Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне

Сюжет: 

Специальный репортаж
Общество
А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне
Главное в матросском деле – дисциплина и беспрекословное выполнение указаний / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»
Москвичи с удовольствием покупают речные круизы – если еще лет пять назад теплоходы уходили от Северного речного вокзала полупустыми, то в этом году свободных мест практически нет. Подходящее путешествие можно купить в любой момент – теплоходов много. Получая удовольствие от водных прогулок, мало кто задумывается, что стоит обеспечить комфорт и обслуживание и безопасность отдыхающих.

Корреспондентам «ВМ» Андрею Федорову и Сергею Шахиджаняну представилась возможность один день прослужить рядовыми матросами. Испытать, как говорится, на себе все тяготы и прелести матросской службы.

Прибыв на четырехпалубный теплоход «Александр Радищев», Андрей Федоров и Сергей Шахиджанян были встречены как родные. Второй штурман Евгений Иноземцев без экивоков ввел в курс дела. И объявил по пунктам то, за чем придется следить: идеальная чистота на палубе, опрятный внешний вид, молниеносная реакция на все просьбы и пожелания пассажиров, обеспечение безопасной швартовки. Особое внимание – пожилым и детям.

И улыбаться. Как можно чаще.

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне Первые часы вахты прошли незаметно / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»

Первым делом старпом выдал форму – синий комбинезон, желтую майку и пару спасательных жилетов (их надевают при сходе и посадке пассажиров). Чтобы переодеться, корреспонденты спустились в служебные каюты – они на самой нижней палубе.

По пути к каюте случилась первая неприятность: Шахиджанян ударился лбом о притолоку крутого трапа.

– Салага! Медуза тебе в печень! – прокомментировал Федоров, имея бесценный опыт хождения матросом на барке «Крузенштерн», где Андрею удалось дослужиться до помощника боцмана первого грота. Сам он ни разу не ударился, несмотря на его немалые габариты: рост – 185 см против 169 у Шахиджаняна.

Корреспондентам-испытателям была выделена каюта. Одна на двоих. При входе в нее Шахиджанян обзавелся второй шишкой – споткнулся о высокий порог и головой задел умывальник. Слава богу, по касательной.

В это время в каюту заглянул матрос. Познакомились. Владислав Лесников. Матрос-практикант. Закончил третий курс Нижегородского речного училища имени Кулибина. На корабле находится на практике – вместе со своими товарищами из училища. Все они друзья.

– Нас шесть человек, – рассказал Владислав, перечислив обязанности, которые нам уже озвучил штурман. Втроем мы поднялись на вторую палубу. Здесь нас уже ждал второй штурман Иноземцев.

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне Корреспонденты получили первое задание – отдраить бак (носовая часть судна с флагштоком и рындой (колоколом), там же проходят блоки с якорными цепями и канатами) / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»

Корреспонденты получили первое задание – отдраить бак (носовая часть судна с флагштоком и рындой (колоколом), там же проходят блоки с якорными цепями и канатами). Федоров, вспомнив свою практику на барке «Крузенштерн», деловито принялся выполнять поручение начальника – орудовать большой шваброй. Шахиджанян пытался от него не отставать, но с непривычки обогатил облик третьей шишкой: «Бум-м-м!» – зазвучала рында, когда новоиспеченный матрос Шахиджанян задел ее головой.

– Рано вы, салаги, склянки начали отбивать! – поерничал Иноземцев.

Каждая комбинация «склянок» на корабле означает определенное время. К примеру, в восемь утра в корабельный колокол бьют восемь раз, а в девять начинается новый отсчет и бьют всего одну склянку. Англичане придумали. У них все так...

Иноземцев, от греха подальше, решил Шахиджаняна отправить на задание полегче – помочь пассажирам найти свою каюту и разместиться. В этом последний преуспел – моментально изучив расположение кают и палуб, он спустя полчаса весьма бодро носился по трапам и, уже наученный горьким опытом, всегда опускал голову. Дабы не набить себе новых шишек.

Федоров тем временем оттер рынду до зеркально золотого блеска, умудрился убрать всю пыль со всех закоулков на баке и заработал первую похвалу начальства.

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне Пока новоиспеченные матросы занимались хозяйством, на борту играла приятная легкая музыка / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»

Пока новоиспеченные матросы занимались хозяйством, на борту играла приятная легкая музыка. Закончив хлопоты и переведя дух в каютах, публика вывалила на палубу. Заиграл  традиционный «Марш прощания славянки», и теплоход «Александр Радищев» грациозно отошел от причала № 4 Северного речного порта.

Первые часы вахты прошли незаметно. В мелких хлопотах. По установленному порядку (он и на речном, и на морском флоте одинаков), после вахты у матросов восьмичасовой перерыв, которым можно распорядиться по собственному усмотрению. Этакое «личное время».

Корреспонденты отведали корабельную еду – она та же, что у пассажиров. Быт матросов вполне комфортабельный – двухместные каюты, каждая со своим умывальником, шкафом и иллюминатором. Души и туалет – общие, в отдельном помещении. В отдельной большой бытовой комнате  – стиральная машина, холодильник и сушилка. Места общего пользования убирает уборщица.

Разговорившись с новыми коллегами, корреспонденты узнали, что в армии из них пока никто не служил. А практика на «Радищеве» совмещает приятное с полезным: и в других городах побывать, и денег заработать.

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне Практика на «Радищеве» совмещает приятное с полезным: и в других городах побывать, и денег заработать / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»

Главное в матросском деле – дисциплина и беспрекословное выполнение указаний. Беспрекословное – потому что любое поручение так или иначе связано с безопасностью круиза. От чистоты на палубе до предупредительности в поведении. Шутки шутками, а спасательные жилеты – всегда наготове.

В заходящих лучах августовского солнца за кормой парила семейка чаек, выклянчивая угощение у повеселевших пассажиров. По верхней палубе томно фланировали одинокие дамы.

Почему именно дамы? Неужели...

Но «ответ ужасно прост – и ответ единственный», как пел великий бард. Дело в том, что мужская половина уже при отправлении корабля спешит сбросить накопленную усталость проверенным русским методом и активно «принимает на грудь». Многие – едва попав в каюты.

Обстоятельство, которым грех не воспользоваться. Чем и попытались воспользоваться вообще не пьющий Шахиджанян и находящийся на вынужденной «просушке» Федоров.

Знакомства на корабле завязываются быстро и не возбраняются.

– Ограниченное пространство ведь располагает к дружественным беседам между противоположными полами, – философски, словно киношный генерал Михалыч, вывел Владислав Лесников. – Например, девушки у меня нет, так что на берегу никто не ждет...  И это тоже специфика матросской службы!

Но корреспондентам заводить случайные знакомства попросту не дали – почувствовавший флиртовое настроение штурман словно сорвался с цепи и постоянно ставил все новые и новые задачи. Чтобы в полной мере смогли ощутить себя настоящими «речными волками».

А пока на море качка: как корреспонденты «Вечерней Москвы» служили матросами на круизном судне Первые часы вахты прошли незаметно / Фото: Сергей Шахиджанян,«Вечерняя Москва»

К сожалению, служить пришлось недолго – уже через сутки корреспонденты вернулись обратно в Москву на электричке, всю дорогу жалея, что речная командировка оказалась такой короткой.

– Может, махнем на «Крузенштерн»? – предложил Шахиджанян, уже забыв про ноющие шишки и сквозь окно электрички помышляющий, как бы смыться из уже поднадоевшей Москвы на федеральный простор.

– Ты сможешь по вантам забраться до клотика первого грота, чтобы поменять сигнальный фонарь? – сквозь дрему поинтересовался Федоров.

– Смогу! – без тени сомнений выдал Шахиджанян, еще находясь в плену набухающих иллюзорных парусов. – А что такое клотик?

– Это самая высокая точка судна: 68 метров от палубы! – сквозь перестук колес выдал коллега.

Шахиджанян смолк и тему «Крузенштерна» больше не поднимал. Впереди – начало новой недели. В ближайшие дни Федоров предложил побывать в «шкуре» фелинологов*...

*Фелинология – раздел зоологии, изучающий анатомию и физиологию домашних кошек, а также их породы, особенности их селекции, разведения и содержания. Специалистов, занимающихся фелинологией, называют соответственно фелинологами.

Подкасты