Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Дайте нам мечту, хватит жестокости

Общество
Наверное, многие со мной согласятся: редко бывает, чтобы экранизация известной книги ни в чем ей не проигрывала. Сегодня на эти сравнения мало кто способен, потому что сначала посмотрят сериал, не имея никакого представления о его литературной основе, а уж потом — если фильм получился — обращаются к его первоисточнику. И это, пожалуй, можно считать похвалой фильму.

Время такое — в метро теперь не с книжками пассажиры сидят, а уткнувшись в экраны смартфонов. Мы же, будучи студентами театрального вуза, по дороге из общежития зачитывались книжками, и не только теми, которые нужны были по программе.

Взять книгу «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, которую экранизировал Станислав Ростоцкий. От актрис, снимавшихся в этом фильме, я как-то слышал такую историю. Когда съемки проходили в Карелии, им много пришлось бегать и прыгать по камням, скалам, по лесу. И невдомек девчонкам было, что Станислав Иосифович, показывая им мизансцены, в кровь стирает культю. И не могло прийти в голову непосвященным, что он на протезе, ибо после тяжелого ранения на фронте лишился ноги.

Вот и подтверждение мысли, что кинорежиссура — это прежде всего мироощущение. Такая киноклассика рождена сердцем, которое выдержало невероятные испытания Великой Отечественной. Рождена личностями большого мужества и таланта.

Если говорить о сегодняшней культурной политике, то вот как я понимаю ее смысл, анализируя сериалы. Приходит наш честный работяга домой после изматывающего трудового дня. Тут не стоит перечислять все проблемы, что ему на плечи давят. Сами знаете: зарплата — с гулькин нос, и ту второй месяц не платят, долги растут, дети хнычут, никак не уснут, жена накрывает на стол более чем скромный ужин, причитая...

Дайте нам мечту, хватит жестокости Кадр из фильма «А зори здесь тихие» / 1972 год

И тут включает работяга телик, а там… Даже не то что нелюбовь — просто звериная ненависть, кровища потоком, вот-вот брызги на стол с экрана полетят. «Ну-у, — думает работяга, вяло уплетая жилистую котлету. — Так я же еще ничего себе! В моей-то жизни такого еще, слава богу, нет. Ну и забудем о проблемах». Вот и вся политика культурного капитализма.

И хватит ее отрицать да издеваться над фантастической мечтой, какую рождало советское кино. Да, снимали сказки, вроде «Кубанских казаков». Но после этих сказок хотелось жить, творить. Эти сказки звали к подвигу.

Мальчонкой в украинском селе я звал бабушку с огорода: «Бабуля, побежали в клуб, там сегодня новое кино показывают!» И мы по вечерам чуть ли не каждый день спешили в колхозный клуб и покупали билеты за десять копеек.

А когда шли назад, душу переполняла радость. И так жить хотелось, хоть и наплакались, когда Алеша Скворцов в «Балладе о солдате» прощался с мамой своей, отправляясь на фронт. Вот такое удивительное кино! Советское!

Просто шквал высоких чувств. Шквал таланта и любви к Родине и людям, в ней живущим. Я бы хотел, чтобы вернули такую киноиндустрию. Чтобы не проглядели достойные кинопроекты. А зрители за это будут благодарны!

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты