- Выключить коронавирус

Драйв полета с мотором : корреспондент «ВМ» узнала, что такое паралет

Сергей Собянин: Зарезервировали около 20 тысяч коек для пациентов с коронавирусом

Синоптики пообещали москвичам аномальное тепло на следующей неделе

Как организовать пространство квартиры для эффективной дистанционной работы

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Стало известно, какие профессии могут исчезнуть из-за коронавируса

Оксана Самойлова обратилась за помощью к психологу

Драйв полета с мотором : корреспондент «ВМ» узнала, что такое паралет

27 сентября 10:48 Чемпион мира по сверхлегкой авиации Михаил Козьмин и корреспондент «ВМ» Дарья Пиотровская возвращаются с небес на землю. Кстати, Михаил всегда выигрывал соревнования по точности посадки. Умение посадить паралет в нужном месте независимо от погоды он считает одним из важнейших навыков

ФОТО: Екатерина Якель, «Вечерняя Москва»

Паралет появился в России меньше 20 лет назад, но уже завоевал доверие спортсменов и любителей экстрима. Вот и корреспондент «Вечерней Москвы» решила испытать на себе этот драйв.

Ранним утром на аэродромном поле в Дмитровском районе меня встречают руководитель клуба «Паралет», мастер спорта международного класса Михаил Козьмин и пилот-инструктор Александр Багров. Поскольку погода переменчива, сразу готовимся к полету.

«Прошу принять меня в кандидаты в члены аэроклуба», — быстро подписываю бумагу и пытаюсь влезть в комбинезон с двойными молниями: непонятно, где верх, где низ...

— Это из-за любителей полетать. Они спускаются счастливыми и на радостях быстро срывают с себя амуницию, молнии не расстегивают, — ворчит пилот-инструктор Александр.

Но я справилась с облачением. Мне вручают шлем и отправляют на взлетную полосу.

Страховка, на первый взгляд, нехитрая — три парашютных ремня на поясе и плечах. На всякий случай слегка качают из стороны в сторону, прикидывая, вывалюсь или нет. Поскольку решение летать принято, испугаться не успеваю. Уже в воздухе, слыша свой крик, понимаю, что действительно ввязалась в экстрим. Из-за виражей на взлете ощущаешь себя будто внутри песочных часов, которые переворачивают то в одну, то в другую сторону. На высоте птичьего полета скорость снижается... Земля отдалилась и в то же время кажется близкой, словно ее можно потрогать, закрыть ладонью участки маленькой, игрушечной планеты: дома, автомобили, церковь с голубыми куполами…

 Эта картина кажется нереальной, как будто я в компьютерной игре. И жизнь замедляется, хотя мы летим со скоростью не меньше 50 километров в час. Зато реален ветер, задувающий в уши... Вытянув руки, вцепившись в перекладину перед собой, я представляю себе, что лечу на драконе.

Над Каналом имени Москвы паралет замирает. Мотор выключен.

— Как давно вы поняли, что небо... — И мой вопрос пилоту тонет в шуме ветра.

Возвращаемся… Посадка совсем не похожа на взлет. Снижаемся плавно, раскачиваясь из стороны в сторону, мягко, как в молоке, не хватает только колыбельной — и уснешь, плывя по небу. Наконец под ногами твердая почва.

Михаил собирает крыло и рассказывает о своем отце — изобретателе дельталета, основателе Федерации сверхлегких летательных аппаратов (СЛА) СССР. Виктор Козьмин работал на космодроме Плесецк, отвечал за ракетное топливо на пусковых шахтах ракет «Тополь-М», был военпредом по кислородной аппаратуре на проекте «Союз-Аполлон».

В 1972 году он познакомился с Михаилом Гохбергом, спортсменом и доктором физических наук. Козьмин был поражен, увидев его полет на дельтаплане с горы Чегем. Он знал все о летательных аппаратах, но проект «Дельтаплан» лишь на днях рассекретила американская космическая компания.

— Отец занимался полетами с Гохбергом, — говорит спортсмен. — Первым предложил поднимать парапланы и дельтапланы в небо на буксире.

В 1976 году организовал тренировочные сборы в Крыму.

Так начался дельтапланеризм в России. А вскоре ему пришла идея установить на дельтаплан мотор — и вот дельталет.

Михаил начал летать на дельтаплане в 15, но это желание пришло к нему раньше. Когда ему было девять лет, они с приятелем тренировались «на парашютистов» в парке у метро «Речной вокзал», прыгая с верхушек берез. А в 11 чуть не повторил историю Икара, самостоятельно сделав себе парашют. Почти сиганул на асфальт с крыши пятиэтажки, но сосед увидел открытый люк в подъезде, вылез на крышу и поймал будущего создателя паралетов чуть ли не в воздухе.

— Когда я вырос, увлекся парапланами. Практически жил в горах, участвовал в соревнованиях — таких как Кубок Домбая. Выучился на техника связи, занимался бизнесом, но позже ушел в сверхлегкую авиацию. Окончил курсы в Калужском летно-техническом училище, получил допуски как пилот паралета, самолета, инструктор, руководитель полетами.

В 2000 году создал свой клуб.

— Я задался вопросом: как заниматься любимым делом, не переезжая в горы? Здесь, под Москвой, возможны только полеты с мотором.

Сначала мы катали людей на мото-парапланах, но вскоре я понял, что нужно сделать колесное шасси для взлета. Конструкцию двухместного аппарата с мощным мотором разработали мы с инженером Виктором Федотовым, — говорит Михаил. — А самая большая моя личная победа — первое место на чемпионате мира по сверхлегкой авиации в 2003 году.

Один из инструкторов клуба, Дмитрий, на днях вернулся из Белоруссии, куда ездил делиться опытом с местными пилотами. Теперь он разбирает свой паралет для небольшого ремонта. Я вижу, как снимают пропеллер, основную часть металлоконструкции, «сидушку», шланги, колодки…

И если раньше аппарат казался драконом, покоряющим воздушную стихию, теперь на листе фанеры остался только двигатель — сердце машины.

— И вот на этом я летала? — не могу удержаться от вопроса.

— Нет, тут немного другая конструкция, — объясняет Михаил. — Мы разработали уже пять вариантов аппарата.

— Что нужно, чтобы стать хорошим пилотом? — спрашиваю напоследок. — Отличный глазомер и реакция, умение чувствовать восходящие и нисходящие потоки, — отвечает Козьмин. — А еще 8–12 летных часов и 20 — теории.

Необычные летательные аппараты

Мyскyлoлет — летательный аппарат без двигателя, который управляется лишь при помощи мышeчнoй силы человека.

■ Oрнитoптeр, или махолет — летательный аппарат, воспроизводящий принцип полета, свойственный живой природе: птицам, насекомым, летучим мышам.

■ Проект НАСА М2-F1, в народе получивший название «Летающая ванна», — летательный аппарат необычной формы, используемый в качестве капсулы для приземления астронавтов.

Читайте также: Москвичей пригласили полетать в невесомости на Всемирной неделе космоса

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

198 +4

Выздоровели

3893 +536

Заразились

31 +2

Умерли

Георгий Бовт

Нефть и валюта: что Лукашенко нужно от России

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?