Главное
Карта событий
Смотреть карту

Александр Гаврилов: Слабые школы будут объединять с сильными

Общество
Александр Гаврилов: Слабые школы будут объединять с сильными
/ Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
Центр образования №1454 собирается занять помещение школы №216, учебное заведение №1223 с углубленным изучением английского языка может «поглотить» школу №215. Подобными сообщениями в последние дни пестрит интернет. Что же происходит в столичной системе образования, почему московские власти собираются объединять учебные заведения? Об этом сегодня «Вечерней Москве» рассказал заместитель начальника управления координации деятельности столичного Департамента образования Александр Гаврилов.- В конце марта мы подвели предварительные итоги записи детей в первые классы через электронную автоматизированную систему, - начал разговор Гаврилов. - Оказалось, что с одной стороны почти 80 школ города не смогли набрать ни одного полного класса. С другой, многие учебные заведения вместо запланированных двух классов собираются открыть шесть или даже восемь. То есть сложилась парадоксальная ситуация: у одних школ много детей и не хватает помещений для работы, у других – мало детей, но места в избытке. Поэтому появилась идея использовать площади мало рейтинговых учебных заведений для работы более популярных.

Что это за деление: мало рейтинговые и рейтинговые школы?

В прошлом году мы составили первый рейтинг академических результатов учащихся общеобразовательных школ. Критериев оценки было два: суммарный балл за три произвольных ЕГЭ и успешность участия школьников в различных предметных олимпиадах. Первые 85 учебных заведений получили гранты правительства Москвы. Их перечень был опубликован. А вот «антирейтинг» - школы, занявшие последние строчки в этом конкурсе, мы не называли. Прием в первые классы в этом году показал, что именно в них-то родители и не захотели записывать детей.

 

Если школ не удовлетворяет запросам москвичей, что с ней делать? Менять директора, приглашать лучших учителей, закрывать?

Вариантов может быть много. И один из них – это присоединение слабых учебных заведений к сильным. Что сейчас и происходит. Задача департамента – создать в Москве такие условия, чтобы максимальное количество детей учились в хороших школах с высоким качеством преподавания материала, а плохих школ не было вовсе.

 

Инициатором такого слияния выступает департамент или сами школы?

Чаще всего с таким предложением к нам обращаются школы, у которых много учеников, но не хватает места для работы. Например, педагогический коллектив Центра образования №1454 в Северном округе провел собрание и вступил с предложением объединиться с расположенной примерно в километре от него школой №216. Эту инициативу поддержал и управленческий совет центра образования. У нас есть все эти документы.

 

Какова реакция школы №216, которую он может поглотить?

В Департаменте есть официальные заявления педколлектива и управленческого совета школы о том, что они с таким слиянием согласны. Конечно, основные заказчики образовательных услуг – это родители школьников. И управленческий совет – это не все родители, а только их представители, но выбранные самими родителями – совету делегировали право представлять их интересы. Поэтому, некоторые мамы или папы могут быть недовольны, что школа, в которой учится их ребенок, станет частью другой, хорошей школы. Но они должны понимать, что детям необходимо получать качественные знания. А это возможно в учебном заведении с сильным педагогическим коллективом, отличной материально-технической базой. И здоровой конкуренцией между педагогами. Кстати, считается, если в школе работает один учитель физики или химии, он творчески не растет и не обогащается. Если их два-три, они обмениваются опытом, пробуют новые методики, профессионально растут – и это не может не сказаться положительным образом на качестве их работы и, следовательно, на качестве образования. Еще один плюс укрупнения учреждений образования: при двух параллелях в старшей школе невозможно сделать нормальные профильные классы. Всегда в одном окажутся те, кто умеет решать задачки, а в другом  - нет. Когда открыто пять-шесть старших классов, один может стать гуманитарным, второй – химико-биологическим, третий - математическим, четвертый – языковым.

 

Как при слиянии школ будет решаться вопрос с директором и учителями того учебного заведения, которое ликвидироваться?

Администрация, конечно, несет ответственность за результаты работы школы. И было бы нечестно по отношению к московским семьям  не укрепить кадровый состав таких учреждений. Это касается и директора и учителей. А вот хорошо работающие учителя перейдут в объединенный педколлектив. Не исключаю, что появятся директора, присоединяемых школ недовольные слиянием, поскольку не захотят терять должность и свои высокие зарплаты. И будут противиться слиянию руками родителей, подзуживая их на выступления и письма.

 

Ответственность за то, что одно учебное заведение сильное, а другое – слабое лежит в первую очередь на директоре школы. Существуют ли критерии оценки качества работы директоров?

В том числе зависит и от него.  Пока четких критериев нет. Но они необходимы. Хотя уже сейчас видно, что лучшей оценкой качества работы директора является количество родителей, желающих отправить своих детей учиться в данную школу.

 

К новому учебному году все ли восемьдесят слабых школ, не набравших первоклассников, будут объединены с сильными?

Реорганизация - это не самоцель. Главное – чтобы все московские дети имели возможность реализовать свое право на получение качественного образования. Вопрос объединения станет обсуждаться в каждом конкретном случае с родителями учеников, с учителями, с управляющими советами и профсоюзными комитетами. Все школы принявшие такое решение к 1 сентября получат возможность объединиться.

 

Подкасты
Эксклюзивы