Как любить, чтоб не убить...
Захар Артемьев

Как любить, чтоб не убить...

Общество
Никогда, никогда не волотимся сюда! — картавя, напевает мне мой четырехлетний сын глупую скороговорку, которую он услышал в детсаду, и капризничает. Надо бы его шлепнуть по заду, но, блин, рука не поднимается! Ну как ты его накажешь, такого румяного и любимого?! Баланс сохраняет нам жизнь.

Если температура Земли упадет всего на 100 градусов (ерунда по вселенским меркам), человечество моментально вымрет. Быстро и безвозвратно, как микробы от хлорки. Легко сидеть на самом верху огромных весов и руководить соблюдением баланса. А как быть, если ты сам, недавний воспитуемый, оказался в роли воспитателя?! Учителем я был хорошим, никогда не матерился, не поднимал руку на детей, уважал их.

Любил. По-настоящему сильно любил чужих детей, как своих. Они это знают. За два года работы в школе № 2011 я много и хорошо учил детей английскому. И очень многому научился сам. Такой скачок в журналистской карьере оказался невероятно полезным. Даже в армии не научат так работать с коллективом.

Отец моего друга, один из высших чиновников российского государства, строго воспитывал своего ребенка. Венцом воспитания стало то, что он отдал мальчишку в интернат «для особо одаренных», где парня «учили» электрошоком. Он вырос, прошел дивизию им. Дзержинского, много чего еще, стал мужиком, но навсегда сохранил где-то внутри этот надлом, трещину в своей личности. Отец хотел воспитать парня воином.

Но не смог соблюсти баланс.

Японцы не терроризируют своих малышей до пяти лет. Не дают им запретов. Но после пяти... Может быть, они поэтому стали одним из самых успешных народов в мире? Я всегда говорю людям «вы». Людям старше меня, тем, кого уважаю, своему дяде. Кланяюсь руководителю, которого искренне люблю.

Мы — уникальный народ. Сочетание силы и ума, невероятной мерзости и благородства, граничащего со святостью. Братоубийцы и мученики. Но почему у нас сейчас начали убивать себя дети?! Может быть, не надо задавать им столько на дом? Или им чужда корпоративная этика? С детства я мечтал стать воином, как и все мужчины в нашем роду. К счастью, окончательно я в него не превратился.

Стоял в стороне и смотрел, во что превращаются люди. Немного власти — и ты мразь; денег — ты ничтожество. Баланс.

Сглаживает все любовь — то, чего лишены компьютеры и законченные подонки. Вывести окончание балансу невозможно, поэтому добавлю лишь чуть-чуть: если ты не уверен — обидеть или простить, — прощай! И возлюби ближнего своего. Особенно если это твой ребенок.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news