Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Незваные гости в туалете

Незваные гости в туалете

Извержение вулкана в Испании

Извержение вулкана в Испании

Бодипозитив в СССР

Бодипозитив в СССР

Смертельная еда

Смертельная еда

Волшебные места Москвы

Волшебные места Москвы

Советское детство: игры во дворе

Советское детство: игры во дворе

Опасные маршруты

Опасные маршруты

Маньяки СССР

Маньяки СССР

Русская муза Сальвадора Дали

Русская муза Сальвадора Дали

Жареное солнце: как городу выжить в экстремально знойное лето

Общество
Жареное солнце: как городу выжить в экстремально знойное лето
Фото: Софья Сандурская / АГН Москва

В понедельник, 2 августа, в Москве опять объявляли «оранжевый уровень опасности» из-за жары. При том, что прошлый месяц уже занял шестое место в списке самых жарких с начала регулярного отслеживания погоды в столице. Климатологи в один голос говорят, что это не предел и волны жары будут посещать столицу все чаще. Как начать перестраивать жизнь города уже сейчас, чтобы облегчить жизнь его обитателям и чей опыт борьбы с надвигающимся пеклом можно позаимствовать?

В том, что Москва в буквальном смысле плавилась этим летом, виноваты не только причуды погоды, но и ее городской статус. Из-за «эффекта теплового острова» разница температур между городом и окрестностями может достигать 10–15 градусов, а в Москве с Подмосковьем она в три раза больше, чем в других регионах страны со схожим климатом.

Ватник как спасение

Нынешнюю жару вполне можно сравнить с памятным пеклом 2010 года, и сравнение будет в пользу 2021-го. Ведь тогда ситуацию усугубили и постоянные удушающие пожары на подмосковных торфяниках, и тлевшие по всей Москве газоны с торфяным наполнителем. Слава богу, тот опыт хоть чему-то нас научил, места выхода торфа в области начали активно обводнять, газоны стали засыпать нормальной почвой, и нынешний зной в целом обошелся без тотальных отравляющих дымовых завес. Хотя кое-где в области этим летом все-таки полыхнуло...

— Надо продолжать активно обводнять торфяники и очень внимательно следить за пожарной обстановкой, — уверен Алексей Кокорин, руководитель климатической программы WWF России. — Как только индекс Нестерова (индекс горимости лесов) достиг 1000 — объявлять повышенную готовность, как только он приблизился к отметке в 10 000 — закручивать все гайки, запрещать вылазки в лес и так далее. При этом надо понимать, что волны жары в дальнейшем будут только нарастать, — уверен Алексей Кокорин, руководитель климатической программы WWF России. — Это так же ясно, как то, что Земля круглая, а океан занимает 70% планеты. Небольшое 5-процентное усиление человеком парникового эффекта приводит к такой раскачке климатической системы и такому изменению потоков воздушных масс (прежде всего в направлении север-юг), что жара с каждым годом будет приходить к нам все чаще и к середине века станет уже вполне типичной проблемой для Москвы, как, скажем, сейчас она типична для Краснодара, Астрахани или Волгограда.

Значит ли это, что с июня по сентябрь нас будут ждать исключительно засушливые +30 с гаком? Отнюдь, считает климатолог:

— Вряд ли климат Москвы будет копировать нынешний климат упомянутых городов. По средней температуре он будет напоминать скорее Липецк или Воронеж. Но станет более нервным — то полоса жары, то полоса холода. И изнурять нас будут не столько высокие температуры, сколько их продолжительность. Почему, например, геофизические обсерватории считают волны жары от шести дней и выше? Потому что, грубо говоря, пять дней среднестатистический человек жару терпит, а на шестой ломается. Плюс когда ночная температура превышает 26–28 градусов, человек не может нормально спать. И если он не спит неделю, ничем хорошим для него это не закончится. При этом 28 градусов, зафиксированных метеостанцией на высоте 1,5 метра над уровнем земли, покрытой травой, означают, что в квартире у вас будет как минимум 32, потому что бетонные стены, раскалившись за день, не успевают за ночь серьезно охладиться.

При этом и долгожданный дождь, скорее всего, тоже не принесет нам особой прохлады:

— Осадков вряд ли станет больше или меньше, — считает Кокорин, — но их количество будет выпадать за меньшее время. То есть, станет меньше облажных дождей и больше коротких ливней. А с точки зрения охлаждения города это разные вещи. Ливень — это вода, которая быстро стекла, и вот ее уже нет, она просто не успевает охладить ни землю, ни воздух...

Чем можно облегчить ситуацию для обитателей бетонных джунглей? Активным высаживанием зеленых насаждений, причем, не елок и туй, столь полюбившихся нашим дивелоперам из-за их дешевизны, а нормальных лиственных пород.

— Листва не только прекрасно чистит воздух в городе, она еще и отличный испаритель, — напоминает климатолог. — Даже небольшой дождичек, который выпал на листву, даст гораздо больший эффект охлаждения, чем он же, попавший на асфальт или хвою. Поэтому в связи с климатическими изменениями, свидетелями которых мы все сейчас являемся, массовое озеленение города должно приветствоваться и расширятся. Но озеленение должно быть продуманным. Когда на Садовом кольце недавно высадили лиственные деревья, причем, большие 5-метровые крупномеры, я, как и многие, думал, что они не жильцы. Но нет. Порода деревьев, тип и время посадки были так правильно подобраны, процедуру осуществили так профессионально, что приживаемость составила почти 100%. Иногда говорят, а где же взять столько свободной земли для зелени? Да оглянитесь вокруг — ее на самом деле полно! Сажайте вокруг домов, сажайте на пустырях, вдоль дорог, везде, где только есть свободное пространство.

Жареное солнце: как городу выжить в экстремально знойное летоФото: Анна Быкова / Вечерняя Москва

Согласился с коллегой и Владимир Семенов, завлабораторией климатологии Института географии РАН:

— Июнь в Москве давно уже стал как июль 40-летней давности, все это замечают, и никуда мы не денемся от дальнейшего потепления и увеличения волн жары. Также все знают, что в пустыне жарко, а в оазисе нет. Потому что, во-первых, тень, а во-вторых, влажная почва, которая испаряет воду, охлаждая и грунт, и приземный воздух. Как только почва высыхает, начинается экстрим: солнце нагревает землю, и она превращается в подобие сковородки, накаляя воздух почти как асфальт. Поэтому так важно поливать в жару не только асфальт и муниципальные газоны, но и всю остальную почву, и иметь в мегаполисах как можно больше деревьев и воды. Не в трубы реки запихивать, а сооружать каналы, озера и пруды для лучшего увлажнения почвы. Причем, высаживать зелень надо даже на крышах, которым она не даст раскалиться. В крайнем случае, делать их светлыми. Ну, и про стены не забывать. Я, например, живу в доме 2005 года постройки, он бетонный, без внешней изоляции. Летом уже после недельной жары бетон нагревается по максимуму, и в квартирах становится так душно, что и кондиционеры не всегда спасают. А всего-то и надо было — облицевать здание теплоизолирующим покрытием, чтобы не только зимой не терялось тепло, но и летом дом не превращался в печку, которая жар накапливает, а потом отдает. Думаете, случайно аксакалы в Средней Азии ходят в ватных халатах в жару? Они про теплоизоляцию знают не понаслышке.

15 минут до прохлады

По данным климатологов, всего за 30 лет (с 1986 по 2016) число городов, отметившихся экстремально высокой температуры, выросло в мире в два раза, перемахнув за отметку 13000.

Так, в прошлом году жара била один температурный рекорд за другим в США. В канадской деревне Литтон термометры зафиксировали +50 С, после чего пожар сжег дотла большую ее часть. В июле этого мировые соцсети обошли кадры «Аль-Джазиры» с расплавившимися от жары светофорами и потекшими бамперами и фонарями у припаркованных машин — в Кувейте было +73 С. А по отчетам метеорологов, температура воздуха как минимум в двух городах — Якобабаде (Пакистан) и Рас-эль-Хайме (ОАЭ) уже превысила пределы жизнестойкости человеческого организма. В общем, городским властям по всему миру пора включать экстремальную жару во все стратегии развития.

Они и включают. Так, в середине июля мэры 31 города из глобальной сети С40 (в группу входят 90 крупнейших городов мира) взяли на себя обязательство обеспечить к 2030 году 70% своих жителей возможностью добраться до зеленого или водного пространства максимум за 15 минут, причем пешком или на велосипеде.

Они же обязались инвестировать в зеленые насаждения и защиту от жары так, чтобы 40% городской поверхности занимала «зеленая или синяя инфраструктура», то есть деревья, городские леса и парки, дренажные системы и проницаемые тротуары. Так, в Гвадалахаре для охлаждения города собираются высадить 67 000 новых деревьев, создать 70 «зеленых коридоров» и более 50 новых общественных садов, а также финансирует курсы по подготовке городских садоводов. Милан планирует озелениться 3 миллионами деревьев. Барселона субсидирует 75% стоимости новых зеленых крыш, а мэрия Вены предложила жителям бесплатно охладить фасады домов с помощью «зеленого модуля», состоящего из горшков с вьющимися растениями и каркасами для них…

Жареное солнце: как городу выжить в экстремально знойное летоФото: Анна Быкова / Вечерняя Москва

«Крышевание» прохлады

Интенсивно «редактируют» сейчас и уже отстроенное. По всему миру в зданиях меняют обычные крыши на «холодные», поскольку даже покраска их в белый цвет снижает температуру внутри дома на 2–5 градусов. В Лос-Анджелесе на несколько улиц нанесли специальное светлое покрытие, из-за чего температура дороги тут же снизилась на 10 градусов.

Активно внедряются в городскую жизнь и системы уличного кондиционирования — так называемое охлаждение туманом. Они появляются в кафе и на детских площадках, в зонах отдыха и на остановках. Результат — не только снижение температуры воздуха, но и его очищение, так как капли тумана прибивают всю пыль к земле. А по улицам Катара теперь ездит трамвай, снабженный не только кондиционером (этим москвичей не удивишь), но и специальными светофильтрами, из-за чего воздействие солнца на машину снижается на 90%.

— Отказ от строительства домов сумасшедшей этажности — еще один способ избежать раскаленного города, — считает Александр Кривов, научный руководитель ЦНИИП Минстроя РФ. — Потому что как ни высаживай внизу деревья, а гигантские плоскости бетона, которые над ними возвышаются, раскаляются днем очень серьезно. Да, если жилье коммерческое, в большинстве квартир стоят кондиционеры, но, во-первых, это не отменяет возврат тепла от фасадов на «общую» улицу, а во-вторых, серьезно увеличивает нагрузку на электросети, так как кондиционер по сути забирает воздух с поверхности раскаленной стены, и чтобы сбить эту температуру хотя бы до +23 С, ему нужно очень сильно поднапрячься. Стремление к минимизации квадратных метров тоже не способствует комфортной жизни. В жару студия в монолитном доме — это раскаленная даже не сковородка, а накрытая крышкой кастрюля! Нам кивают на опыт юго-восточных стран, где клетушки стали нормой. Но там, и люди небольшие, и теплообмен со средой у них другой, и подземные гаражи есть практически в каждом доме, что тоже охлаждает здание, и крупные города по большей части приморские, то есть, все воздухообменники в домах стоят на океанском ветру, а не смотрят в такой же раскаленный двор.

Контроль за соблюдением СНиПов тоже может поспособствовать охлаждению мегаполиса, считает Кривов:

— По федеральным нормам 25% застраиваемой площади должна занимать зелень, а у нас ее часто занимают автомобили, которые тоже раскаляются в жару довольно сильно. Черный асфальт, темная плитка, гранитная облицовка — все это усиливает эффект сковородки. Долю подобных покрытий нужно минимизировать везде, где только можно, отдавая предпочтение живой земле с живой травой и деревьями. Хорошо бы еще и в федеральных законах подобные вещи прописать, но, к сожалению, наши думцы не живут в бетонных многоэтажках, они живут за городом и в столице бывают лишь наездами, перебегая из охлажденного салона авто в кондиционированный зал заседаний.

К слову, в подготовке архитектурных кадров тоже было бы неплохо что-нибудь подкрутить. Потому как «лучи добра», посылаемые небоскребами в пространство стали настоящим бичом городов.

Пару лет назад в Ростове-на-Дону на парковке у ТЦ был расплавлен Lexus (сумма ущерба — 1,4 миллиона рублей). Просто зеркальные панели, которыми было облицовано здание, сфокусировали на невезучем авто солнечные лучи. Дело было в начале июня, и, если верить городскому архиву погоды, максимальная температура в тот день не превышала +26 С. Похожий случай был в 2013 году в Лондоне, только там расплавился недешевый Jaguar. Отель «Vrada» в Лос-Анджелесе так же отправил в 2009-м армию солнечных зайцев на открытый бассейн, из-за чего у его посетителей начали плавиться стаканчики с напитками и подгорать волосы. И это лишь три случая из многих подобных. И в каждом косяк архитекторов пришлось исправлять серьезной реконструкцией.

Жареное солнце: как городу выжить в экстремально знойное летоФото: Софья Сандурская / АГН Москва

Задумываются над преодолением жары и урбанисты.

— Самое простое, что можно сделать — это перестать бесконечно стричь газоны, — считает Ирина Ирбитская, городской планировщик, руководитель европейского проекта «Цифровые города» и консультант программы развития ООН. — Высокая трава формирует тень и довольно существенно — бывает, что и градусов на 10 — охлаждает воздух. Защита окон и балконов седами (специальными теневыми решетками) также препятствуют попаданию солнечных прямых лучей в помещения и снижает перегрев здания. Еще один плацдарм борьбы с жарой — это городская гидрология. Все мы знаем про ливневки, но существуют еще и системы открытого стока воды, которые тоже охлаждают воздух. Виадуки — довольно древнее изобретение, которое хорошо показало себя, и многие города начинают активно брать его на вооружение, высаживая по краям таких стоков еще и растения, принимающие на себя всю возможную грязь, которую может нанести вода. Городские фонтаны — еще один удар по жаре. Я не имею в виду помпезные конструкции из мрамора, в которые доступ горожанину запрещен. Речь о простеньких вотерджетах и питьевых фонтанчиках, причем, не только для людей, но и для братьев наших меньших, которые страдают от жары подчас сильнее, чем мы. Ну, и самая быстрая мера — это различные тентовые покрытия, которые активно используют сейчас во многих городах, перекрывая тротуары и пешеходные зоны везде, где только есть такая возможность.

КСТАТИ

Не труд, а именно жара сделала из нас людей. По версии английского физиолога Пита Уилера, предки человека встали на задние лапы, спасаясь от африканского зноя и подставляя ветру свои животы.

ФАКТЫ

— При низкой влажности наш организм может выдержать температуру до +71°С в течение 1 часа, +82° С — в течение 49 минут, +93° С — 33 минуты, а +104° С — 26 минут. В Бельгии в 1958 году был зарегистрирован случай, когда человек несколько минут находился в термокамере при 200°С.

— С каждым литром пота кожа «испаряет» около 540 килокалорий, из-за чего она становится прохладнее и охлаждает протекающую через нее кровь. При +37–39°С в воздухе мы теряем около 300 мл пота в час, а когда переваливает за +40°С — 1–2 литра. Мужчины потеют на 40% интенсивнее женщин.

— Самым жарким местом Москвы является улица Балчуг, здесь всегда на несколько градусов выше, чем в среднем по городу.

А холоднее всего в Тушине. Минимальная температура, которую здесь фиксировали, — минус 47 градусов.

— Каждый градус выше +26°С снижает работоспособность примерно на 10%.

— В сильную жару футбольный мяч претерпевает меньшее сопротивление воздуха и летит дальше.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

2,5 — именно во столько раз опережает потепление климата в РФ темпы роста глобальной температуры. С 1976 по 2019 год каждое десятилетие у нас теплело в среднем на 0,47 градуса. В жару на станциях московской подземки дежурят 60 сотрудников. Когда столбик термометра переходит отметку 28 градусов, пассажирам начинают раздавать бесплатную воду. 4000 единиц техники ежедневно орошают в жару раскаленный асфальт столицы. Если температура воздуха выше +32,5°С, условия работы являются экстремальными, считает Роспотребнадзор, и ее надо либо переносить на утро или вечер, либо работать по 10–15 минут с перерывами в охлаждаемом помещении. При +28,5 рабочий день должен сокращаться на час, при +30,5 — на 4 часа. 10 000 деревьев высадили недавно в Медельине (Колумбия), что уже понизило температуру в городе на 2 градуса. А в Портленде озеленение так снизило уровень NO₂, что экономит здравоохранению 7 млн долларов ежегодно на одних лишь респираторных заболеваниях.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse