Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Милосердие и бюджет

Общество
Эту историю, наверное, будут вспоминать еще очень долго. 90-летняя онкологическая больная из Выборга, бывшая блокадница, не дождалась адекватной медицинской помощи. И сама себя прооперировала — острым ножом разрезала живот, чтобы выпустить скопившуюся в нем жидкость.

Такой прокол, сделанный по правилам медицинской науки, врачи называют лапароцентезом. Операция простенькая, но во избежание осложнений выполняется только в стационаре. Если жидкость не удалять, боли могут стать невыносимыми. И пенсионерка решилась на отчаянный шаг, оставив родным прощальную записку.

Почему же ее не направили в больницу, ведь для этого были все основания? Из-за положительного ПЦР-теста на коронавирус. Точнее, место в ковидном стационаре было предложено, только в другом городе, в 200 километрах от дома. Ближе, дескать, не нашлось. Понятно, что для тяжелобольной 90-летней женщины это не вариант. Но медики, судя по всему, удовлетворились формальным отказом от госпитализации, не думая о том, каково придется пациентке. А она не выдержала.

Случай в Выборге бросает тень на всю систему работы с онкологическими больными. Даже шире — на здравоохранение в целом. Да, не всех можно вылечить, но всегда можно помочь. А тут — фактический отказ в элементарной паллиативной помощи. По сути, в милосердии. В деталях произошедшего в конце концов разберутся. Только очень не хочется, чтобы виновными назначили стрелочников, которые ответят за те страшные удары, что нанес ковид по организации плановой медицинской помощи. Трудно принимать правильные решения, когда нет мест в больницах, не хватает врачей, люди часами ждут скорую. По крайней мере, за пределами Московской кольцевой автодороги.

Согласно результатам опроса, проведенного Всероссийским союзом пациентов, 70 процентов больных сейчас жалуются на отказы в обследованиях и плановом лечении. Проблемы с записью к узким специалистам отметили 75 процентов опрошенных. Почти в два раза, с 7 до 12 миллионов в год, увеличилось число жалоб в страховые компании. Министр здравоохранения Михаил Мурашко призывает вернуться на свои рабочие места врачей-пенсионеров, не выдержавших нагрузок. А в поликлиниках на вызовы ходят студенты — вместо учебы. Это дипломатично называется практикой.

Милосердие и бюджет Фото: Артем Соболев / Вечерняя Москва

Ковид обнажил повседневные проблемы здравоохранения, а кое-где довел их до состояния визга. И как раз в эти дни Государственная дума приняла бюджет на следующий год. Важнейшее событие прошло почти незамеченным, по крайней мере, в сравнении с горячим обсуждением «операции» в Выборге. Спокойно, без лишних споров и нервотрепки депутаты утвердили сокращение бюджетных расходов на здравоохранение с 1,34 триллиона рублей до 1,25 триллиона, то есть сразу на 9 процентов. А в 2023-м медицину планируется ужать еще сильнее — до 1,21 триллиона. В общем объеме расходов федеральной казны динамика выглядит так: снижение с 5,8 процента в 2021 году до 4,9 процента в 2024-м.

Спору нет, на борьбу со злосчастным вирусом были внепланово выделены огромные деньги. Но ведь конца пандемии все еще не видать, и, вероятно, в ближайшее время врачи будут работать в столь же жестких условиях. Даже если рассчитывать на самый оптимистический сценарий, на то, что заболеваемость удастся значительно снизить, никуда не деться от дополнительных расходов на профилактику и реабилитацию переболевших.

А если остановить распространение вируса не удастся? Даже тех средств, что выделяются сейчас, явно не хватает. В бюджете-2022 расходы на федеральный проект «Борьба с онкологическим заболеваниями» останутся на нынешнем уровне, который, к сожалению, характеризуется не только многомиллиардными цифрами на бумаге, но и диким случаем в Выборге. А значит, нет никакой гарантии, что подобное не повторится где-нибудь еще.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты