Карта городских событий
Смотреть карту

Парадным маршем не прошли: ополченцы и солдаты остановили танковые полчища Гудериана

Сюжет: 

Битва за Москву
Общество
Парадным маршем не прошли: ополченцы и солдаты остановили танковые полчища Гудериана
Фото: waralbum.ru

Сегодня в нашей рубрике «Битва за Москву», посвященной 80-летию обороны столицы в Великой Отечественной войне, мы рассказываем, как на дальних подступах сопротивлялись врагу защитники старинного города Тулы. Их упорство помогло не только отстоять родной город, но и стало одной из причин, по которым враг так и не вошел в столицу. О тех событиях писала газета «Вечерняя Москва», а мы собрали воспоминания очевидцев и участников обороны Тулы.

В первых числах октября 1941 года сводки Совинформбюро пытались как можно более сдержанно сообщать о продвижении немецкой армии и постоянных отступлениях Красной. Тем не менее общая картина складывалась не сильно оптимистичная. «С упорными боями наши части оставили ...», вместо многоточий следовали очередные названия городов, которые были все ближе и ближе к Москве. Первого числа был оставлен Орел. Фронт стремительно катился к Туле.

На дальних подступах

Главная газета столицы «Вечерняя Москва» сообщала читателям, что 4 октября «наши войска вели бои с противником на всем фронте». В этот же день первый секретарь Тульского обкома партии

Василий Жаворонков, который был направлен в Тулу еще в 1938 году с должности секретаря Замоскворецкого райкома столицы, записал в дневнике: «С этого дня, 4 октября, и надо исчислять начало обороны Тулы, — с первых дней боев на дальних подступах — под Мценском, где 5500 туляков, поддерживая бригаду Катукова, 5-й воздушно-десантный и 34-й пограничный полк, который нес охрану тыла Брянского фронта, вступили в бой с гитлеровцами, нацеленными на Тулу»...

Справедливо будет сказать, что туляки вели бои против немцев вместе с войсками Красной армии уже с первой недели октября.

Ключ к столице

Исторически сложилось так, что Тула была одной из ключевых точек на пути к Москве с юга. Набеги крымчан, которые не давали покоя Московскому государству в XV– XVI веках, никогда не могли миновать стен Тульского кремля.

К моменту начала Великой Отечественной войны в Туле находились оружейные заводы, которые производили стрелковое оружие и пулеметы, ремонтировали боевую технику. Кроме этого, Тула была важным транспортным узлом, контроль над которым обеспечил бы гораздо более быстрое и удобное продвижение немецких войск к Москве. Поэтому к небольшому старинному русскому городу было приковано такое внимание не только командующих по обе стороны фронта, но и прессы.

В номере от 1 ноября 1941 года на первой полосе газеты «Вечерняя Москва» вышла статья военного корреспондента Павла Трояновского «Прогнать заклятого врага от Тулы». Автор материала находился в Туле в самые отчаянные дни обороны. Он был очевидцем событий, о которых писал.

«Ожесточенные бои на Тульском направлении не прекращаются ни днем, ни ночью. Враг подтянул сюда крупные силы, бросил на карту все, чтобы прорваться вперед.

Вчера весь день шел бой за селение К. Немцы бросили на него большое количество танков, мотопехоты, мотоциклистов и подвергли нашу оборону усиленной бомбардировке с воздуха.

N-ская часть отбивала яростный натиск фашистов, уничтожив до 20 танков и перебив до 300 солдат и офицеров. Однако ночью немцы снова предприняли атаку с угрозой подхода с флангов и вынудили нашу часть к отходу на новые позиции», — так, ничуть не преувеличивая, описывал Павел Трояновский бои за Тулу.

Селение К., указанное в тексте, — это рабочий поселок Косая Гора, который не раз упоминается в описании боев за Тулу.

Большое значение этому населенному пункту придавалось не в последнюю очередь из-за металлургического завода, который был накануне начала боев за город частично эвакуирован, а частично взорван.

Парадным маршем не прошли: ополченцы и солдаты остановили танковые полчища ГудерианаФото: waralbum.ru / Военный альбом

Бои глазами очевидцев

— Незадолго до прихода немцев были уничтожены взрывом воздуходувы для доменных печей, — вспоминает очевидец тех событий, житель поселка пенсионер Владимир Савушкин.

По его словам, первыми появились танки и мотоциклисты, следом за которыми подошли основные силы. Пришедшие немцы уплотнили жителей поселка. В одном доме вместо одной семьи теперь скопились по две-три. Часть мирных жителей отправили в направлении Ясной Поляны. Этот путь они вынуждены были преодолевать вместе с маленькими детьми, домашней скотиной и скарбом, который удалось унести с собой. Были умершие от холода и болезней.

Обстановка в самой Туле складывалась драматично. Как писал после войны участник тех событий, член городского Комитета обороны Ардалион Малыгин: «События развертывались таким образом, что не исключали захвата города противником». Для этого были объективные причины. В зоне обороны Тульского рабочего полка, набранного на предприятиях города, не удалось закончить сооружение противотанкового рва, а окопы довести до нужной глубины.

Кроме того, не было мин для создания заградительных полей между рвами и эскарпами (противотанковые укрепления. — «ВМ»), а многие окопы, блиндажи, землянки оказались залитыми водой после обильных дождей.

Для непосредственного руководства войсками на подступах к городу был создан Тульский боевой участок. Командующим был назначен генералмайор Василий Попов. В его подчинении находились: 217-я, 173-я, 290-я, 260-я, 154-я стрелковые дивизии, 1005-й стрелковый и 58-й запасной полки. В качестве второго эшелона в состав ТБУ вошли «отряд милиции, бригада НКВД, Тульский рабочий полк. На вооружении полка находились станковые пулеметы «максим» и «ДС», устаревшие ручные пулеметы «льюис», более современные «ДП», противотанковые ружья, бутылки с зажигательной смесью, гранаты, винтовки.

Общая численность частей ТБУ составляла около 4400–4500 человек при 102 орудиях и 11 боевых машинах реактивной артиллерии».

Стояли насмерть

30 октября является одним из самых тяжелых дней тульской обороны: подтянув дополнительные силы, немецкие войска предприняли первый штурм города.

Так описывал события первый секретарь Тульского обкома ВКП (б) Василий Жаворонков: «С 7 часов утра фашистская артиллерия и минометы открыли интенсивный огонь по переднему краю нашей обороны и по городу. Затем пошли в атаку танки и мотопехота.

В этот час я находился в траншеях рабочего полка. Сквозь сумерки и мглу взрывов мне удалось разглядеть, как накапливается вражеская мотопехота в районе мыловаренного завода. Одна за другой разгружались автомашины с гитлеровскими автоматчиками. Связался с артиллеристами. Тяжелые орудия ответили двумя пристрельными выстрелами. Хорошо. Есть вилка! Затем залп, второй... И размолотили место высадки автоматчиков. Их атака на этом участке была сорвана.

Парадным маршем не прошли: ополченцы и солдаты остановили танковые полчища ГудерианаФото: Waralbum.ru

Мои знания ведения огня артиллерией с закрытых позиций здесь очень пригодились.

Главные удары фашисты наносили в этот день по Орловскому, Воронежскому шоссе, Рогожинскому поселку. Все атаки, повторявшиеся в течение дня 4 раза, несмотря на бешеный натиск, особенно по Орловскому шоссе, где одновременно атаковало до 50 танков, были отбиты».

Жаворонков неслучайно упомянул про свои знания артиллериста.

— Отец рассказывал мне, что наблюдательный пункт, с которого осуществлялась корректировка огня тяжелой артиллерии, находился на колокольне Всехсвятского храма. Эта колокольня сохранилась до сегодняшнего дня. На ней сидел корректировщик с телефоном. Немцы вели по нему постоянный огонь, в том числе из крупнокалиберных пулеметов. Трассирующие пули были заметны издали, а корректировщик наловчился прятаться от них в люк. Так, несмотря на все старания немцев, нарушить работу тяжелой артиллерии, которая защищала Тулу, им так и не удалось. При этом гаубичный полк, который оборонял Тулу, отступал от самой границы и сумел сохранить свои орудия, — рассказал сын Василия Жаворонкова Александр.

Александр Васильевич опубликовал дневники отца, где он описывает события намного эмоциональнее. Вот как показаны события 30 октября — 1 ноября, что называется, без цензуры:

«Противник снова атаковал Тулу до 6 раз в лоб с Орловского направления и активизировал свои действия на Воронежском шоссе южнее Тулы. Вел пулеметный огонь и обстреливал из минометов. Наши зенитная артиллерия и полевая тяжелая мотают противника и днем и ночью, и особенно крепко работает «Мария Ивановна » (этим именем во время войны называли реактивные установки БМ-13, которые больше известны сегодня под именем «катюша»). В городе имеют место пожары, горел завод № 66, магазин на вокзале, бараки на 314-м заводе.

Нашей артиллерией, частями НКВД подбито до 34 танков. Начинают подходить части РККА, к вечеру возвращаемые командованием. Артиллерийская канонада наших батарей продолжается и днем и ночью».

Парадным маршем не прошли: ополченцы и солдаты остановили танковые полчища ГудерианаФото: waralbum.ru

Это фиаско, Гудериан

Павел Трояновский, статья которого была напечатана в газете «Вечерняя Москва», так описывал события.

«Танки и мотопехота Гудериана снова волнами шли на город, перенося удары с одного участка на другой. Усилился артиллерийский обстрел. Чаще на Тулу налетали фашистские самолеты.

Но и она, Тула, тоже наращивала силы. В город пришел дивизион гвардейских минометов — «катюш». Первым его залпом было уничтожено__ пять вражеских танков и до роты солдат. Рядом с рабочим полком встал 473-й стрелковый полк под командованием полковника М. П. Краснопивцева. Занял позиции 702-й истребительный артиллерийский полк резерва Главного командования.

А самой весомой помощью защитникам Тулы было прибытие сюда 413-й стрелковой Сибирской дивизии, которой командовал генерал А. Д. Терешков.

Соединение насчитывало двенадцать тысяч стрелков, артиллеристов, минометчиков и саперов. Люди — как на подбор, один к одному, хорошо вооружены. Молодые, горячие. Словом, Тула готовилась стоять насмерть».

Тула стала одним из немногих городов, которые в годы Великой Отечественной войны отбили все атаки фашистов, и осталась непокоренным символом мужества и стойкости.

Память о тех событиях осталась в фольклоре в виде частушки:

Гнали мы Гудериана,

Говоря такую речь:

Для друзей у Тулы пряник.

Для врагов у Тулы меч.

РЕПЛИКА

Воевали не числом, а умением

Сергей Кондратенко, историк:

— Именно на подступах к Туле осенью 1941 года во время Великой Отечественной войны разыгралось сражение, от исхода которого зависела судьба не только Москвы, но и всей страны. От исхода этих боев зависела судьба всего фронта! Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников, возглавлявший в то время Генеральный штаб Красной армии, отмечал: «…значение Тулы в рассматриваемый период перерастало рамки оборонительной операции 50-й армии и являлось, по существу, фактором фронтового значения.

Прорыв немцев на Тульском направлении мог бы грозить не только оперативными, но и стратегическими последствиями». После окружения войсками танковой группы Гудериана частей Брянского фронта немецкие танки должны были продолжить движение на Тулу. Немецким командованием основная роль отводилась сводной боевой группе, которая и должна была стать той силой, которая будет штурмовать Тулу.

Для обороны города командование Красной армии располагало ограниченными силами — это были части Брянского фронта, выходившие из окружения, и местный гарнизон, основу которого составлял полк НКВД, бойцы которого в довоенное время несли службу по охране важных государственных объектов — оборонных заводов. Немецкие войска не смогли взять город с ходу, несмотря на несколько предпринятых попыток штурма.

Оборонявшие город части под командованием генерала Ермакова сумели грамотно использовать средства, которые были в их распоряжении, и маневром небольших сил смогли противостоять попыткам прорыва обороны непосредственно в городской черте. Это пример того, как благодаря умению небольшие силы сорвали замыслы превосходящего противника.

ЦИТАТА

Георгий Жуков, маршал:

— Как ни пытался враг в течение ноября 1941 года взять Тулу и этим открыть себе дорогу к столице, успеха он не добился. Город стоял, как неприступная крепость!

ФАКТЫ

— Кто-то из тульских рабочих наклеил на ящики с противотанковыми минами этикетку от пряничных коробок. Шутка очень понравилась и разошлась по всему фронту. Мины называли «тульскими пряниками».

— В течение своей многовековой истории Тула ни разу не была взята войсками врага. Единственный раз, когда Тульский кремль пал, — во время осады царскими войсками при восстании Ивана Болотникова 1606–1607 годов.

— Главный вокзал города называется Московский. В преддверии 80-летия Победы на нем был установлен полноразмерный макет бронепоезда, который принимал участие в обороне города и действовал примерно с той же позиции, где сегодня находится памятник ему.

— За мужество и героизм, проявленные защитниками города, 7 декабря 1976 года Туле было присвоено почетное звание «Город-герой» с вручением медали «Золотая Звезда».

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse