Похоже, это война: 40 лет назад начался конфликт между Китаем и Вьетнамом
Корреспонденту «Вечерки», а тогда младшему сержанту ВДВ ВС СССР Андрею Федорову, не удалось попасть ни на Китайско-вьетнамскую войну, ни на Афганскую, а настоящего пороху довелось понюхать много позже в качестве военного корреспондента / Фото: Личный архив

Похоже, это война: 40 лет назад начался конфликт между Китаем и Вьетнамом

Общество
Конфликт между Китаем и Вьетнамом, вошедший в историю как «первая социалистическая война», вспыхнул 40 лет назад, зимой 1979 года...

В 6:00 дежурный по учебной воздушно-десантной роте старший сержант Рябухин гаркнул во все свое луженое горло: «Рота подъем! Откинуть одеяла! Строиться перед казармой повзводно на утреннюю зарядку!» Выбежали. Построились. Пробежали пять километров, помахали руками и ногами на плацу. Сходили на завтрак с песней. Начинался обычный день.

...После завтрака я достал из тумбочки общую тетрадь, авторучку и двойной сине-красный карандаш — сегодня первым занятием должна была быть «тактика», потом что-то еще, а после обеда — укладка парашютов.

...Уже 8:30, а наш замок (заместитель командира взвода) младший сержант Ширинс (в шутку мы его звали капралом), не дает команду к построению на занятия. Смотрю, а в казарме вообще нет ни одного сержанта!

— Да в ленинке (ленинская комната была в каждом подразделении Советской армии для проведения комсомольских собраний) все, — объяснил дневальный. Скривил таинственную физиономию и добавил шепотом: «Знаить зачем-то всех сержантов собрал».

Знаить — так звали замполита батальона майора Фомина, потому что через каждое слово употреблял намертво прилепившееся к его и без того хилому словарному запасу словечко-паразит — «значит», да и то умудрился превратить в «знаить».

Наконец из ленинки стали выходить сержанты. Лица у всех были серьезные и да же озабоченные. Мы тут же обступили нашего капрала: «Что за шухер? Зачем Знаить собирал?»

— Блин, мужики, похоже, это война… — после гнетущей паузы ответил растерянно наш капрал.

— С американцами? — робко спросил кто-то.

— Не, с китаезами. Они сегодня ночью на Вьетнам напали. Бои по всему фронту. Похоже, всю десантуру по тревоге подняли...

— А мы?

— Мы — «учебка». Знаить так и сказал: работаем по плановому расписанию… Че, припухли? Строиться на «Тактику», — каким-то совершенно не командным голосом не то приказал, не то предложил наш командир, бывший старше нас по возрасту всего на год.

На «Тактике» Ширинс, обычно листавший на задней парте журнал «Советский воин» или разгадывавший кроссворд в «Труде», подсел ко мне — в руках были несколько чистых листов бумаги, явно прихваченные в ротной канцелярии.

— Слышь, Москва, — толкнул он меня тихонько в бок, — на чье имя лучше рапорт писать? На имя комроты, батальона или сразу комполка?

— Какой рапорт? — переспросил я шепотом.

— Короче, хочу добровольцем во Вьетнам записаться.

— Да надо сразу Дяде Васе писать! («Дядей Васей» в частях ВДВ звали командующего Воздушно-десантными войсками СССР генерала армии Василия Маргелова. — «ВМ»).

— Ща как дам маклуху! Я серьезно спрашиваю, — зашипел на меня капрал.

— Але, галерка! Отставить базар! Курсант Федоров, на исходную! Пулей подбежал к доске, развернулся к классу лицом.

— Слушать тактическую задачу, — начал капитан Серегин, преподаватель по тактике. — Ваше отделение наступает фронтом по открытой местности. Напоролись на огневую точку противника. Ваши действия?

— Упал. Откатился вправо или влево от места падения. Осмотрелся. Засек огневую точку. Передал ее координаты товарищам справа и слева от меня. Например, «Право, два часа, пулемет». Произвел по предполагаемой цели противника две короткие очереди по два патрона в каждой и тут же откатился в любую удобную сторону. Когда по цели начали «работать» соседи справа и слева, делаю зигзагообразный бросок вперед на пять-семь метров, максимально пригнувшись к земле. Упал. Откатился. Веду огонь «короткими», прикрывая товарищей, которые передвигаются за мной. За тридцать метров до цели подавляю ее ручной гранатой Ф-1 или повторяю подвиг Александра Матросова! Курсант Федоров ответ закончил.

Капрал Ширинс с задней парты показывает мне большой палец...

После обеда в клубе было собрание батальона. К этому времени все три роты, кроме двух отказников (те, кто отказался выполнять учебные прыжки с парашютом), написали рапорты с просьбой послать нас воевать во Вьетнам добровольцами.

На это комбат заявил, что гордится нами и сам готов хоть сейчас лететь вместе с нами защищать братский вьетнамский народ от китайских агрессоров, которых поддерживают США и прочая империалистическая сволочь, но наша задача учиться военному мастерству здесь, на западных границах СССР. Находиться там, где приказала Родина. А когда прикажет, честно выполнить свой воинский долг, не посрамив имя советского десантника.

Ровно через месяц война во Вьетнаме закончилась. Еще через месяц я улетел в Среднюю Азию. Под палящим солнцем Узбекистана нас готовили к боевым действиям в горной местности. Но в декабре 1979 года наш полк отправили не в Афганистан, как мы ждали, а в Венгрию.

Так что настоящего пороху пришлось понюхать много лет спустя уже в качестве военного журналиста — с фотоаппаратом и блокнотом, а не с автоматом Калашникова.

СПРАВКА

Война КНР и СРВ длилась ровно месяц: с 17 февраля по 16 марта 1979 года. Она стала результатом давнего пограничного конфликта, хотя стороны до сих пор по-разному трактуют его причины. В результате боестолкновений стороны потеряли почти 50 тысяч человек убитыми. Формально боевые действия начал Китай, и в СССР обращали внимание, что за полтора месяца до этого Пекин установил дипотношения с Вашингтоном.

Google newsYandex newsYandex dzen