втр 22 октября 02:12
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Евгений Исаков: Для многих бойцов «Альфы» ножи я сделал лично...

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Евгений Исаков: Для многих бойцов «Альфы» ножи я сделал лично...

СССР очень отставал от западных стран в области производства средств борьбы с массовыми беспорядками. В КГБ автомат Калашникова приспосабливали для ст

[b]— Евгений Иванович, как вы попали в «Альфу»?[/b] — Прежде чем зачислить в штат, меня два года «просвечивали» со всех сторон: проверили моральные, деловые, человеческие качества. Включился в работу, и почти сразу такая история... ...В 1979 году террорист Власенко проник в посольство США и, угрожая взорвать самодельное взрывное устройство, потребовал, чтобы ему дали возможность вылететь за рубеж. При проведении операции тогда не все прошло гладко. Снайпер свою задачу выполнил четко — ранил Власенко в руку, державшую шнур бомбы. Но террорист успел перехватить шнур другой рукой и подорвал себя. После этого была поставлена задача разработать такой поражающий элемент, который бы позволил достичь мгновенного и полного «отключения» террориста. При этом существовало жесткое требование руководства Комитета — брать террористов живыми. Специалисты разработали конструкцию оружия и поражающий элемент. Осталось дело за малым — провести испытания. Но медики в один голос твердили, что точные выводы могут быть получены только в ходе опытов с… человеком! Пришлось идти к командиру группы (тогда Герой Советского Союза, полковник, а ныне — генерал-майор Геннадий Зайцев. — В. Б.) и просить «организовать» «бесхозный» труп определенного пола и возраста. В ответ — удивленное молчание и долгий многозначительный взгляд — сначала мне в глаза, затем на портрет председателя КГБ Ю. В. Андропова. И неопределенное: «Подумаем»… Вскоре были утрясены все формальности с милицией, и нам «выделили» морг. Через несколько дней — телефонный звонок: — Прибыл интересующий вас экземпляр, возраст такой-то, самоубийца через повешение, родственников нет, хоронит государство. Милости просим! Последние слова, кстати, именно так и были произнесены. У меня аж мурашки тогда по телу побежали... Быстро собрались — и в морг. Честно скажу — впечатление не из приятных. Это за границей у каждого ячейка со своей порцией холода, а у нас — коммуналка. Причем теплая. Запах такой, что нас — меня и помощника — мутило. А санитару ничего, он даже стаканчик, похоже, пропустил. «Мишень» с помощью санитара привязали к столбу и... «извини, браток». Несколько раз выстрелили по различным частям тела. Потом медэксперты произвели вскрытие и дали свое заключение. На его основе мы сделали необходимые выводы для себя. Честно говоря, однажды я рассказал об этом случае близкому человеку. Реакция была резко отрицательной. Но полученные в ходе испытаний результаты позволили провести успешно не одну операцию по освобождению заложников, сохранить жизнь десяткам людей. Однажды мне пришлось в полном смысле слова «на себе» испытывать новое специальное изделие — химическую гранату. Сразу нужно объяснить, почему это было необходимо. Незадолго до ее разработки в Швейцарии террористы захватили польское посольство. «Их» подразделение антитеррора применило радиоуправляемый химический боеприпас, начиненный веществом раздражающего действия, которое воздействует на органы зрения и дыхания. Увы, когда коммандос ворвались в помещение, то их взору предстала ужасная картина: террористы и заложники были мертвы... Поэтому я и вызвался испытать действие химической гранаты, чтобы определить точно, через какой промежуток времени спецназовцы могут врываться в помещение, чтобы не подвергать опасности жизнь заложников. Лабораторные испытания на животном не давали точного ответа на вопрос. Еле уговорил начальника лаборатории дать «добро» на эксперимент. Сотрудники лаборатории смотрели на меня по-разному: кто как на больного, кто как на подопытного кота, кто с уважением. ...В специальном помещении взорвали гранату. Я с секундомером переместился в центр концентрации спецвещества и стал ждать. Слезы и острая боль заставили закрыть глаза — остановил один секундомер. Словно удавку набросили на шею — не смог больше дышать, — остановил второй. Увы, ничего в нашей жизни не проходит бесследно. С тех пор мне стало труднее дышать. Конечно, я мог послать туда своего помощника. Но вот только как тогда быть с собственной совестью? — А какие еще специзделия использовались в группе «А» для борьбы с терроризмом? — Специфика проведения антитеррористических операций предполагает практически мгновенные действия группы захвата: 8—12 секунд. (Для сравнения — подготовительная работа оценивается в 12—16 часов.) Для успешного проведения операции нужны специзделия. В этом направлении работали несколько лабораторий КГБ — по химии и медицине, радиотехническая и лаборатория по специальному вооружению и взрывчатым веществам. Увы, но СССР очень сильно отставал от западных стран в области производства спецсредств, средств защиты и средств борьбы с массовыми беспорядками. У нас тогда милиция даже нормальной резиновой дубинки не имела, не говоря уже о таких «изысках», как патрон с пластиковой пулей и т.д. В КГБ поэтому разработка спецсредств шла полным ходом. К примеру, автомат Калашникова приспосабливали для стрельбы резиновой картечью и даже хоккейной шайбой. Кроме химической гранаты, на вооружении группы находилась и светошумовая граната — по сути безвредная, но производящая страшный грохот. С ее применением, кстати, связана одна забавная история. Когда в 1983 году террористы захватили самолет в Тбилиси, «альфовцы» пошли на штурм и бросили в салон две гранаты. Так уж случилось, что одна взорвалась прямо на... «мужском достоинстве» одного из пассажиров. Потом он так описывал свои впечатления, говоря с сильным грузинским акцентом: — Я обалдэл! Думал — все оторвало! Смотрю — нэт, все хорошо, все на месте! Хороший граната, командыр! Активно применялись в ходе операций и специальные усыпляющие вещества. При освобождении заложников в Уфе, когда двое военнослужащих внутренних войск захватили самолет, этот препарат сильно помог — один террорист «отключился», а второго вывели из боеспособного состояния. Что касается специального вооружения, то у нас имелась стреляющая записная книжка, разработанная в лаборатории КГБ совместно с одним из оборонных предприятий. Был случай, когда ее применили. В середине восьмидесятых отпетый уголовник в центре Москвы захватил прямо на улице трех женщин в заложники. Милиция загнала его в один из дворов, в угол. Он поставил женщин впереди, а сам спрятался за ними. И все время угрожал убить их. Он был вооружен наганом. Вот тогда специально обученный человек и отправился к бандиту на переговоры. Он подошел к нему, открыл блокнот и старательно стал записывать требования террориста. В нужный момент — выстрел в правое предплечье, наш сотрудник перехватил руку с наганом и отвел ствол от заложниц. А потом — точный удар кулаком в подбородок... Нужно сказать, что наши парни, четко выполнявшие указание брать террористов живыми, порой не ограничивали силу удара кулаком. Так что иногда террористам доставалось... Здесь вспоминается еще один забавный случай из жизни. Один молодой сотрудник в ресторане повздорил с сотрудниками милиции, и те решили его отвезти в отделение. Не получилось. Они вызвали подмогу. Он и тех раскидал. Потом его хотели уволить из органов. Я тогда сказал: «Но боец-то он хороший! Один против всех устоял!». И парня оставили. [b]— Евгений Иванович, об умении подрывников «Альфы» открывать двери легенды ходят...[/b] — Все очень просто — для этого и существуют специальные взрывчатые вещества. В частности, пастообразный пластит. Удобен тем, что ему можно придать любую необходимую форму. За время тренировок мы взорвали многие десятки дверей. Зрелище, честно говоря, эффектное. «Вскрывали» любые сейфы. В реальной ситуации двери взрывали 3 раза — в СИЗО г. Сухуми и 2 раза в Москве. При кажущейся простоте здесь необходима ювелирная работа, чтобы не причинить вреда заложникам, находящимся за дверью. Для отработки путей проникновения в самолет мы делали опыты на специально предоставленном нам Ил-18. Вместе с учеными мы подрывали на нем различные заряды в разных местах обшивки, пока не получили нужных результатов. Еще из ВВ спецназначения использовались магнитные кумулятивные мины. В моем хозяйстве также находилось и несколько комплектов формы полиции иностранных государств — Австрии, Финляндии, Турции, Польши. Наши сотрудники владели соответствующими языками. Однажды террорист потребовал лететь в Финляндию, но самолет посадили в Ленинграде. На борт поднялся наш сотрудник в форме финского полицейского и в удобный момент скрутил бандита. Но такие операции требуют тщательнейшей подготовки. Иначе любая мелочь, к примеру, табличка с названием населенного пункта, может провалить дело, и «Вабанк-2» не получится. Добавлю, что наши сотрудники имели и документы прикрытия. К примеру, у меня было удостоверение инженера НИИ, сотрудников КГБ, МУРа, представителя аэропорта, железной дороги и даже... лесного хозяйства. [b]— Это все работа. А чем занимаетесь в свободное время?[/b] — Люблю делать ножи. Сделал около 170 различных форм и размеров, дарил в основном друзьям. У многих сотрудников «Альфы» есть ножи, которые я сделал лично. У меня коллекция холодного оружия, где есть и кавказский кинжал, и немецкий кортик времен Второй мировой войны. Есть чешские, венгерские, польские ножи. В коллекции — штык-нож, который я привез из Афгана. Кстати, я принимал участие в испытаниях ножа разведчика (НРС-2). Составил инструкцию по его метанию в цель и применению стреляющего устройства. Должен заметить, что наши разработчики всегда очень уважительно относились к тем корректировкам, которые мы вносили в технические задания, понимая, что они — «от жизни». [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Родился Исаков в 1941 году в семье донского казака. Отец — капитан-кавалерист, воевал в корпусе Доватора и погиб, защищая Москву, в декабре 1941 года. Срочную служил в Ракетных войсках стратегического назначения. Затем окончил Военную академию связи в Ленинграде. Мастер спорта по тяжелой атлетике. Проходил службу в Управлении правительственной связи КГБ СССР. В декабре 1979 года обеспечивал правительственную связь наших войск в Афганистане с Москвой. Последняя «военная» должность — начальник группы обеспечения подразделения антитеррора «Альфа»...[/i]

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало