить? Анна Кузнецова не зря сказала именно о реформе. Просто расформировать органы опеки и попечительства — не выход, они все равно необходимы. И большинство их сотрудников, я уверен, люди добросовестные. Нужна новая система работы с неблагополучными семьями. Детей отобрать — ума много не надо. Вот только проблему плохих мам и пап этим не решить.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse