вс 20 октября 01:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Ребенка за деньги не купишь!»

«Ребенка за деньги не купишь!»

[i]В московском роддоме № 5 стало больше работы: в последние годы налицо неуклонный рост рождаемости. На следующий день после выступления Владимира Путина из роддома выписывались сразу 24 мамы с малышами. Обещание президента выдавать за каждого второго ребенка в семье целевой кредит в 250 000 рублей вызвало у них неоднозначную реакцию: от восторженной до скептической.[/i] [b]«Мне и одного хватает»[/b] В вестибюле выписного отделения царило оживление. – А у нас родилась внучка Валерия! – похвастались корреспонденту «ВМ» родители 17-летней Ольги. – Такая же голосистая и, видимо, с характером, как и наша Оля. Мы пытались ее отговорить, но она сказала: буду рожать – и все тут! Новоиспеченная бабушка Ирина Александровна говорит с нами и прислушивается к младенческому крику за дверью, где малышку пеленали перед выпиской в «большую жизнь». – Путин пообещал в будущем за каждого второго ребенка выплачивать по 250 тысяч рублей. На ваш взгляд, это повлияет на рождаемость? – Ой, лучше бы сейчас добавили денег мамам. И на первого ребенка тоже! И не по пять-восемь тысяч, а тысяч по 20! Только посчитать, сколько коляска и кроватка стоит, вот и получится... А эти 250 тысяч... Это, конечно, хорошо, но рождаемость от этого не повысится! Семья Титовых воспитала одного ребенка – дочь Ольгу. И, как призналась Ирина Александровна, она с удовольствием бы родила еще троих. И не в деньгах дело, здоровье не позволило. 17-летняя мама передает опоясанный розовыми лентами пакет родителям. – Еще одного ребенка? – удивляется девушка. – Ну, не-е-ет. Мне одного хватает, я довольна! А ребенок он и есть ребенок, его за деньги не купишь. [b]Ждали долго и дождались[/b] 24-летняя Анна и 31-летний Дмитрий обзавелись первенцем. И хотя имя для новорожденной дочки супруги Макаровы еще не придумали, в их семье это долгожданный ребенок. Дима – предприниматель, и средств на то, чтобы вырастить малышку, у них хватит. Аня призналась, что при планировании семьи они не очень-то зацикливались на финансовых вопросах. – Наша дочка родилась исключительно от любви! – сказала она корреспонденту «ВМ». О том, чтобы родить еще одного малыша, Макаровы пока не думали. Но говорят, что, если и правда будут выплачивать по 250 тысяч за второго ребенка, то это может оказаться для них весомым аргументом. – Надо, чтобы государство помогало родителям. Оно обязано это делать! – уверена Анна. Дима оказался менее категоричен: – Я думаю, что деньги – это все-таки не главное. Но это правильное решение. [b]Чтобы не кусать локти[/b] Владимир Георгиевич Панайотиди возглавляет роддом № 5 уже 21 год. Поэтому с уверенностью может утверждать, что в советские времена женщины рожали чаще и охотнее. В качестве аргументов приводит цифры: до начала 90-х в среднем в Москве фиксировалось 120 тысяч родов, а теперь не больше 90 тысяч. Объяснение этому, с его точки зрения, простое: чем стабильнее экономическая ситуация в стране, тем больше желание рожать и воспитывать детей. – 250 000 рублей за второго ребенка это большое дело, – считает главврач. – Мне понравилось, как президент выступил, он четко поставил задачу перед правительством. Надеюсь, сейчас начнется большая работа. Но не надо думать: дали денег – и все женщины кинулись рожать. Надеюсь, это только начало, потому что проблем по-прежнему очень много. – Очень важно, что с этого года ввели «родовые сертификаты», – продолжает Владимир Георгиевич. – За каждую женщину, которую довели до родов, роддома и женские консультации получают 2 тысячи рублей. Рождаемость эти деньги, конечно, не стимулируют, потому что женщины на руки ничего не получают, но для нас большое подспорье. Мы шестьдесят процентов из этой суммы тратим на зарплаты персоналу: получается пять-шесть тысяч в зависимости от степени трудового участия – врачам и около четырех – медсестрам. А сорок процентов уходит на приобретение медикаментов и расходных материалов. Благодаря «родовым сертификатам» в этом году внедрили новый вид анестезии – спинномозговую. Замечательная вещь! Женщине делают операцию, она в полном сознании, но не чувствует боли, разговаривает с врачами, слышит крик младенца, видит его. Это очень дорогостоящая процедура, раньше она нам была не по карману, а теперь, если мы будем каждый месяц получать деньги по сертификатам, то сможем ее применять без дополнительной оплаты. К слову, в пятом роддоме в основном рожают бесплатно: на 3 тысячи родов в год заключается только сорок контрактов. Самое неприятное в работе для Владимира Георгиевича – это отказники: – И осуждать не берусь, чаще всего мать отказывается от ребенка по экономическим причинам. Например, недавно родила у нас женщина хорошего здорового малыша, а у нее уже есть два ребенка, но мужа нет. Третьего никак не поднять. Что делать? Отдает его в детский дом. Мы, конечно, беседы с ней проводим: и юрист, и заведующий детским отделением, и лечащий врач... Но решать-то ей! Но, принимая решение, пусть знает, что пройдут годы, и она локти будет кусать, каяться, да только поздно. [b]«Сын сказал: «Хочу братика»[/b] Владимир Георгиевич не может продолжать беседу. Ему надо заниматься делами – работа в роддоме требует от главного врача пристального внимания ко всему: «Я даже питание сам заказываю, наблюдаю за работой на пищеблоке, очень важно, чтобы мамочки хорошо питались. Никаких изысков мы, конечно, себе позволить не можем, но девочки вроде бы довольны». В большой и светлой палате три счастливые мамы баюкают малышей. Людмила – профессиональная певица, ее муж – музыкант. Ни у нее, ни у него нет ни московской прописки, ни постоянного жилья. Из съемной квартиры их попросили за неделю до родов. – Мы не планировали второго ребенка. У мужа зарплата восемьсот долларов, из них шестьсот уходит на оплату квартиры, но нас это не остановило. Сын сказал: «Хочу братика». Хочешь – значит будет! Правда, родилась сестренка. Братик у нас еще впереди. На просьбу рассказать, сколько «стоит» в месяц новорожденный, мамы откликнулись живо. И начали подсчитывать, перебивая друг друга. – Кроватка и коляска – десять тысяч. – А нам знакомые отдали! – Не всем же так везет. – Искусственное питание – две. – Самой выгоднее кормить. – Памперсы – еще две. – Детская косметика – еще тысяча. – Пеленки, распашонки – две. – А докторам? Тоже надо. – Курс массажа в 10 сеансов по 300 рублей за каждый. На бесплатный массаж такая очередь – пока дождешься, ребенок в первый класс пойдет. – Подождите, это же сколько у нас получилось? Всего? – А лучше не считать. Чтобы не расстраиваться. [b]Больных детей становится больше[/b] Рассказать о состоянии здоровья новорожденных мы попросили [b]Марину Анатольевну ДЕМАКОВУ, заведующую детским отделением роддома №5[/b]: – Рождаемость в Москве помаленьку растет, а состояние здоровья новорожденных дает повод для оптимизма? – К сожалению, нет. Число больных детей с каждым годом увеличивается. Много рождается детей с недостаточной массой тела, задержкой внутриутробного развития, растет число недоношенных детей. Этому есть две причины: с одной стороны, ухудшается здоровье женщин, с другой – улучшается качество обследования новорожденных. Сейчас мы способны диагностировать многие заболевания на ранней стадии. Зато уменьшается число родовых травм, так как заметно улучшается качество приема родов. – Как вы считаете, материальные поощрения от государства способны побудить женщин больше рожать? – Могут. Весь вопрос – каких женщин. Хочется верить, что нормальных, здоровых рожениц у нас будет все-таки большинство, только тогда меры правительства скажутся на улучшении генофонда нации, а не наоборот.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?