пт 18 октября 15:00
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Крыша» для модельера

«Крыша» для модельера

Григория Григорьевича Крапивина некоторые коллеги в шутку называют провокатором

[i][b]Григория Григорьевича Крапивина [/b]некоторые коллеги в шутку называют провокатором. За практикуемый им жесткий метод проверки новичков, приходящих в руководимую им службу безопасности компании «Том Клайм». Каждому сотруднику, считает начальник, нужно быть не только сильным, смелым и ловким. Он должен уметь анализировать ситуацию и быстро принимать правильные решения.[/i] — Разумеется, «проверка на мужество» требуется не для всех, — говорит Григорий Григорьевич. — Многие из наших новеньких и так уже отлично зарекомендовали себя на прошлом месте работы. Варианты проверки могут быть разные. Вызываю, например, двух «хулиганистых» ребят из числа постоянных сотрудников и даю им задание: прицепитесь на улице к новичку и спровоцируйте его на драку. Если парень крепкий, даст отпор. Коли испугается, сбежит — не место ему у нас. [b]— А если вдруг покалечит «хулиганов»? [/b] — До такого пока не доходило, но неприятности у проверяющих бывали. Скажем, приходят на следующий день двое. У одного лицо разбито, левая половина — сплошная гематома, глаз заплыл. Говорит: «Григорьич, доплачивай за «производственную травму». Жду, когда сам новичок мне расскажет, что на него пытались напасть. Он молчит. На третий день не выдерживаю, интересуюсь: тут, мол, из милиции звонили, говорят, драка была в твоем дворе. А он в ответ: «Да какая драка? Так, подошли два придурка, стали приставать. Одному врезал малость, второй убежал». После этого случая подобную практику прекратили. Проверяем в спарринге. Или вот другой момент. Устроился к нам на работу один молодой человек. Со всех сторон положительный. Коричневый пояс, милицию тренирует. Строит из себя крутого, мол, кого угодно «одной левой». Подослал я к нему своего знакомого, тот родом из Дагестана, чтобы предложил новичку деньги за адрес охраняемого. Адрес он не выдал, но до того перепугался, что весь следующий день ходил зеленый. О происшествии рассказал только после моих расспросов. Сказал мне, что на него «наехала» чеченская банда. Теоретически такое не исключено, но по нашим правилам он был обязан сразу же сообщить мне и в милицию о случившемся, а к нему домой выехала бы наша группа немедленного реагирования. Естественно, пришлось с этим парнем расстаться, не выдержал испытания. [i]…В прошлом Крапивин милиционер, но в органы пришел не сразу. Сначала окончил физкультурный вуз в Краснодаре, работал учителем и тренером. В институте стал разносторонним спортсменом. Мастер спорта по классической борьбе, кандидат в мастера по вольной, первый разряд по самбо, второй по боксу. Крапивин из военной династии. Начиная с прадеда, все мужчины его рода служили Отечеству. Григорий первым попробовал гражданскую жизнь, но она ему показалась пресной. В студенческие годы был одним из организаторов оперативного комсомольского отряда при райкоме, его комиссаром. Познакомился с работниками уголовного розыска. Их фанатизм, самоотверженность, сплоченность поразили его. При сторублевой зарплате 16-часовой рабочий день сыщика был нормой. Потянуло к этим людям. Григорий пытался убедить себя, что с возрастом пройдет, но не смог. Сегодня он с уверенностью заявляет: уголовный розыск — не работа. Это образ жизни. Опер остается опером навсегда.[/i] [b]— Доводилось ли вам во время операций применять оружие на поражение? [/b] — Случалось. Первый раз применил оружие, когда проводили мероприятие совместно с КГБ в 1984 году. Была получена информация, что группа преступников планирует совершить продажу партии оружия. Дело было ночью. В самый ответственный момент появились мы. Один из бандитов бросился бежать, я за ним. Он выстрелил в меня, я в него. Для стрельбы место было удобным — освещенная лунным светом стена, и он на ее фоне. Я несколько раз выстрелил, не давая ему уйти в проход в стене. Сказать, что я не хотел в него попасть, было бы неправдой, я хотел. Но впопыхах попал в стену. А он решил, что это я так здорово стреляю — специально рядом с ним попадаю, чтобы показать, что никуда ему от меня не деться. Словом, сдался он. [b]— А убивать преступников приходилось? [/b] — Ну, было дело. Спал после этого спокойно… [i]С 1972 года Крапивин работал в Управлении уголовного розыска УВД Краснодарского края. Боролся с «медвежатниками», «домушниками», а в 1984 году возглавил подразделение по незаконному обороту наркотиков. Потом заочно окончил Академию МВД, а в 1990 году Международную полицейскую школу по борьбе с наркобизнесом в Белграде. Вскоре Крапивина перевели в Центральный аппарат МВД России, в Управление по незаконному обороту наркотиков. В 1992—1994 годы пришлось поработать в «горячих точках», боролся с бандитизмом и терроризмом.[/i] — В момент, когда Дудаев пришел к власти, — рассказывает Григорий, — я был представителем России в Чечено-Ингушской республике. Наше ведомство было единственным, не признавшим власть Дудаева. Пришлось неделю держать оборону в здании МВД республики. С едой у нас тогда было туго, но нам помогали местные ребята — подбрасывали хлеб, масло, колбасу… [i]Во время военного конфликта между Северной Осетией и Ингушетией руководил группой быстрого реагирования. Ловили и обезвреживали террористов и бандитов, пресекали по возможности любые преступные действия с обеих конфликтующих сторон. В 1994 году, выйдя на пенсию в звании подполковника милиции, Крапивин стал работать заместителем начальника службы экономической безопасности Русского национального банка. Но год спустя банк лопнул, став жертвой печально известного «черного вторника», Крапивину пришлось искать новую работу. Были разные предложения, даже от одной из криминальных структур (предлагали 4000 $). На свою нынешнюю работу пришел по объявлению. Увидел, что здесь занимаются серьезным делом — производством, захотелось помочь.[/i] — Конкурс на должность руководителя службы безопасности был большой, но выбрали меня. Для большинства кандидатов понятие «безопасность» отождествлялось только с охраной объектов. Я понимал, что работать надо на многих направлениях. Чем глубже вникал в работу компании, тем больше проблем видел. Это и возврат долгов, и борьба с хищениями, и охрана интеллектуальной собственности, и обеспечение личной безопасности ведущих специалистов, и изучение морального климата в коллективе, и многое другое, что может отрицательно сказаться на деятельности компании. Мы пережили уникальный период, когда с ростом популярности компании и ее изделий пришлось бороться со взяточничеством. Некоторые менеджеры стали брать взятки от клиентов, которые хотели купить больше товара. О повышенном спросе на свою продукцию мечтает не один производитель, но для нас возникла проблема. [b]— Ходили слухи, что компания была создана на бандитские деньги… [/b] — Это не более чем слухи. Когда создается очередное коммерческое предприятие, обычно к его организаторам приезжают представители преступных группировок и предлагают взять их в долю. Мол, мы вас спонсируем деньгами, а потом вы платите нам проценты с дохода. Были сделаны подобные предложения и Анатолию Климину в то время, когда он организовывал свою компанию. Приезжали бандиты из разных группировок, предлагали деньги. Он наотрез отказался от всех предложений. Естественно, возникла необходимость создать собственную службу безопасности, способную противостоять любым преступным посягательствам. Так было создано наше подразделение, которое в криминальном мире вскоре окрестили «ментовской крышей». И это неспроста — каждый третий наш сотрудник в прошлом работал в милиции. Есть среди них и бывшие офицеры морской пехоты, десантники, спортсмены-профессионалы… [b]— Известно, что просто так криминальные структуры не любят отступать. Приходилось ли вашей службе отбивать «наезды», участвовать в «разборках»? [/b] — Информацией о том, что наша служба относится к числу «ментовских», криминальная среда располагает уже давно. Разведка проводилась неоднократно. Приходили под видом коммерсантов, пытались устроиться и в службу безопасности. Естественно, все они проверялись. Понимают, что мы поддерживаем тесные отношения с милицией и ФСБ, сами достаточно оснащены и подготовлены, и конфликтовать с нами не желают. Попытки «наезда» непосредственно на фирму были дважды, причем первую, в конце 1995 года, организовали несерьезные люди, молодежь, начитавшаяся бульварной литературы. Ребята не представляли, куда они пришли. Двое из прибывших заявили охране, что им надо поговорить с хозяином. Я вышел на улицу вдвоем с моим заместителем, кандидатом в мастера спорта по боксу. Там еще трое стоят. Их лидер мне и говорит: «Мы контролируем эту территорию. Время сейчас такое, хочешь жить спокойно — надо платить. Сейчас все платят». Спрашиваю: «Ты гарантируешь, что все платят?». Отвечает с апломбом: «Да, гарантирую!». У меня аж в глазах потемнело от злости. Схватил его за грудки, слегка придушил, спрашиваю: «Ну и сколько ты будешь мне платить?». Парень опешил: «Почему я?» — «А ты хочешь, чтобы я тебе платил?» Я ударил первым. Коллега врезал другому. На счастье «рэкетиров» все обошлось для них без тяжких последствий. Драться с нами не рискнули, подхватили побитых товарищей и быстро ретировались. Уехали они на трамвае. О другой, более серьезной группе мы получили информацию из криминальной среды. Вымогателей перехватили сотрудники милиции километра за три до нашего офиса. У них были изъяты наркотики, оружие. В общем, у ребят были большие неприятности. [b]— А как обстоят дела с охраной руководства фирмы? Поговаривают, что она не хуже, чем у членов правительства. Мол, даже дороги перегораживают, когда ваше начальство проезжает. На него когданибудь были покушения? [/b] — Личных охранников у первого лица достаточно, чтобы гарантировать практически полную безопасность. Покушений на его жизнь не было. Насчет перегораживания дорог — это ерунда, такое у нас не практикуется. Единственное, что бывает, — ставим напротив выхода из дома машину прикрытия, когда шеф выходит из помещения на улицу. Служба личной охраны комплектовалась и ныне пополняется из лучших сотрудников охраны нашего предприятия. Главными критериями, помимо отличной физической подготовки и водительского мастерства, являются наблюдательность, дисциплинированность, способность к самопожертвованию, умение думать и мгновенно принимать решения в экстремальной ситуации. [b]— Насколько я знаю, ваши сотрудники вместе с милицией неоднократно разоблачали преступников. Например, ловили наркодельцов, изымали фальшивые доллары… [/b] — Точнее, милиция разоблачала и задерживала, а мы только помогали. К примеру, весной этого года совместно с РУОПом мы задержали преступника — гастролера из Тамбовской области. На его совести было два убийства. За прошлый год совместно с милицией наша служба безопасности провела около 15 операций, из них — 4 важнейших мероприятия, к которым приходилось долго готовиться. В процессе работы с клиентами мы иногда получаем интересные сведения и информируем об этом работников не только милиции, но и других правоохранительных органов. В августе прошлого года, готовя операцию по изобличению сбытчиков наркотиков, сотрудники РУОПа обратились к нам за помощью. Им был нужен человек со стороны, поскольку преступники зачастую «вычисляют» работников милиции, многих знают в лицо. В итоге наш сотрудник, бывший работник уголовного розыска, но с уже стершимся с лица выражением «02», вошел в контакт с дельцами, убедился в наличии крупной партии наркотиков, установил адрес ее хранения. Остальное сделали работники РУОПа. В конце прошлого года стало известно, что некий гражданин хочет сбыть 25 000 фальшивых долларов по льготной цене. Работники РУОПа спланировали операцию по задержанию преступника с поличным. Роль «лоха» сыграл наш сотрудник. «Сделка» состоялась возле метро. Операция завершилась успешно, продавца взяли… [i]Григорий Григорьевич человек увлекающийся. Интересов у него много. Но вот времени мало.[/i] — Прежде всего люблю возиться с внуком. Заканчиваю благоустройство дачного участка в Истринском районе Подмосковья. Люблю побродить по вернисажу в Измайлове, полюбоваться картинами. С удовольствием слушаю музыку 30—40х годов, сам люблю спеть под гитару, хотя играю не очень хорошо. Неловко признаться, но под старость увлекся компьютерными играми. Мой сын работает в компании, обслуживающей компьютерную сеть, и частенько позволяет себе играть до пяти часов утра. Я его раньше ругал: «Ты же взрослый человек, а все игрушками забавляешься!». А он мне: «Сядь, попробуй сам». Както уговорил. Теперь сам иной раз за компьютером до рассвета просиживаю, как подросток. Хорошо, что дома у нас их два, а то возникали бы конфликтные ситуации.

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит