Российско-турецкий миротворческий конфликт

Политика
Ситуация в Нагорном Карабахе снова накаляется. Но на этот раз не между Арменией и Азербайджаном, а между Россией и Турцией. У Москвы и Анкары разное понимание миротворческой миссии.

В Кремле опираются на текст армяно-азербайджано-российского соглашения, где указано о размещении «вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора» миротворческого контингента Российской Федерации. И только Российской Федерации. Именно поэтому Москва настаивает на том, что никаких других миротворцев не должно быть, а если турки хотят контролировать ход перемирия, то им разрешено разместиться в специальном мониторинговом центре на территории Азербайджана (но не в Карабахе) и оттуда отслеживать ситуацию с помощью беспилотников.

Однако у Анкары иная точка зрения: турки не готовы ограничивать свою мобильность перемещением исключительно внутри центра и хотят получить право военного присутствия как минимум на всей занятой Азербайджаном части Нагорного Карабаха. По их мнению, миротворческая миссия должна быть русско-турецкой. То есть фактически Реджеп Эрдоган продолжает ту же дипломатическую линию, которую проводил в ходе конфликта, — в стиле девушки из туристического города в «Бриллиантовой руке» крайне назойливо и демонстративно навязывает Владимиру Путину свои услуги и участие.

Сработает ли эта тактика или будет «руссо туристо, облико морале, ферштейн»? Пока непонятно. Москва ведет с Анкарой переговоры, которые, по свидетельству очевидцев, являются очень жесткими. Кремль отказывается от турецких услуг как минимум по трем причинам. Во-первых, присутствие турецких военных станет серьезным ударом по армяно-российским отношениям (ведь Ереван подписал соглашение о прекращении огня при условии, что в Нагорном Карабахе не будет турок). Во-вторых, понятие «турецкий миротворец» является оксюмороном: практически во всех местах, где присутствуют турецкие военные, они играют на обострение. Наконец, в-третьих, уступка Эрдогану в этом вопросе будет рассматриваться как демонстрация слабости. Со всеми внешне- и внутриполитическими последствиями.

Российско-турецкий миротворческий конфликтНагорный Карабах / Фото: Facebook.com / Минобороны Армении

Однако, к сожалению для Москвы, решение о размещении турецких миротворцев в Карабахе зависит не только и даже не столько от Кремля. Все карты в руках азербайджанского президента Ильхама Алиева.

Дело в том, что подписанное соглашение между Россией, Азербайджаном и Арменией лишь обозначает статус российских войск в Карабахе, но оно не запрещает Баку распоряжаться своим суверенитетом на подконтрольной территории. Например, размещать там другие войска — хоть зимбабвийские, хоть турецкие. А значит, никто не может помешать азербайджанской стороне принять решение о создании, например, в Шуши постоянной турецкой базы — чтобы удовлетворить амбиции Эрдогана и поиздеваться над армянами. Единственным препятствием на пути реализации этого плана являются, по всей видимости, какие-то неформальные договоренности с Москвой или просто дух подписанного соглашения по Карабаху.

Теперь вопрос в том, что для Ильхама Алиева важнее — добрые отношения с Путиным или воля Реджепа Эрдогана? Если Азербайджан решит, что негоже идти против старшего турецкого брата, то это станет очень жестким приземлением для ряда российских фантазеров, уверявших, что Москва выбила Баку из-под влияния Анкары. Ну или хотя бы надеющихся на то, что по итогам своего поведения в ходе армяно-азербайджанского конфликта Россия повысила свой региональный статус или укрепила свою репутацию.

Vae Victis. Горе побежденным.

Автор — доцент департамента массовых коммуникаций и медиабизнеса Финансового университета при правительстве РФ.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news