Карта городских событий
Смотреть карту

Снег и пламя: как корреспонденты «ВМ» учились выживать зимой в лесу

Сюжет: 

Специальный репортаж
Общество
Снег и пламя: как корреспонденты «ВМ» учились выживать зимой в лесу
Среднестатистическому жителю, оказавшемуся одному в зимнем лесу, если нечем к тому же добыть огонь – не позавидуешь / Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Сама идея пожить в лесу, пусть даже и в черте Москвы, манила. Нужно было лишь отыскать место, где можно запалить костер. Среднестатистическому жителю, оказавшемуся одному в зимнем лесу, если нечем к тому же добыть огонь – не позавидуешь. Но сам факт того, что раньше люди в лесу все-таки останавливались на ночлег, имея при себе лишь огниво да несколько сухих щепочек, дает надежду на выживание. 

Ночь. Лес. Тишина такая, что уши режет. Иду след в след за Федоровым. Он тропит лыжню на своих широких охотничьих лыжах, а я за ним на «беговых», проваливаясь в снег по самую щиколотку. Одно лишь успокаивает: назад идти легче будет - по собственным-то следам.        

Федоров притормозил у поваленной ели. После снегопада ее почти всю занесло. 

- Дальше не пойдем, тут жить до утра будем, - Андрей стянул с себя рюкзак и снял лыжи. Осмотрелся по сторонам.

- Без палатки и примуса?! – закричал я, забыв про усталость.

- Не шуми, не в городе, - шикнул он на меня и приложил палец к губам. - Звери - они тоже люди. В гостях мы тут, не забывай.

Сняв лыжи, приятель протянул одну мне, а своей принялся разгребать снег под упавшей елью.

- Что замер? - подмигнул он мне. – Помогай. Ночевать под елкой будем.

«В снегу?!» - хотел было закричать я, но вовремя осекся, вспомнив о лесных зверях. 

Снег и пламя: как корреспонденты «ВМ» учились выживать зимой в лесу Федоров притормозил у поваленной ели. После снегопада ее почти всю занесло / Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
            

Вдвоем дело и вправду пошло веселей. Я кидал снег, а Федоров его укладывал по периметру нашего будущего зимнего дома. Вскоре мне стало невыносимо жарко от работы.

-  Передохнуть бы… - говорю.

- Нет, - последовал резкий ответ. Но уже через мгновение слова звучали помягче. - Работай, Сережа, не спеша и помни школьную считалочку:  «Мы писали, мы писали, наши пальчики устали. Мы немного отдохнем и опять копать начнем… - произнес мой напарник и молча куда-то ушел. Слышу вдруг -  стучит топором где-то рядом. Потом оказалось, что не топор это вовсе, а нож.

Вдруг слышу: «Хватит копать. Вылезай из снега».

Вылез.  

- Теперь положи лыжи вдоль всей нашей норы. Да не креплениями вверх! В снег утопи… ровнее… вот так, чтоб доска к доске. Снег с них смахни… Молодец.

Он протянул мне рюкзак.

- Да не под голову, в ноги положи.

- Зачем?

- Ноги в него засунешь, а я сверху снегом присыплю. Полный «Ташкент» будет!

Я не спорил. «Ташкент» - значит, тепло.  

Затрещал костер, светло стало. Снегопад кончился. Красота!

Снег и пламя: как корреспонденты «ВМ» учились выживать зимой в лесу Ноги в рюкзак засунешь, а я сверху снегом присыплю. Полный «Ташкент» будет! / Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Сняв перчатки, разложил их, мокрые, на коленях – надо  подсушить. Федоров одобрительно кивнул.

Жарко совсем стало у костра. Взял я федоровский нож, пошел им рубить сухие ветки. Рублю их, а не рубятся.   

- Локоть выпрями, - откуда-то из-под снега раздается голос Андрея.

Попробовал. Получилось в две секунды! Даже понравилось. Положил ветку в огонь – тут же занялась.  Залез в нашу нору, а Андрюха там уже спит. Вот хитрюга! Пока я ветки ножом рубил, он в снегу туннель проделал - прямо в нашу нору. Тепло в нем - действительно, полный «Ташкент»!

Снег и пламя: как корреспонденты «ВМ» учились выживать зимой в лесу Засопел, как кот возле теплой печки / Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

- Капюшон на башку надень, - только буркнул Федоров и перевернувшись на другой бок, засопел, как кот возле теплой печки.       

Подкасты