Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Как женить, как хоронить - у всякого свой рецепт

Общество
Как женить, как хоронить - у всякого свой рецепт
В 1989 году для изучения жизни и быта коренного населения в Эвенкийский автономный округ прибыла этнографическая экспедиция МГУ имени Ломоносова / Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
17 июля отмечают профессиональный праздник этнографы, люди, от которых мы знаем о традициях близких или вовсе неведомых нам народов. Их обычаи могут радовать, изумлять, смущать, веселить, озадачивать...

Дата праздника выбрана в честь дня рождения Николая Миклухо-Маклая, прославленного российского этнографа-путешественника. Учёные специально посвящали этнографии время, а то и жизнь, планировали экспедиции и вели в них научные записи. А известны случаи, когда непричастные к науке люди становились этнографическими очеркистами по воле судьбы - просто попадали в столь необычайные для себя условия быта, что не могли не поделиться впечатлениями с соотечественниками. "Вечерняя Москва" составила краткие описания живописных обычаев, почерпнув сведения как из научных этнографических трудов, так и записок обывателей.

Скажем, калмыки. В их национальных традициях нас заинтересовало отношение к головному убору, их на всякие случаи более двадцати видов. Они для людей - символ свободы и очень высоко ценятся. Шапку нельзя класть у ног, наступать на неё и даже перешагивать через неё. Свою шапку калмыки не дарят, это очень интимная вещь. Шьют её в особые дни, а готовую очищают огнём, приговаривая пожелания. С 1437 года калмыцкие шапки с красной кистью, об этом ойратский правитель Тогон-Тайша издал указ. Решение принято, чтобы калмыцкий головной убор отличался от очень похожего на него монгольского. Красная кисть на нём означает солнце с лучами. Считать ли это головным убором, но для женщин также есть чехлы на косы. В "Очерках быта калмыков Хошеутовского улуса" составителя Небольсина написано: "Женский пол весьма бережет свои волосы, когда девушка-калмычка выходила замуж, косу её разделяли на две части, заплетая каждую отдельно, затем надевали на них бархатные чехлы - шиверлык, а на концах вешали подвески - токуги (для отпугивания шулмусов - чертей). Шиверлык надевали для того, чтобы во время работы (доения коров, приготовления еды и т.д.) волосы не мешали женщине, не падали в молоко и пищу".

На Руси почитаем праздник Новый год. А вот зулусы, африканский народ, не поздравляют друг друга с новым годом, хотя отмечают смену календаря и соотносят её с весенним урожаем. Предновогодние письма, звонки, телеграммы у них лишь для того, чтобы сообщить точную дату праздника в их родном селе в этом году, ведь это "плавающая" дата, всегда весной. Это дни, когда скрепляется союз предков и потомков. Когда зулусы приезжают на родину с заработков, где проводят много времени, они снимают европейскую одежду и очищают себя. Европеец вряд ли воспримет такой обряд как очищение: после омовения в реке зулусы натирают тело смесью глины, коровьего жира, навоза и золы домашнего очага. Сначала Новый год празднуют вожди, собравшись у верховного вождя, затем примерно так же отмечают дату все остальные. Ожидая своего вождя, племя приносит в жертву крупного чёрного быка, готовит из его внутренностей "лекарство" для вождя. Оно должно уберечь вождя от козней злых колдунов и увеличить его силу, а значит, принести племени мощь. В этот праздник зулусы поют песню длительностью в несколько часов.

У горских дагестанцев весьма необычны жилища, по-русски мы их называем саклями (это искажение от грузинского "сахли"). В горах мало плодородной земли, её берегут, а дома строят на горах, не пригодных для земледелия. От тесноты сложилась такая традиция: селения выглядят как громадная каменная лестница, в которой крыша одного дома - пол или двор дома сверху, и так три, четыре, пять этажей. Князь Орбелиани вспоминал: "Сакли лезгин вроде замков; над многими устраиваются башни, иногда сакли обнесены стеною и в каждом доме, в каждой стене проделаны бойницы, а весь аул представляет особого рода крепость ...Улицы в аулах так узки, что часто трудно повернуться на коне". Очеркист Марков написал в "Кавказ в его настоящем и прошлом": "Улицы нет в ауле; каменные двухъярусные бойницы, которые горец называет саклями, отступают друг от друга ровно настолько, чтобы человек с трудом мог протиснуться среди них… Над крышей одной бойницы торчит другая, над другой - третья, и получается щель, заменяющая улицу, вьётся и лепится, как змея, по отвесной круче, у подножия всех этих без порядка насыпанных в кучу каменных редутов".

Всему миру известно о гостеприимстве кавказских людей. Однако буряты не уступят им. По их национальному обычаю, в гости собирались загодя, готовя подарки и праздничную одежду. Раньше не всегда была возможность предупредить о визите, гости являлись неожиданно. Но если их ожидали, то встречать выезжали на границу своих родовых владений, там и происходил первичный приём. А в юрте начиналась церемония: гостей усаживали в почётном углу по старшинству и хорошо потчевали в соответствии с их общественным положением, возрастом, степенью родства. Например, голова барана - самому почётному гостю, сердце с аортой - ближайшим родственникам. Зимнее лакомство - сырые почки и печёнка. Гость мог оставаться на любое время. У бурят неприлично отказываться от дара, но полагается и ответный дар. Чай для бурят - священный напиток, его употребление - элемент культуры. Подавая пиалу чая произносят благопожелания. Бурятская пиала почти плоская, чтобы её, обёрнутую тканью, носить собой в одежде. Чай в пиалу наливают таким образом, чтобы жидкость, разливаясь, сделала круговорот по солнцу, образуя воронкообразную поверхность. Мужчине пиалу подают правой рукой, а женщине - левой, это знаки уважения. Во время чаепития пиалу держат всеми пятью пальцами. Посудинки в старину делали из корневища берёзы, покрывая его естественный рисунок лаком, иногда пиалу украшали серебром или золотом. При монастырях в Бурятии службы проходят с чаепитием, а готовит напиток в специальном помещении специальный человек. Обычно буряты пьют зелёный чай с молоком. Он вкуснее, если его долго размешивать при варке; русские прозвали его "наливайчиком", потому что бурятские женщины варили чай, постоянно переливая его половником в котле. При этом было положено читать мантры.

Странным и неприглядным показался русским пришлым быт местных сибирских обитателей. Исследователь Рощевская составила книгу из рассказов обывателей "Тобольский Север глазами политических ссыльных XIX–начала XX века". Там есть такой рассказ: "Остяки часто ходят даже в жестокие зимние морозы без шапки, в летних кафтанах с открытою голою грудью... Многие остяки для предохранения глаз от слишком яркого зимнего света носят самодельные очки, состоящие из медных или железных кружков, связанных между собой верёвочкой. В центре каждого кружка просверлена маленькая дырочка, через которую и смотрят. Насколько подобные очки достигают цели, не знаем, но у большинства остяков глаза постоянно болят и гноятся... Летняя обувь – чулки из грубой замши, называемые "неговаи", чаще же всего ходят босиком... Рыбу употребляют во всех видах, начиная с сырой, только что пойманной... сургутяне (давние русские переселенцы, прим. М.С.) с величайшим аппетитом едят такую дрянь, которую в других местах никто не станет и пробовать... Остяк ещё менее требователен и менее брезглив, нежели его русские соседи – этот уже прямо, без стеснения ест всё, что попадёт под руку, выброшенную ли гнилую рыбину или валяющуюся в лесу падаль какую-нибудь, и не только сам ест падаль, но как крайне любезный и гостеприимный хозяин ею же угощает и гостей. Остяки едят также мясо почти всех зверей и птиц, которых убивают во время промысла". Не исключено, что пришлый человек принял за гниль специально подвяленное или иначе заготовленное мясо, которое иногда называют "с душком".

Многоступенчат родильный обряд у хантыйского и мансийского народов, они близкие соседи. Они полагают, что бессмертная душа бесконечно перевоплощается; человеческое тело – временное жилище, куда она попадает при рождении. Беременные женщины ханты и манси скрывают своё положение, заранее не готовят одежду и принадлежности для малыша. Зато беременные сразу начинают строго соблюдать некоторые правила. Например, им нельзя присутствовать на похоронах и поминках. А с середины беременности будущая мать... по секрету от всех мужчин начинает играть в куклы, как может показаться несведущему. Но это ритуальная кукла, её изготавливают специально по этому случаю и через неё общаются с духом-матерью. Она нянчит и целует куклу, просит, чтобы и её плод развивался хорошо, а роды прошли удачно. Заранее будущая мать плетёт себе коврик, на котором сидит и спит первую неделю после родов. Ведь одежду и все предметы с родов она потом выбросит, они считаются нечистыми. При родах разрешено быть родственницам и девочкам старше 10 лет - чтобы подготовились на будущее. Если роды идут трудно, кто-то из женщин выпытывает поочерёдно у мужа и жены - не изменял ли кто из них своей половинке. Обряд обязывает признаться в измене, тогда ребёнок выйдет. Новорождённого по обряду положено обтереть древесной стружкой, обкурить пихтой, смазать его пупок пеплом от подожжённого беличьего хвоста. В так называемом "бабьем доме" где-то на отшибе роженица потом находится от 40 до 80 дней - чтобы злые духи не обнаружили в семье новорождённого.

А у гуцулов, это карпатские украинцы, один из самых живописных церемониалов - свадьба. Этот народ утверждает: как свадьбу проведёшь, так и жизнь проживёшь! А потому гуляют они знатно - долго, обстоятельно, красиво. Гуцульские свадебные наряды очень яркие - с бисером, богатой вышивкой, букетиками цветов. А в праздничном шествии обязательно участвуют всадники на лошадях и конные повозки - это к богатству молодожёнов. Кони тоже разряжены на удивленье - в лентах, цветах, расписных сбруях. Также лентами и цветами наряжают ветки, которые везут всадники и свадебное деревце, которое начинают украшать родители, затем присоединяются остальные. Когда деревце готово и исполнен танец гуцулка - это сигнал к началу гуляний. А деревце в процессе гулянья нужно уберечь - это залог счастья в семье. Сначала молодые венчаются, потом веселятся и угощаются, свадебные столы у них обильные, обязательные блюда - голубцы, брынза, книши, бануш, гуслянка, гуцульские печёные колбаски, грибы. Гуцулы на свадьбе много поют и пляшут, причём, исполняются песни не только весёлые, но и грустные. А невеста изображает сопротивление поцелуям жениха и вообще переходу в его дом. Ещё обязательный атрибут – особый каравай. Кто больше от него отломит, жених или невеста, тот и будет править в доме.

Подкасты