Карта городских событий
Смотреть карту

Поколение дожития: чем могут быть опасны отечественные дома престарелых

Общество
Поколение дожития: чем могут быть опасны отечественные дома престарелых
Фото: Пелагия Замятина / Вечерняя Москва

20 сентября закончилось расследование по уголовному делу тюменского госинспектора МЧС Павла Тигеева, который пойдет под суд из-за пожара в незаконном интернате, где погибли семь пенсионеров. При этом, по официальным данным, запрос на места в интернатах для пожилых людей во много раз превышает возможности государственных стационаров. Об этом — и не только — эксперты поговорили за круглым столом на «Вечерке ТВ».

Ученые-психологи говорят: современный мир становится душевнее, добрее. Агрессия, прежде необходимая человеку для борьбы за ресурсы, уходит в спорт и компьютерные игры. И Россия не исключение. Однако если посмотреть, как у нас развиваются институты права социального обеспечения, нетрудно заметить, что «очеловечиваемся» мы гораздо медленнее, чем наши западные (и не только западные) соседи. Наш путь в светлое гуманистическое будущее, как всегда, труден и извилист. Да, по данным соцопросов, мы очень ценим своих стариков. Каждый отдельный человек — ценит. Но, к сожалению, об обществе в целом этого не скажешь.

Регулярно появляются сообщения о несчастных случаях в домах-интернатах для пожилых людей. О пожарах, о гибели постояльцев в результате природных бедствий и так далее. Но почти повседневная практика — жестокое обращение персонала с жильцами. Не так давно нашумел скандал в пансионате «Олимпия хаус» подмосковного Реутова: по сети разлетелось видео, на котором сотрудница кричит матом и охаживает тряпкой по лицу старика-постояльца. Жертва лежит на полу, слабо отмахиваясь. Следственный комитет и прокуратура проводят проверку, правоохранительные органы арестовали и подозреваемую даму, и гендиректора учреждения. Отдельно взятых людей накажут. Но, конечно, это никак не отразится на общем положении дел в сфере социального обеспечения, особенно в той части, которая касается самых беспомощных граждан — людей старшего возраста.

Поколение дожития: чем могут быть опасны отечественные дома престарелыхФото: Pixabay

Всех не сосчитать

Как рассказал «ВМ» председатель правления ассоциации «Патронаж», член Общественного совета Департамента труда и социальной защиты населения Москвы Алексей Сабадаш, ссылаясь на данные Минтруда РФ, у нас в стране действует 1226 государственных стационарных учреждений соцзащиты. Из них 502 — дома-интернаты и пансионаты для ветеранов труда и 724 — психоневрологические интернаты.

Все вместе они могут принять немногим более 200 тысяч постояльцев. При этом количество людей, которым нужен постоянный уход и присмотр, в России приближается к 4 миллионам. В такой ситуации никак не обойтись без привлечения частного сектора.

И вот здесь начинается интересное. Если государственные дома призрения можно зарегистрировать, посчитать и строго проверять, то частники — по закону — имеют право оставаться в тени. Для них, конечно, существует Реестр поставщиков социальных услуг (в каждом регионе — свой). «Вступление» в реестр положительно сказывается на репутации заведения, а его хозяин получает дотацию от государства. Но эти «плюсы» не перевешивают жирные «минусы».

— Есть цивилизованные предприниматели, которые добросовестно соблюдают все требования и добровольно встают на учет, — рассказывает Алексей Сабадаш. — Но перед этим к ним выстраивается целая «очередь» из комиссий: приезжают и из пожарного надзора, и из Роспотребнадзора, и из того департамента, который выдает разрешение… Приходится проходить такую проверку, какая ни одному коммерсанту не снилась.

Отдельная тема — система стандартов, основанная на документах Министерства труда, которым должен соответствовать современный российский дом престарелых.

— Кроме того, действуют протоколы, где регламентировано все до деталей — как должен быть спроектирован коридор, чтобы там могли разъехаться две коляски, какой должна быть ширина лестницы — вплоть до того, как персоналу следует общаться с гостями и их родственниками, — рассказал эксперт.

Только вот внедрили эти протоколы единицы. Бизнесмены, которые приходили на рынок социальных услуг до того, как в стране навели порядок в законах, создавали свои собственные стандарты — на основе израильских, германских, французских технологий. Они хотели как лучше: старались учитывать передовой опыт других стран. Но в итоге им теперь трудно «выйти из сумрака».

Поколение дожития: чем могут быть опасны отечественные дома престарелыхФото: Наталия Нечаева / Вечерняя Москва

Хаос с «хаусами»

По сути дела, все частные пансионаты для пожилых людей можно условно поделить на три типа. «Цивилизованные», которые прошлигорнило проверок и были приняты в Реестр поставщиков социальных услуг. «Серые», которые не смогли соответствовать всем стандартам и остались «за бортом». И «черные», которые создавались вовсе не с тем, чтобы покоить чью-то старость, а чтобы ею поживиться. «Серый» и особенно «черный» секторы в сфере богоугодных заведений — самые обширные.

И именно они находятся в «слепой зоне», надзорным органам их контролировать почти невозможно. Кстати, упомянутый вначале «Олимпия хаус» тоже в реестре не зарегистрирован. Сколько еще таких «хаусов» и что в них творится, бог весть.

Ложка меда

Разглядывая рекламные проспекты пансионатов для пожилых людей в интернете, мы видим однообразную благостную картинку: «уютная домашняя атмосфера», «достойный уход и внимание», «психологическая поддержка». И эти обещания недалеки от правды жизни. Устроители богоугодных заведений, как правило, руководствуются самыми филантропическими чувствами.

— Я три года занимаюсь стационарным уходом, являюсь соучредителем нескольких предприятий, — говорит Алексей Сабадаш, — и могу сказать: наши предприниматели гордятся, когда им удается подлечить, поправить здоровье постояльцев и вернуть их родственникам. Есть практика, когда гости на лето уезжают на дачу к семье, забронировав в пансионате место на осень за 1 рубль в сутки. Но об этом почему-то никогда не говорят.

Однако руководитель пансионата должен быть не просто мечтателем-гуманистом, а суровым перфекционистом, готовым бдительно курировать свое «ведомство», считает Артем Дедов, основатель и директор пансионата для пожилых людей «Парусград»:

— Со стороны руководства необходим постоянный тщательный контроль за работой сотрудников. Но мало кто этим занимается. Это очень кропотливая работа — быть непрерывно на связи и с родственниками, и с отдыхающими. Буквально сегодня я получил «обратную связь» о том, что обед был невкусный, повара что-то недосмотрели… И я сразу разбираюсь с предприятием, которое занимается у нас приготовлением пищи.

Важен и подбор команды профессионалов, которым ты можешь доверять, — от специалистов по уходу и психологов до садовника, отмечает Дедов.

И ложка дегтя

Нет никаких сомнений в том, что наши спикеры — кристально честные предприниматели. Однако существует и другая, очень темная сторона медали.

— Сами пожилые люди часто не в состоянии защитить свои права — они уже и немощны физически, и страдают возрастными заболеваниями, в том числе ментальными, — рассказывает адвокат Юлия Вербицкая. — Даже если у человека нет алчных родственников, которые готовы на все ради получения наследства, существует множество организаций, которые — совершенно официально — приобретают у пенсионера недвижимость, а расплачиваются не деньгами, а предоставлением содержания и питания. Хорошо, если эти услуги оказывают честно. А если нет — пожилой человек даже не знает, куда жаловаться. Поэтому никаких гарантий «благополучной старости» в домах престарелых нет. Никто не застрахован от мошенничества.

Мы постоянно сталкиваемся со случаями злоупотреблений: пожилых людей закрывают в коммерческих домах-интернатах, и поскольку это частная собственность, никто — даже МВД — не может на эту территорию проникнуть. А когда проникают, видят бабушку, которая два месяца назад бегала и разговаривала, а теперь лежит овощем и санитарка кормит ее кашкой — образцово-показательно на камеру.

Такие бабушки очень быстро умирают, а недвижимость свою они завещали — либо хозяевам пансионата, либо каким-то третьим лицам, которые обратились к хозяевам пансионата «за помощью».

— Получается, качество жизни пансионеров в домах-интернатах целиком зависит от добросовестности их руководителей. Ни в одной цивилизованной стране мира мы такой ситуации не увидим. Пока общественность и государство ничего не контролируют, подопечные домов-интернатов в опасности. Особенно если они отписали опекунам — или коммерсантам — свою квартиру на Патриарших, — отмечает эксперт.

Специалисты сходятся во мнении, что деятельность «серых» и «черных» пансионатов нужно срочно выводить на белый свет, обязав присоединяться к Реестру поставщиков социальных услуг. Однако что делать с «драконовскими» требованиями, которые даже честный и открытый социальный бизнесмен выполнить не может? Сабадаш считает, что власти должны всячески содействовать добросовестным предпринимателям. Но в целом вопрос остается открытым.

Поколение дожития: чем могут быть опасны отечественные дома престарелыхФото: Софья Сандурская / АГН Москва

Выбираем правильно

Но что делать, если пожилой член семьи нуждается в особом уходе и медицинском сопровождении? По словам Алексея Сабадаша, ситуация довольно благополучная. Только государственных домов престарелых более 35. Но и в частном секторе конкуренция очень высокая, соответственно, высокое и качество услуг. Да и контролирующие службы — Роспотребнадзор и пожарная инспекция — наведываются регулярно.

— Выбирать пансионат нужно очень внимательно, — объясняет Александра Щеткина, президент фонда помощи пациентам с деменцией и их семьям «Альцрус». — Он обязательно должен быть открытым для вас в любое время — без всяких пропусков и «часов посещений». Это не режимное предприятие, а «филиал» вашего дома. Непременно должны быть камеры внутри помещений, чтобы вы имели возможность увидеть, как с вашим родственником обращаются. Человек с деменцией на определенном этапе болезни просто не в состоянии сформулировать свои претензии, если что-то пошло не так, поэтому пансионат должен быть максимально «прозрачным».

Еще один важный аспект — цена вопроса. По мнению Алексея Сабадаша, в Москве и Московской области житье в пансионате обойдется не дешевле 42–45 тысяч рублей ежемесячно. Причем за эти деньги вы получите только базовый уход. Комфортные условия, полноценную еду и развлечения с элементами арт-терапии. Если вам предлагают «стол и дом» за 30 тысяч в месяц, значит, имеются какие-нибудь нарушения. Например, в комнате проживают не 1–3 человека, как положенопо стандарту, а по 5–7 человек.

КАК У НИХ

Главное отличие современных домов престарелых США от российских в том, что почти все они частные и проживание в них постояльцы оплачивают из собственного кармана. На бесплатную помощь могут рассчитывать очень немногие группы населения, например ветераны. Стоимость аренды начинается от 150 долларов в сутки за минимальный набор услуг. Удовольствие недешевое, поэтому часто люди начинают копить «на старость» уже в среднем возрасте, а за несколько лет до выхода на пенсию подбирают пансионат и бронируют место. У тех, кто успел сделать «заначку», всегда есть большой выбор: рынок гериатрических заведений процветает. При этом все учреждения обязаны получить лицензию, а их деятельность зорко контролируется государственными органами.

ЦИФРА

58 тысяч человек, согласно статистике Минтруда РФ, содержатся сегодня в интернатах для престарелых.

РЕПЛИКА

Иногда интернат — единственно возможное решение

Яна Гребнева, психолог пансионата для пожилых людей «Как дома»:

— Надо посмотреть правде в глаза. В государственные дома престарелых попасть крайне сложно. И туда принимают в основном здоровых людей. Но, к сожалению, у нас сейчас даже в категории «35 плюс» абсолютно здоровых мало. Что уж говорить о тех, кто достиг пенсионного возраста. К тому же часто с годами развиваются изменения в работе мозга, нарушения памяти, психические расстройства. И таких постояльцев в интернатах для пожилых — 90 процентов. Бытует стереотип, будто люди стремятся избавиться от пожилых членов семьи при появлении первых проблем. На самом деле это совершенно не так.

Переселение бабушки или дедушки в пансионат у нас в стране — крайняя мера. Если у родственника деменция, иногда поместить его в пансионат — единственный выход из положения. Допустим, вы провели несколько лет, ухаживая сутки напролет за больной мамой, которую невозможно оставить ни на секунду.

Вы живете без отпуска, без выходных и без отдыха, вы ставите под угрозу уже собственное здоровье. Или, например, у вашего близкого с возрастом заострились «негативные» черты характера. А если такой человек много лет был начальником, то он уверен, что мир должен крутиться вокруг него, окружающие должны его обслуживать по высшему разряду — и его родным приходится тяжело. Особенно если на эту ситуацию накладываются застарелые семейные конфликты, переезд в пансионат для пожилого человека — наилучшее решение.

Тем, кто боится на старости лет оказаться в казенных стенах, могу дать совет: выстраивайте теплые отношения с родными, не игнорируйте друзей, не бросайте любимую работу или хобби, следите за состоянием своего здоровья.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse