Главное
Карта событий
Смотреть карту

Играть в войну: зачем в России вводят курс начальной военной подготовки

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Играть в войну: зачем в России вводят курс начальной военной подготовки
Разведчики (слева направо) Георгий Шакиров, Гена Кучмистов и Адьян Чонкушов, 1973 год / Фото Виктора Вонога / Фотохроника ТАСС

«Зарница» и «Орленок» в советские годы были знаковыми словами для многих поколений — игры с такими названиями были для детей первыми шагами во взрослый мир долга и службы.

Воспитание будущих воинов-защитников с детства — практика, проверенная сотнями тысяч лет человеческой эволюции.

Вся наша история как вида показывает: пока мораль и психология людей в абсолютной массе своей не изменятся, римская максима «хочешь мира — готовься к войне» останется, к сожалению, актуальной. И чем раньше начинается воспитание в членах общества патриотизма и готовности защищать свою страну, тем лучше.

Элемнты такого вопитания, как, например, военные игрушки: солдатики, макеты оружия и военной техники, барабаны и горны, — используются практически во всех странах уже многие века. У нас в царские, а затем и в советские времена элементом приучения к коллективной дисциплине, так необходимой в армии, была и обязательная унифицированная школьная форма. Коллективизм, физическая выносливость, психологическая готовность к преодолению трудностей воспитываются физкультурой и спортивными играми. Но все это опосредованно. В Советском Союзе же успешно построили систему обучения детей азам военной подготовки и закрепления пройденного на натуральных военных учениях с детскоподростковыми коллективами. Школьный предмет «Начальная военная подготовка», игры «Зарница» и «Орленок» действительно помогали советской молодежи в дальнейшем проходить службу в армии и в целом легче справляться со стрессовыми ситуациями.

Недавно Министерство обороны РФ поддержало идею возвращения в школьный курс уроков НВП и рекомендовало привлекать для этого в качестве преподавателей отставных офицеров с боевым опытом. Как говорится, все новое — это хорошо забытое старое. Тем более если опыт использования признается положительным. Это же относится и к играм «Зарница» и «Орленок». Так чем же они были так полезны и что из них можно взять для использования в наше время?

Прежде всего оговоримся, что упоминаем примеры из периода расцвета детскоюношеских военно-спортивных игр и преподавания НВП: конец 1960-х — начало 1980-х годов. Доперестроечное время, когда действительно все лучшее было детям, а у армии и флота хватало сил и средств на ежегодную плотную работу с молодежью, а не только на экскурсии по казармам в День призывника.

— Сам смысл военно-спортивных игр был в том, чтобы подготовить допризывный контингент к прохождению курса молодого бойца — той первичной обязательной подготовки, которая нужна каждому военному, — говорит военный историк Борис Юлин. — В советские годы, когда гарнизоны были разбросаны во множестве по всей стране, их возможности использовались для проведения «Зарниц»: армия предоставляла технику, вооружение и спецсредства, и это, конечно, сильно улучшало возможности подготовки молодежи. В крупных городах было похуже: на уровне школ, не связанных с какими-то военными частями, могли подходить к вопросам НВП и «Зарниц» формально. Но в условиях массовой призывной армии хотя бы классы НВП были оборудованы и снабжены на совесть.

По словам историка, связи с армейскими частями возникали не только у школ в военных городках, но и у пионерлагерей по всей стране, на базе которых час то (по в озможнос ти в каждую смену) организовывали «Зарницу». Помощь военных бывала весьма существенной: они не только предоставляли автоматы Калашникова для обучения разборке-сборке и уходу за оружием, но и могли обеспечить участие в игре военной техники (автомашин, бронетранспортеров, катеров) и использование дымовых шашек, взрывпакетов и сигнальных мин для имитации боевой обстановки. Конечно, детям взрывчатые средства никто не доверял: этим занимались откомандированные для проведения игр военные.

Первые «Зарницы» в тесной кооперации с армией прошли в 1964 году и были приурочены к празднованию 23 Февраля. После эти игры проанализировали, составили правила и выработали набор стандартных сценариев, в их числе «захват флага» при разведке или атаке «вражеской» базы.

Уничтожение противника обозначалось срыванием погон с его плеч. У рядового игрока было два погона, утрата одного из них означала ранение, игроку запрещалось бегать, он мог выполнять задания только шагом. У командиров было по четыре погона.

В январе 1967 года в газете «Пионерская правда» формализованные правила были опубликованы вместе с первым приказом первого командующего Всесоюзной военно-спортивной игрой «Зарница». Этим командующим стал Герой Советского Союза маршал артиллерии Василий Казаков. По приказу Казакова комитеты комсомола в школах создавали штабы батальонов в количестве семи-девяти человек, а пионеры шестыхвосьмых классов определялись в юнармейцы, причем не просто так, а с разделением по военным специальностям. Азам этих специальностей их и учили. Полагалось «установить в отрядах юнармейцев форму одежды, знаки различия и эмблемы воинских специальностей».

Играть в войну: зачем в России вводят курс начальной военной подготовки Школьники (слева направо) Гена Тиваненко и Саша Кулешов на базе / Желудович Н. / Фотохроника ТАСС

А горкомам и райкомам комсомола вместе с военкоматами — организовать городские и районные штабы по руков одс тву игрой. Согласно опубликованным правилам, батальоны юнармейцев формировались из отрядов, а каждый отряд состоял из 20 человек: командира, замполита, четырех разведчиков, двух связистов, семи стрелков, двух санитаров, двух поваров и редактора «Боевого листка». Всесоюзная «Зарница» проводилась в несколько этапов: первый, зимний, был приурочен к празднику 23 Февраля, второй — весенний, ко Дню Победы, третий был финальным и проводился в июне. Первую финальную игру провели под Севастополем, на знаменитой Сапун-горе. При этом были использованы техника и «имитационные средства» от армии и флота. При такой организации детско-юношеские игры становились практически военными учениями.

Там, где плотного взаимодействия с армейскими гарнизонами не было, обходились возможностями класса НВП. «Зарница» в таком случае ограничивалась соревнованиями на скоростную разборку-сборку автомата Калашникова, оказанием первой помощи условно «раненым» и преодолением полосы препятствий с фанерными макетами оружия.

— Но надо понимать, что масштабное внедрение начальной военной подготовки и «Зарницы» по советскому образцу по всей стране и в каждой школе для государства, конечно, полезно, но возможно только при возвращении к массовой призывной армии, — говорит военный историк Борис Юлин. — В условиях современной контрактной армии, на которую мы усиленно переходим, в массовой подготовке допризывников нет смысла, и получаются лишние траты.

Также большой вопрос: где взять столько отставных офицеров, чтобы выделить по военруку на каждую школу? В общем, если вы хотите вернуть уже отработанный до мелочей советский опыт, то придется возвращать и сам Советский Союз...

Но есть и другое мнение на этот счет. Так, благодаря современным технологиям на смену дворовым играм «в войнушку» и школьным «Зарницам» пришли новые варианты военно-спортивных развлечений: пейнтбол со стрельбой красящими шариками и с трайкбол с полноразмерными и очень реалистичными макетами оружия, которое стреляет пластмассовыми шариками. Обе игры выросли из армейских тренажеров ближнего боя и быстро набрали популярность.

— Страйкбол является очень хорошим способом для приобретения навыков обращения с оружием, — рассказал президент Федерации страйкбола России Дмитрий Гулин. — Конечно, у этой игры есть большой потенциал в области педагогики и патриотического воспитания, это несомненный плюс. Пока что есть и минус в том, что у нас нет еще четкой методической базы для страйкбола в воспитательной области. Пока что мы имеем хорошее средство, но лишь авторские методики его использования. Однако в целом страйкбол сейчас дает лучшие, чем что-либо еще, навыки военной подготовки для гражданских людей. И важный момент — игра в страйкбол популярна у молодежи, это можно и нужно использовать.

Кроме того, в отличие от компьютерных игр или простых занятий в тире в нашей игре люди быстро понимают, что хоть и пластмассовые, но пули реально прилетают, и это может быть больно. Сразу воспитывается понастоящему серьезное отношение и к оружию, и к тому, зачем оно нужно.

По словам Гулина, взаимодействие с представителями Минобороны у страйкболистов тоже нарабатывается: есть опыт проведения масштабных игр с использованием военной техники (бронетранспортеры, танки и даже вертолеты) на базе военных полигонов. Соответствующий антураж для приближения к боевым условиям тоже разработан и используется: это и сигнальные мины, и дымовые шашки, и даже гранаты с тонким пластмассовым корпусом и взрывателем на базе пиротехнической петарды внутри.

— Пока что страйкбол развивается по двум направлениям: чисто спортивное и игровое, — пояснил Гулин. — Но если Министерство образования разработает методические указания по использованию страйкбола в преподавании НВП, это может дать большие плюсы в деле патриотического воспитания.

Заменять ли для нынешней молодежи «Зарницу» страйкболом или объединять для пущего эффекта — вопрос не то чтобы спорный, но обсуждаемый. Строго говоря, «Зарница» и «Орленок» никуда не исчезли, и на базе Юнармии — проекта российского Министерства обороны — по-прежнему существуют и регулярно проводятся. Упор, правда, делается на соревнования по спортивному и туристическому ориентированию, тировой стрельбе, военноспортивным эстафетам и общефизической подготовке, никуда не делись и смотры строя и песни, а также викторины и другие варианты проверки знаний по военной истории. В организаторах кроме военного и образовательного ведомств значатся Российский союз молодежи и Российское движение школьников.

Таким образом, наработанный в советские времена опыт не забыт и попрежнему используется, но, насколько эффективно, пока судить рано. Все-таки по охвату детско-юношеской аудитории Юнармии пока еще очень далеко до октябрятской, пионерской и комсомольской организаций времен СССР. С другой стороны, если мы не собираемся возвращать массовую многомиллионную призывную армию прежнего образца, то, возможно, и нет необходимости в этих попытках охватить всех начальной военной подготовкой? Может, разумнее и дешевле (у нас ведь рыночная экономика и денежка счет любит, не так ли?) будет дать ее истинно увлеченным военным делом и морально готовым к армейской службе людям? Действую по известному принципу «лучше меньше, да лучше»...

Подкасты
Эксклюзивы