Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Россия не любит троицу: почему РКН должен заблокировать Twitter, Facebook и YouTube

Технологии
Роскомнадзор ввел санкции против Twitter, ограничив скорость доступа к этой соцсети из-за неготовности последней очистить свой контент от детской порнографии. Шаг правильный, но недостаточный.

Вообще отношение к Роскомнадзору у меня, скорее, негативное. Хотя бы потому, что ведомство безо всяких на то рациональных причин заблокировало ряд американских и украинских сайтов, осложняя тем самым журналистскую работу. Однако действия Роскомнадзора против Twitter и намеки на продолжение банкета в виде полной блокировки американской соцсети не могут вызывать ничего иного, кроме аплодисментов, у человека, который хочет, чтобы государство наконец-то расставило точки над i.

От бурных оваций удерживают лишь два момента. Во-первых, выбор причины для демонстративной порки. Главной проблемой, исходящей от западных соцсетей, является не порнографический контент (которого, извините, полно на просторах интернета), а ограничение свободы слова для тех, чье видение мира не укладывается в прокрустово ложе толерастии и либерал-фундаментализма. Twitter, Facebook, YouTube — все эти медиапродукты, которые за счет позиционирования себя как «свободных от цензуры площадок» стали монополистами, используют свое господство для введения самой жесточайшей цензуры. Вычищая тот же русский сегмент от провластных или консервативных спикеров, они не только ограничивают их возможность общаться с молодежной аудиторией, но и создают впечатление, что либеральной точки зрения придерживается чуть ли не абсолютное большинство продвинутых россиян. И в этом искусственно созданном информационном пузыре IT-гиганты занимаются конструированием общественно-политической реальности. Именно за это конструирование их нужно наказывать — благо Госдума уже вроде как приняла закон, требующий соблюдать российское законодательство и не заниматься политической цензурой, угрожая в ином случае различными карательными мерами — вплоть до блокировки.

Россия не любит троицу: почему РКН должен заблокировать Twitter, Facebook и YouTube Фото: pixabay

Второй момент — это выбор продукта для демонстративной порки. Из всей святой западной медиатроицы к Twitter у России как раз меньше всего претензий. Никто из отечественных чиновников или консервативных спикеров не занимался твиттер-дипломатией (как это делал Трамп), и тем более никого из них Twitter не блокировал. YouTube же, например, блокирует или пессимизирует огромное количество патриотического контента, выпиливая целые каналы, на которых идут правоконсервативные передачи. Сотрудники RT (чьи фильмы тоже стали жертвами YouTube) пытаются бороться цивилизованными методами, но безуспешно.

— Год нас убивают на нашей же земле, и мы ничего не можем сделать. Ни дать отпор, ни контратаковать, ни даже уйти в партизаны. Год мы унижаемся, клянчим, плачем на плече у сотрудников американской компании, чтобы хоть как-то выцыганить у них дозволение быть заметными. Я мог бы написать, что год на нас не обращают внимания. Но это не так. Год за нами пристально следят в YouTube и на корню пресекают хоть какое-то внимание к нам. В это время тот же российский YouTube за корпоративные деньги провел настоящую всемирную рекламную кампанию всем видеопродуктам Алексея Навального и ФБК, — возмущается продюсер и ведущий RT Антон Красовский.

Однако при всех грехах YouTube лучшим объектом для демонстративного наказания за цензуру стал бы Facebook. И дело даже не в том, что автор этой статьи живет в этой сети по модернизированному принципу Доцента из «Джентльменов удачи» (написал, запостил — в бан, написал, запостил — в бан) и посему жаждет мести. Просто Facebook с его статьями, комментариями и выборкой новостей имеет куда большее влияние на общественно-политическое сознание россиян. И ограничение его работы из-за устроенной модераторами цензуры станет гораздо более показательным, чем ограничение Twiter или даже YouTube.

Да, отдельные интеллектуалы возразят, что блокировать соцсети бессмысленно — достаточно вспомнить безуспешную войну Роскомнадзора с Telegram. Однако между этими примерами как минимум два отличия. Во-первых, с той Первой информационной у российского ведомства появился опыт поражений и новые технологии. Во-вторых, и это самое главное — западная медиатроица, скорее всего, спасует перед угрозой блокировки и пойдет навстречу российскому законодательству. Не потому, что боится сокращения прибыли в российском сегменте из-за оттока пользователей, а потому, что Запад не хочет лишаться информационных возможностей в России накануне важнейших выборов в Госдуму 2021 года, начала процесса выбора наследника Путина и, соответственно, президентских выборов 2024 года. Мечты о смене режима, которые не оставляют те, кто стоит за Twitter, Facebook и YouTube, стоят мессы в виде уступок Роскомнадзору.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты