вс 20 октября 06:55
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Primary Владимира Путина

Primary Владимира Путина

Многие наблюдатели явно поспешили с оценками завершившегося на прошлой неделе Всемирного экономического форума в Давосе: Россия утратила роль центра в

[b]На первый взгляд, подобная позиция близка к истине: о Москве на нынешнем, тридцатом по счету давосском форуме, действительно, говорили меньше, чем в предыдущие годы. Да и столь негативных высказываний в адрес России прежде в Давосе, кажется, не допускалось. Чего стоит одно лишь заявление Джорджа Сороса, прозвучавшее чуть ли не приговором: из России надо уходить, ибо Москва не может выполнить требования международных финансовых организаций.[/b] [i]За что же конкретно критикуют Россию западные толстосумы? Прежде всего за недостаточно активную и последовательную, с точки зрения Запада, структурную перестройку экономики, в том числе — нерешительность в отношении крупнейших российских банков-должников. Плюс Москва никак не может договориться с Лондонским клубом кредиторов. Да и затягивающаяся антитеррористическая операция на Северном Кавказе, мягко говоря, не подстегивает западный капитал вкладываться в Россию: воюющие экономики априори не привлекательны. Надо признать, что никаких «прорывов» в области увещеваний западных кредиторов в Давосе, действительно, сделано не было.[/i] Представлявший там российское руководство Михаил Касьянов хоть и отрапортовал о достижении поставленных целей, похвалиться особо не смог (разве только «проведением разъяснительной работы по экономической политике» Кремля, в результате которой потенциальные инвесторы были довольны «общим контекстом»). Но если бы оценки пессимистов были полностью оправданны, нынешний Давос вообще закрыл бы «русский вопрос» как минимум до 26 марта. Ан нет: словно не поверив представителю Кремля «на слово», сразу по окончании давосского форума Москву посетили и Госсекретарь США Мадлен Олбрайт, и президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон. Плюс очередная миссия Международного валютного фонда. И Москва решила шанс этот не упускать. Возможно, это совпадение, но почему-то именно в эти дни экономическая программа Владимира Путина получила-таки общие очертания. Наверняка Западу хотелось бы узнать о ней больше, но на сохранявшемся до сих пор информационном безрыбье и это можно считать событием. Начнем с главного: укрепление рубля. Центральный банк нормализовал ситуацию на денежном рынке и в среднесрочной перспективе гарантировал уберечь национальную валюту от стремительного обесценения. Как отмечают в этой связи наблюдатели, сделать это вполне реально: мировые цены на нефть по-прежнему достаточно высоки (напомним, что еще в прошлом году экономисты с надеждой говорили о том, что цена российской нефти может подняться до отметки $11—12 за баррель, а сегодня она уже перевалила за $25; причем, по некоторым прогнозам, может подняться и до $30). Если учесть, что с золотовалютными запасами Банка России тоже все в порядке, можно ожидать, что по текущим долгам Москва будет отвечать в срок. Это ли не ободряющая для западных кредиторов новость? Впечатление, правда, может быть несколько смазано введением 100-процентной продажи экспортной выручки. На фоне наблюдающейся инфляции — в январе она, по некоторым оценкам, составила около 3,5—4%, хотя в феврале этот показатель не должен превысить 2,5—3% — меру эту можно считать вынужденной. Правда, экономисты надеются, что в текущем месяце этого не случится: нет необходимой законодательной базы, да и нефтегазовое лобби не позволит. А оно все еще сильней лобби центробанковского. Забавная деталь: в один голос утверждая, что Владимиру Путину придется наконец «засветить» свои экономические взгляды и представить некую программу, аналитики в то же время признают, что во время предвыборной кампании резких шагов никто не делает. Так что больших «экономических откровений» от Кремля ждать не стоит. Что же касается реструктуризации кредитных организаций, то и в этом направлении неделя оказалась вполне «урожайной». Здесь, правда, инициатива была не за регулирующими органами, а за самими участниками рынка. Плюс судебными инстанциями. Так, в частности, стало известно о планах инициативной группы в составе Доверительного и инвестиционного банка, банка МЕНАТЕП-Санкт-Петербург и компании Arthur Andersen скупить все долги и акции МЕНАТЕПа, став, таким образом, его единственным акционером и кредитором (ожидается, что Доверительный и инвестиционный банк займется решением поставленных задач с юридическими лицами, питерский МЕНАТЕП — с «физиками», а Arthur Andersen займется работой с документами, то есть выверкой активов и обязательств «большого» МЕНАТЕПа). По некоторым сведениям, инициативной группе уже удалось рассчитаться по 90% долгов МЕНАТЕПа перед нерезидентами (а это более $700 млн.). Госструктурам, которым МЕНАТЕП должен до 4 млрд. рублей, предложено погасить долг полностью в течение 8 лет. Вопрос о задолженности перед частными вкладчиками, погашенной пока что примерно на 70%, должен быть закрыт до конца текущего года. Что же касается акций банка, то группа — по собственному признанию — выкупила их у физических лиц до 75%. А лицам юридическим предложено обменять акции МЕНАТЕПа на акции его преемников и — по совместительству — членов созданного триумвирата: «МЕНАТЕПа-СПб» и «Доверительного и инвестиционного». Все бы хорошо, но вот только арбитражный суд отклонил пока просьбу повременить с банкротством МЕНАТЕПа и сменить нынешнего конкурсного управляющего Алексея Карманова. По схожей в общем и целом схеме развивается ситуация вокруг другой экс-системообразующей кредитной организации — Инкомбанка. На этой неделе Арбитражный суд Москвы слушал дело о его банкротстве, отклонив ходатайство должника о приостановке дела. Несмотря ни на жалобы в Верховный и Конституционный суды, ни на дело о незаконном отзыве лицензии, ни на разработанный, как и в случае с МЕНАТЕПом, план по разрешению ситуации с кредиторами. «Инкому» тоже есть чем гордиться: с момента отзыва лицензии он выиграл в арбитражном суде до 250 дел, в результате чего активы банка выросли до 55 млрд. рублей. По заявлениям наблюдательного совета Инкомбанка, в судебном производстве находятся дела о взыскании задолженности еще на 6 млрд. рублей. За восемь месяцев, минувших после первого собрания кредиторов и принятого на нем решения о мировом соглашении, банк — по собственным оценкам — удовлетворил до 50% требований частных вкладчиков, выплатив им более 1,5 млрд. рублей. (Подробнее о ситуации — в заметке на этой странице). Но вернемся к московским «смотринам». К какому выводу пришли «женихи» (в смысле — кредиторы)? О впечатлениях г-жи Олбрайт судить крайне сложно, несмотря на ее в общем и целом добрые слова в адрес Владимира Путина (напомним, что главный враг дипломата — его собственный язык). Так что о результатах следует судить не по словам, а по делам. И они не должны заставлять себя долго ждать. Ведь ни для кого не секрет, что еще до мартовских выборов может состояться встреча и.о. президента России с Биллом Клинтоном. А вот состоится она или нет в оговоренное время, во многом зависит от нынешней командировки в Москву госсекретаря США. Что касается делегации Всемирного банка, здесь результаты более или менее прояснились. Оценив выполнение российским правительством экономической программы прошлого года и обсудив программу-2000, Всемирный банк и МВФ решили с очередными кредитами не спешить. Не потому, что дела плохи и надо дождаться итогов мартовских выборов. Напротив: экспортные дела России идут в гору, и, следовательно, Москва в состоянии сама разобраться с обслуживанием внешнего долга. Без дополнительных финансовых вливаний (напомним, что в бюджете на текущий год заложено внешних заимствований на $5,9 млрд.). Что же касается перестройки структурной, здесь стороны сошлись по сути, но разошлись в деталях. Дело, бесспорно, продвигается: и полтора десятка законов, касающихся банкротства кредитных организаций, валютного регулирования и проч., в Думу внесено, и поправки к Гражданскому кодексу разработаны. Это все очень хорошо, говорят представители Фонда и Мирового банка, только законы эти еще надо принять. В противном случае их законами считать рано. По всей видимости, максимум, на что может рассчитывать правительство России в обозримом будущем, это два займа Всемирного банка на $100 млн. и $250 млн. С остальными заимствованиями — прежде всего со стороны МВФ, чья миссия сегодня отбывает из Москвы досрочно, — придется повременить до лета. И все же «смотрины» Владимира Путина, которые некоторые наблюдатели по аналогии с состоявшимися на этой же неделе в одном из штатов США первичными выборами окрестили «путинским primary», удались. Так что Кремль имеет все основания испытывать оптимизм накануне «второго тура». [b]Ярослав СКВОРЦОВ, шеф-редактор Московского бюро журнала «Ost in West» (Мюнхен, Бавария) [/b]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?