- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин рассказал о поддержке столичного бизнеса, пострадавшего из-за пандемии

Как изменятся отношения Москвы и Минска после выборов в Белоруссии

«Стоял и жалел свою машину»: свидетели рассказали о действиях Ефремова после ДТП

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Политолог объяснил, что будет с Лукашенко, если он выдаст россиян Зеленскому

Врач назвал единственный способ облегчить состояние при COVID-19

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

В Генштабе назвали условие применения ядерного оружия

Названы самые опасные сорта пива для здоровья

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

Жириновский рассказал о своих самых больших ошибках в жизни

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

«Забыл дорогу в дорогие магазины»: Лоза рассказал о проблемах с финансами

Александр Лосото

Когда из аптек исчезнут подделки

Революция в фармацевтическом бизнесе, о которой так долго говорили производители, распространители и потребители всевозможных пилюль и таблеток, наконец свершилась.

С 1 июля маркировка лекарств стала обязательной. Теперь на упаковку любого препарата, произведенного в России или ввезенного из-за рубежа, должен быть нанесен уникальный цифровой код. И все действия (отгрузка с предприятия, передача на склад, в больницу или аптеку) будут фиксироваться в единой электронной базе. Покупатель сможет проследить путь своих таблеток от заводского конвейера до аптечного прилавка. Тогда он будет уверен, что держит в руках не подделку, не какой-нибудь фуфломицин, а настоящее лекарство, которое должно помочь. 

Казалось бы, что можно возразить против такой прозрачной системы? Ведь нет людей, которые никогда не болеют, и вряд ли найдутся охотники лечиться фальшивыми таблетками. Но с каким же скрипом вносилась в законодательство норма об обязательной маркировке! Палки в колеса вставляли все причастные к доходам фармбизнеса. Сколько подготовлено обращений, объяснений, что отрасль не готова, что наносить маркировку нет никакой технической возможности! Сколько высказано обеспокоенности судьбой аптечных сетей, работающих на грани рентабельности! Сколько пролито слез о бедных больных, которым лекарства станут не по карману (на самом деле цена упаковки может вырасти на один–два рубля)!

На кого все это было рассчитано? Разве что на тех, кто не ходит в аптеки и не знает, как последовательно отказываются они от дешевого ассортимента, как навязывают дорогие, но бесполезные средства. А доходы бизнеса таковы, что две аптеки стоят рядом — и обе процветают. Просто велик страх перед цифровым контролем. Маркировка сразу выявит все махинации с лекарствами: подделки, торговлю скрытыми от налогообложения, нигде не учтенными партиями, перепродажу украденного из больниц. Объем этого «серого рынка» неизвестен, но, судя по противодействию обязательной маркировке, он достаточно большой.

С 1 июля маркировка лекарств стала обязательной / pexels.com/freestocks.org

С 1 июля маркировка лекарств стала обязательной

ФОТО: pexels.com/freestocks.org

Эксперимент с маркировкой начался еще в 2017 году, а запустить систему планировали с 2019-го. Но все откладывали. Летом этого года, накануне роковой даты 1 июля валом сыпались письма в правительство, Госдуму и к президенту. На этот раз упор был сделан на коронавирус, который ну никак не дает все отладить и подключиться к системе контроля. Кое-чего лоббистам добиться удалось. За день (!) до вступления в действие новых правил правительство дало послабление производителям. Приняв во внимание их объективные трудности, Росздравнадзор может разрешить продажу немаркированных лекарств, произведенных до 1 октября 2020 года. Но дальше от маркировки не отвертеться. Слава богу, время «серых» лекарств заканчивается.

Впрочем, надо понимать, что эффект от долгожданной реформы получится оценить не сразу: аптеки еще долго будут распродавать немаркированные запасы со складов. Срок годности лекарств велик — как правило, от двух до пяти лет. Но постепенно доля такой продукции на аптечных прилавках начнет снижаться.

Да, мы живем в век подделок — они повсюду, они окружают нас. Но, скажем, подделка одежды, нанося ущерб раскрученным брендам, хотя бы не имеет значимых медицинских последствий. Подделка продуктов питания, нарушение технологии их производства уже опасны для здоровья. А вот подделка лекарств — это риск для жизни. И его надо исключить.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

189 657 + 803 (за сутки)

Выздоровели

247 534 + 689 (за сутки)

Выявлено

4 572 + 12 (за сутки)

Умерли

Варвара Болондаева

Бро, ты достоин быть президентом

Анатолий Горняк

Не трогайте артистов, проституток и кучеров

Камран Гасанов

Взрыв в порту — второй Чернобыль

Ольга Кузьмина  

Август пахнет горечью

Екатерина Рощина

Гармаш и Ефремов в театре абсурда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Кто кого обидел

Руслан Клинский

Только без паники: истории чудесного спасения

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите