Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Разгром суворовцами Неаполитанской армии Наполеона

Общество
Разгром суворовцами Неаполитанской армии Наполеона
Александр Коцебу «Битва при Треббии» / Фото: wikipedia.org
215 лет назад, 17-19 июня 1799 года, состоялась битва при Треббии - величайшее достижение мировой истории военного искусства. Это сражение - очередной триумф непобедимого полководца Суворова и рождение славы его ученика, тогда - генерал-майора Петра Багратиона.

Победа русско-австрийских союзных войск над Неаполитанской армией под командованием генерала Жака Макдональда, куда входили французские части и польские легионы, возле реки Треббии в суворовском Итальянском походе 1799 года - одно из редчайших в истории сражений, которые завершились не просто разгромом, а ликвидацией вражеской армии, притом - превосходящего по численности противника. Те бои Войны Второй коалиции стали расцветом военной карьеры Петра Багратиона. Он, участник штурма Очакова и Варшавы, прошёл с легендарным Александром Суворовым Итальянский и Швейцарский походы, в которых был его правой рукой, командовал авангардом союзной русско-австрийской армии. Генерал-майор выправлял сложнейшие ситуации в решающих битвах при взятии Брешина, Бергамо, Лекко, Тортоны, Турина и Милана, в баталиях при Адде, Нови, Сен-Готарде и Треббии.

К 1799 году между Францией и Австрией произошёл новый разрыв, и император Франц Иосиф попросил поддержки у России, Павел Первый согласился. Австрийцы, конечно же, хотели помощи под командованием легендарного Александра Суворова. Царь Павел побеседовал с полководцем и понял: тот желает того же, что и государь - перенести войну во Францию, взять Париж и там диктовать условия мира. Получается, политика и стратегия совпали. Павел Петрович отдал дело на усмотрение Суворова, дескать, веди войну, как считаешь нужным. Почти то же обещал полководцу и австрийский император, однако, прислал ему подробный план действий. Александр Васильевич перечеркнул бумаги и сделал приписку: "Я начну действия переходом через реку Адду, а кончу кампанию там, где Богу будет угодно. Согласия он не получил, вести наступление разрешалось только до Адды. Но там Суворовские силы с победами обосновались уже в апреле, и был открыт путь на Милан, куда они сразу же и двинулись. Французы бежали из Милана, в городе восстановилось законное правительство. Пленные французы отметили хорошее обхождение с ними русских. А благодарности итальянцев было с лихвой, они были восхищены тем паче, что русский полководец вежливо и остроумно общался с ними на их родном языке. Далее союзники изгнали французов из Турина и затем за шесть недель суворовцы миновали более 400 вёрст, таким образом, отвоевали почти всю Италию.

В июне русско-австрийские войска совершили беспримерный переход, изумивший современников - при жаре до 50 градусов воинские части за два с половиной дня одолели почти по бездорожью 80 километров! Но большая часть состава отстала, в ротах, по докладу Багратиона Суворову, осталось менее 40 человек. Французов это сбило с толку, а полководца не остановило: внезапный удар его малочисленных войск отбросил врага к Треббии.

Историки так оценивают все противоборствовавшие тогда силы: 35-36 тысяч человек наполеоновской армии плюс 2-3 тысячи бойцов дивизии генерала Лапоипа поблизости; численность армии Суворова - около 30 тысяч человек (русских и австрийцев), из которых 8 тысяч охраняли тыл. План Суворова для следующего дня был таким: сковать французские войска в центре и на правом крыле австрийскими частями, а ударом русских войск прорвать левое крыло французов, оттуда выйти им в тыл и ликвидировать армию противника. Основную задачу боя выполнил авангард генерала Розенбегра с дивизиями Багратиона и Швейковского.

19 июня против польской дивизии Домбровского Суворов послал батальоны и конницу Багратиона. Домбровского с большими потерями отогнали за Треббию, но Багратион оказался оторванным от основных сил. Допустил замешательство австрийский военачальник Мелас, сбив планы и график Суворова. Тем временем подошло новое подкрепление французов. Ситуация сложилась, казалось бы, безнадёжная - у нас на правом фланге, а это было направление главного удара, сил оказалось меньше, чем на второстепенных участках боя. Французы начали теснить русские полки. Но отмечали их невероятное сопротивление: Московский гренадерский полк, зажатый в кольцо, отчаянно отстреливался по круговой, его так и не смогли уничтожить. Солдаты сменяли огонь в упор на штыковые атаки и не сдавались. Другие части были вынуждены отходить под массовым натиском неприятеля. Розенберг доложил Суворову: необходимо отступление. Александр Васильевич помчался на коне к солдатам, горячо убеждая их в обратном. И те заразились от любимого командира решимостью и храбростью. Они подпустили врага ближе и тогда ринулись на него с прежней удалью. В том бою хладнокровному расчётливому Багратиону удалось выбить врага с позиции, к ночи армии разошлись на свои позиции.

Ночью Суворов со своими военачальниками разрабатывал нанесение окончательного удара французской армии. А во французском штабе тем временем подсчитали громадные человеческие потери, нехватку боеприпасов... Пришлось признать, что Неаполитанская армия в результате сражения при Треббии перестала существовать. Раненый физически и разбитый морально французский главнокомандующий генерал Макдональд отдал приказ к отступлению. Утром 20 июня наши казачьи разъезды донесли, что армии французов у Треббии нет. Макдональд на родине впал в немилость и говорил, что оправдание ему только то, что проиграл он самому Суворову.

Подкасты