Таинственные следы на крымских камнях

Религия
Месяц назад в Севастополе погиб известный священник и публицист Александр Шумский. Он сорвался со скалы вместе с внуком на территории заповедника «Херсонес Таврический». Ребенок получил серьезные травмы, но остался жив. Как могла произойти эта трагедия? Главная причина, по которой немолодой человек пошел на риск, осталась неназванной.

Херсонес Таврический, он же Корсунь, был основан древними греками в V веке до н. э. и просуществовал до XV столетия. За свою двухтысячелетнюю историю колония пережила нападения скифов, гуннов, татар, переходила в подчинение к Боспору, Византии, Риму, Генуе. Не обошла стороной лакомый кусок и просвещенная Европа. Херсонес дважды разорялся литовскими князьями: Ольгердом и Витовтом. Смертельную рану, после которой Херсонесу не удалось возродиться, нанес хан Едигей, а последнюю точку в жизни когда-то богатейшего поселения поставила экономика. Портовый город, существовавший главным образом за счет торговли, не выдержал конкуренции с хитрыми генуэзцами и окончательно зачах.

Брали Корсунь и славяне во главе с князем Владимиром. Именно эта победа в 988 году коренным образом изменила судьбу нашего государства. Киевский князь потребовал в жены сестру византийского императора Анну, а условием свадьбы стало Крещение Руси. Владимир со своей дружиной крестился именно в Херсонесе. Вот как характеризовал патриарх Кирилл это событие:

— Первые шаги нашей православной веры по нашей земле начались здесь, в Крыму. Одно только это превращает Крым в духовный центр для всего нашего народа.

Таинственные следы на крымских камняхХерсонес Таврический, он же Корсунь, был основан древними греками в V веке до н. э. / Фото: Из личного архива Варвары Болондаевой

Шаги в прямом и переносном смысле. На берегу Херсонеса находится малоизвестный артефакт — отпечаток стопы апостола Андрея Первозванного. Именно к нему отправился в свой последний путь московский священник. По преданию, ступивший на берег апостол Андрей произнес столь горячую молитву, что камень под его ногой расплавился. Упоминание об этом есть в «Степенной книге», написанной во времена Ивана Грозного: «На камени же том воглубленно вообразишася нозе святаго Андрея, яко на воску, иже доныне видимо есть; егда же море зыбляшеся, и морская вода достизаше на камень, и наливахуся воображенныя стопы святаго Андрея, иногда же и от дождевнаго наводнения налияхуся». Кстати, люди отмечали, что морская вода, попав в каменный след, становится пресной. В наше время появились сообщения о чудесных исцелениях и решении жизненных проблем у паломников, посетивших святыню.

В Херсонес мы попали 23 сентября, через неделю после трагической гибели священника. Охранники предупредили, что подходить к морю не рекомендуется. В районе Западных ворот повсюду установлены предупреждающие таблички. Часть берега осыпалась, обнажив катакомбы, которыми пронизан весь Крым. Раньше спуск был удобнее, теперь тропинка вырублена в скале почти вертикально. 16 сентября дул сильный ветер, и батюшка споткнулся, запутавшись в рясе. Высота здесь около шести метров…

Нам потребовался почти час, чтобы отыскать упомянутое в «Степенной книге» место. По пути попадалось множество углублений на камнях, похожих то на человеческие следы, то на следы динозавров, то на следы былинных великанов-нефилимов. Но когда среди груд валунов нашелся заветный камень — сомнений не осталось. Это был след ноги приблизительно сорокового размера с четкими анатомическими чертами — каждый бугорок, каждый палец был выдавлен, «яко на воску». Совсем недавно артефакт был обнесен металлической оградой. Теперь же обвалившийся кусок скалы снес ограждение — от него осталось несколько ржавых прутьев. Подошедшие севастопольцы подтвердили нашу догадку. Каково же было удивление, когда в пяти метрах мы нашли еще более четкий отпечаток — не то женский, не то детский — сантиметров 18 длиной.

Таинственные следы на крымских камняхМы нашли еще более четкий отпечаток — не то женский, не то детский — сантиметров 18 длиной / Фото: Из личного архива Варвары Болондаевой

— Вы видели это раньше? — спросила я у паломника.

— Нет, его раньше не было, — ответил загорелый севастополец и изумленно опустился на камни. — Я бываю здесь часто. Это же… как в Почаеве! Богородица?

Мы принялись фотографировать оба следа, а мужчина — обзванивать знакомых. Можно ли назвать это чудом? Новый отпечаток найден недалеко от места гибели отца Александра. Или земля древнего Херсонеса продолжает открывать свои тайны? Когда-нибудь мы узнаем…

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news