- Выключить коронавирус

Очень скорая помощь

Названы учреждения, которые будут работать в Москве с 25 мая

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 25 мая

Появилось видео задержания подозреваемых в стрельбе на юге Москвы

Лео Бокерия назвал сроки «победы» над коронавирусом в России

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Москвичам пообещали экстремальную летнюю жару

Пять мифов о коронавирусе: где заканчивается правда про новое заболевание

«Его неправильно поняли»: Эдгард Запашный заступился за Пригожина

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

Трамп заявил, что Путин может не хотеть его победы на выборах

«Никаких аспиринов»: названы опасные для больных COVID препараты

Как живет семейная пара, которая застряла в Таиланде из-за коронавируса

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Поражение легких и обострение заболеваний: москвичи рассказали, как боролись с COVID-19

«Я получаю реально много денег»: Мясников рассказал о своих доходах

Очень скорая помощь

Операция в столичной больнице № 36. Среди медицинских специальностей, которые больше всего востребованы военными госпиталями, хирурги стоят на первом месте. За ними следуют терапевты, санаторные врачи

ФОТО: Дмитрий Рухлецкий

Для обмена опытом в Москву прибыл один из ведущих экспертов в области терапии острого инфаркта миокарда – Патрик Гольдштейн, глава отделения Скорой помощи и медицинского сопровождения в университетской клинике города Лилль. Он рассказал о неотложной помощи на догоспитальном этапе, которая уже давно практикуется во Франции.

Острый инфаркт миокарда – патологическое состояние, при котором из-за закупорке артерии большая часть миокарда отмирает в течение четырёх-шести часов после начала приступа. Поэтому главное для врачей – время. Если успеть сделать ангиопластику (расширить сосуд и установить стент) за первые два часа, можно предотвратить некроз миокарда. Однако в России в связи с большой территорией, низкой плотностью населения и недоступностью некоторых регионов для транспорта сложно соблюдать временные условия оказания помощи. И тогда на первый план выходит единственный альтернативный метод – тромболитическая терапия. Суть тромболизиса заключается в медикаментозном разрушении тромба, перекрывшего сосуд. Патрик Гольдштейн рассказал о преимуществе метода: «В Европе перед специалистом уже не стоит вопроса делать или не делать догоспитальный тромболизис пациенту с инфарктом. Если у пациента нет противопоказаний, а своевременная ангиопластика невозможна, процедуру делают обязательно, поскольку наши данные говорят о том, что уровень смертности у больных с проведённым в течение двух часов от начала симптомов догоспитальным тромболизисом снижается до 3,6 процентов. Потом фактор времени уже не играет критической роли».

Как следовало из доклада его коллеги, доктора медицинских наук Игоря Жирова, ведущего научного сотрудника Института клинической кардиологии им. А. Л. Мясникова, стандарты оказания догоспитальной помощи больным с инфарктом в наших странах одинаковы. В каждой машине Скорой помощи есть тромболитик. Камчатский край, Республика Алтай, Кабардино-Балкарская республика являются лидерами по применению этой технологии.

Однако одной из ведущих причин высокой смертности от инфаркта становится низкая информированность населения. Не все пострадавшие вовремя реагируют на появление первых симптомов, главный из которых – давящая, сжимающая или жгучая боль за грудиной, не купирующаяся приёмом нитроглицерина и продолжающаяся более 20 минут. При таких симптомах следует немедленно вызвать Скорую помощь, тем более, что вероятность летального исхода возрастает на 7,5 процентов при задержке времени на каждые 30 минут. «Если пациент не позвонил в 03, то погиб», – печально констатирует Игорь Жиров. – «Когда болит в груди не надо терпеть, это не зубная боль. Это признак возможной катастрофы!» После инфаркта у многих пациентов развиваются различные осложнения, ухудшающие качество жизни и социальную адаптацию. Поэтому восстановление кровотока – ангиопластика и тромболизис – основная задача неотложной терапии. Сейчас в Москве открыто более 30 круглосуточных ангиографов. Пациентов с симптомами острого инфаркта направляют не в обычные больницы, а сразу туда. Но, как верно заметил Патрик Гольдштейн, в большом городе возможна другая проблема: из-за сложностей движения пациент может просто не попасть к современному оборудованию в необходимый временной предел. «Бороться нужно за каждую минуту. Иногда даже проще лечить пациента в машине Скорой помощи, для чего нужна квалифицированная команда», – добавляет Жиров.

Международные данные показали, что фармакоинвазивный подход, сочетающий введение тромболитиков и последующую ангиопластику, также эффективен и безопасен, как и классическое чрезкожное коронарное вмешательство. Показатели смертности снижается при обоих выборах лечения, для врачей это только вопрос доступности больницы по времени.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

49840 

Выздоровели

163913 

Выявлено

1993 

Умерли

Георгий Бовт

В три этапа: как власть поможет людям и бизнесу

Александр Хохлов 

Хочешь мира — готовься к войне

Ольга Кузьмина  

И смех, и грех, и май, и снег

Екатерина Рощина

О стукачах и шашлычниках

Анатолий Горняк

Куда поехать за деньгами

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Жизнь в виртуальном мире

Олег Фочкин

Гению нужно страдание

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Первый на суше