Карта городских событий
Смотреть карту

От смеха до слез есть только миг

Общество
Режиссер Дэвид Цукер, снявший комедии «Аэроплан», «Голый пистолет» и другие, в ответ на вопрос, смог бы он сейчас создать кино вроде «Аэроплана», ответил: «Могу, только без шуток». А после раскритиковал творцов, которые в угоду смотрящим избегают острых тем, способных кого-то обидеть или рассердить. И вновь всплывает тема юмора, а также дозволенного и недозволенного в искусстве, в его экранном воплощении, в обществе в целом...

С одной стороны, комедиантам во все времена позволялось высмеивать все — решения правителей, моральные ценности, отклонения от общепринятых норм. Правда, с другой — им за это всегда доставалось. Если говорить о кинематографе и искусстве, то вспомним шута из «Короля Лира» и череп бедного Йорика из «Гамлета» Шекспира, скомороха из «Андрея Рублева» Тарковского, наконец, переживания Аркадьева из фильма «Юморист»...

Но времена, в которые живем мы, отличаются от предшествующих. Мы населяем век информационный, цифровой, когда реальность становится зыбкой и размытой. Мне кажется, свобода попала в плен вседозволенности. Не зря говорят: свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Но как проявлять и реализовывать свою свободу, когда границы размыты и все делается взаимопроникающим, общим? Сетка из сплоченных ячеек-семейств и самостоятельных единиц-личностей распадается, превращаясь в общество фрактальное, где каждый представитель группы с точностью воспроизводит подобие целого. И человек, со всей его многогранностью, сложностью и непостижимостью, начинает растворяться в пространстве, обобщенно реагируя на точечные угрозы. Все сложнее оставаться собой, не присоединяясь к группе по интересам, целям, статусу.

От смеха до слез есть только миг Фото: Youtube / Редакция

Вот кто-то один сказал нечто, что может задеть чьи-то религиозные чувства, политические взгляды, социальные интересы, физические особенности, вопросы самоидентификации — и по обществу бежит волна, разрозняющая людей на противников и сторонников. Противники группируются и нападают на того, кто всколыхнул их ряды. Сторонники чувствуют себя стабильно, поддерживаемые звучащим голосом, и не спешат активно его защищать, но поддерживают. И вот начинается словесная война, иногда социальная травля, в целом — борьба за гуманистические идеалы. Причем кто бы что ни утверждал — он всегда отстаивает интересы общества, в котором живет. Вернее, то, что сам считает полезным, нужным и важным для окружающей его среды. Будь то предельно консервативная или чрезвычайно прогрессивная позиция.

В итоге человечество все глубже проваливается в белый шум из никого не волнующей информационной чепухи, способной яркими вспышками создавать в мозгу отвлекающие от волнений проекции реальности, равно комфортные для всех. Потому что только такая продукция не способна никого обидеть или задеть. Ведь любое категоричное утверждение ранит инакомыслящих. Но значит ли это, что надо замолчать, чтобы не причинять боли?

Иногда мне кажется — да. Ведь самоцензура в моей голове не позволяет высказать негатив к чему-либо в окружающем меня мире. Но порой я думаю, что наш мир прекрасен тем, что он разный, и в нем должно быть дозволено все. А единственный критерий, по которому можно судить, приемлемо это или нет, — то, что движет человеком. Если злость, агрессия, желание стереть инаковость — то такой насмешливый и жестокий посыл стоит вытеснять. Если добро, намерение пробудить в людях свет и сделать нас капельку свободнее в определении своих и чужих границ — это стоит ценить. И искренне улыбаться!

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты