- Город

Драйв полета с мотором : корреспондент «ВМ» узнала, что такое паралет

Власти Москвы озвучили планы благоустройства на 2020 год

Политолог назвал цель «сделки века» Трампа

Знакомые рассказали о матери брошенных в Шереметьево детей

Сбежавший из Уханя рассказал об эпидемии коронавируса

Что известно о протоиерее Всеволоде Чаплине

Навка и Ягудин заступились за молодых фигуристок

«Аэрофлот» изменит правила транспортировки животных

«Росконтроль» обнаружил пестициды в спагетти двух брендов

Жизнь проходит мимо. Как просмотр новостей может довести до депрессии

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Актриса Наталья Андрейченко нашлась в Мексике

Драйв полета с мотором : корреспондент «ВМ» узнала, что такое паралет

27 сентября 10:48 Чемпион мира по сверхлегкой авиации Михаил Козьмин и корреспондент «ВМ» Дарья Пиотровская возвращаются с небес на землю. Кстати, Михаил всегда выигрывал соревнования по точности посадки. Умение посадить паралет в нужном месте независимо от погоды он считает одним из важнейших навыков

ФОТО: Екатерина Якель, «Вечерняя Москва»

Паралет появился в России меньше 20 лет назад, но уже завоевал доверие спортсменов и любителей экстрима. Вот и корреспондент «Вечерней Москвы» решила испытать на себе этот драйв.

Ранним утром на аэродромном поле в Дмитровском районе меня встречают руководитель клуба «Паралет», мастер спорта международного класса Михаил Козьмин и пилот-инструктор Александр Багров. Поскольку погода переменчива, сразу готовимся к полету.

«Прошу принять меня в кандидаты в члены аэроклуба», — быстро подписываю бумагу и пытаюсь влезть в комбинезон с двойными молниями: непонятно, где верх, где низ...

— Это из-за любителей полетать. Они спускаются счастливыми и на радостях быстро срывают с себя амуницию, молнии не расстегивают, — ворчит пилот-инструктор Александр.

Но я справилась с облачением. Мне вручают шлем и отправляют на взлетную полосу.

Страховка, на первый взгляд, нехитрая — три парашютных ремня на поясе и плечах. На всякий случай слегка качают из стороны в сторону, прикидывая, вывалюсь или нет. Поскольку решение летать принято, испугаться не успеваю. Уже в воздухе, слыша свой крик, понимаю, что действительно ввязалась в экстрим. Из-за виражей на взлете ощущаешь себя будто внутри песочных часов, которые переворачивают то в одну, то в другую сторону. На высоте птичьего полета скорость снижается... Земля отдалилась и в то же время кажется близкой, словно ее можно потрогать, закрыть ладонью участки маленькой, игрушечной планеты: дома, автомобили, церковь с голубыми куполами…

 Эта картина кажется нереальной, как будто я в компьютерной игре. И жизнь замедляется, хотя мы летим со скоростью не меньше 50 километров в час. Зато реален ветер, задувающий в уши... Вытянув руки, вцепившись в перекладину перед собой, я представляю себе, что лечу на драконе.

Над Каналом имени Москвы паралет замирает. Мотор выключен.

— Как давно вы поняли, что небо... — И мой вопрос пилоту тонет в шуме ветра.

Возвращаемся… Посадка совсем не похожа на взлет. Снижаемся плавно, раскачиваясь из стороны в сторону, мягко, как в молоке, не хватает только колыбельной — и уснешь, плывя по небу. Наконец под ногами твердая почва.

Михаил собирает крыло и рассказывает о своем отце — изобретателе дельталета, основателе Федерации сверхлегких летательных аппаратов (СЛА) СССР. Виктор Козьмин работал на космодроме Плесецк, отвечал за ракетное топливо на пусковых шахтах ракет «Тополь-М», был военпредом по кислородной аппаратуре на проекте «Союз-Аполлон».

В 1972 году он познакомился с Михаилом Гохбергом, спортсменом и доктором физических наук. Козьмин был поражен, увидев его полет на дельтаплане с горы Чегем. Он знал все о летательных аппаратах, но проект «Дельтаплан» лишь на днях рассекретила американская космическая компания.

— Отец занимался полетами с Гохбергом, — говорит спортсмен. — Первым предложил поднимать парапланы и дельтапланы в небо на буксире.

В 1976 году организовал тренировочные сборы в Крыму.

Так начался дельтапланеризм в России. А вскоре ему пришла идея установить на дельтаплан мотор — и вот дельталет.

Михаил начал летать на дельтаплане в 15, но это желание пришло к нему раньше. Когда ему было девять лет, они с приятелем тренировались «на парашютистов» в парке у метро «Речной вокзал», прыгая с верхушек берез. А в 11 чуть не повторил историю Икара, самостоятельно сделав себе парашют. Почти сиганул на асфальт с крыши пятиэтажки, но сосед увидел открытый люк в подъезде, вылез на крышу и поймал будущего создателя паралетов чуть ли не в воздухе.

— Когда я вырос, увлекся парапланами. Практически жил в горах, участвовал в соревнованиях — таких как Кубок Домбая. Выучился на техника связи, занимался бизнесом, но позже ушел в сверхлегкую авиацию. Окончил курсы в Калужском летно-техническом училище, получил допуски как пилот паралета, самолета, инструктор, руководитель полетами.

В 2000 году создал свой клуб.

— Я задался вопросом: как заниматься любимым делом, не переезжая в горы? Здесь, под Москвой, возможны только полеты с мотором.

Сначала мы катали людей на мото-парапланах, но вскоре я понял, что нужно сделать колесное шасси для взлета. Конструкцию двухместного аппарата с мощным мотором разработали мы с инженером Виктором Федотовым, — говорит Михаил. — А самая большая моя личная победа — первое место на чемпионате мира по сверхлегкой авиации в 2003 году.

Один из инструкторов клуба, Дмитрий, на днях вернулся из Белоруссии, куда ездил делиться опытом с местными пилотами. Теперь он разбирает свой паралет для небольшого ремонта. Я вижу, как снимают пропеллер, основную часть металлоконструкции, «сидушку», шланги, колодки…

И если раньше аппарат казался драконом, покоряющим воздушную стихию, теперь на листе фанеры остался только двигатель — сердце машины.

— И вот на этом я летала? — не могу удержаться от вопроса.

— Нет, тут немного другая конструкция, — объясняет Михаил. — Мы разработали уже пять вариантов аппарата.

— Что нужно, чтобы стать хорошим пилотом? — спрашиваю напоследок. — Отличный глазомер и реакция, умение чувствовать восходящие и нисходящие потоки, — отвечает Козьмин. — А еще 8–12 летных часов и 20 — теории.

Необычные летательные аппараты

Мyскyлoлет — летательный аппарат без двигателя, который управляется лишь при помощи мышeчнoй силы человека.

■ Oрнитoптeр, или махолет — летательный аппарат, воспроизводящий принцип полета, свойственный живой природе: птицам, насекомым, летучим мышам.

■ Проект НАСА М2-F1, в народе получивший название «Летающая ванна», — летательный аппарат необычной формы, используемый в качестве капсулы для приземления астронавтов.

Читайте также: Москвичей пригласили полетать в невесомости на Всемирной неделе космоса

Новости СМИ2

Игорь Воеводин

Как нас изменил «Биг Мак»

Алиса Янина

Глава Чувашии — менеджер или барин?

Анатолий Горняк

Отец, бросивший детей! Ты — не мужчина

Александр Лосото 

Слухи о коронавирусе сильно преувеличены

Ирина Алкснис

Попрошайкам не место в метро

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Почему в век цифровых технологий печатная книга популярна

Виктория Федотова

«Аэрофлот», не тренируйся больше на кошках

Восстание одного дня. Почему решающую роль для обеих сторон играла темнота

Умные светильники помогут сэкономить электричество

Большевики хотели доказать, что могут победить даже смерть

Киберспорт развивает полезные навыки