XIX Московский фестиваль прессы
Карта городских событий
Смотреть карту

На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютисты

Общество
На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютисты
Заместитель начальника парашютно-десантной пожарной службы «Авиалесоохраны» Евгений Астахов в кабине тренажера вертолета Ми-8 МТВ / Фото: Виктория Соколовская

В некоторых российских регионах уже официально объявлено о завершении пожароопасного сезона в лесах. Однако очаги возгорания продолжают возникать. И вот тут на помощь приходят специалисты «Авиалесоохраны» — организации, занимающейся мониторингом и тушением лесных пожаров по всей стране. В рубрике «Зеркало для героя» корреспондент «Вечерней Москвы» побеседовал с заместителем начальника парашютно-десантной службы «Авиалесоохраны» Евгением Астаховым.

На территории России находится 1,2 миллиарда гектаров леса — это примерно пятая часть всех лесов мира. Лес занимает без малого половину нашей страны. Эти огромные числа и значения одновременно понятны и непостижимы. Лес — это то место, куда мы ходили собирать грибы и ягоды на летних деревенских каникулах, такой вроде бы знакомый, уютный, соседний. Лес — это гигантские непроходимые чащи, по своей площади сопоставимые с территорией какой-нибудь европейской страны.

В 2018 году во время лесных пожаров в России огнем было пройдено 8,6 миллиона гектаров. Не такая уж и значимая цифра относительно общей площади лесов — и огромная в абсолютном выражении. Сибиряков лесными пожарами не удивишь, однако в 2010 году их ощутили на себе и жители европейской части страны.

Жителям крупного города лесной пожар угрожает задымлением, деревне, окруженной лесом, — полным уничтожением. Чтобы не дать пожару подойти к населенным пунктам, бороться с ним приходится на дальних рубежах, в таких местах, куда не просто на машине не подъедешь — пешком не продерешься. Остается один путь — контратаковать сверху.

В этом году 90-летие отмечает уникальное учреждение. 7 июля 1931 года с аэродрома в городке Урень Нижегородской области впервые в истории страны для авиапатрулирования лесов поднялся самолет По-2. В этот день родилась «Авиалесоохрана», специалисты которой сегодня тушат лесные пожары по всей стране.

На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютистыФото: Pixabay

Зона контроля

Евгений Астахов, заместитель начальника парашютно-десантной пожарной службы «Авиалесоохраны», уже улетел в командировку на очередной пожар. На момент записи нашего интервью он совсем недавно вернулся из Якутии, где все лето горели леса. Чтобы впоследствии не быть голословными, мы поспрашивали друзей и знакомых, знают ли они о существовании в России организации, которая тушит лесные пожары, да еще и такими необычными способами.

Большинство ответило отрицательно. Да и сам Евгений Астахов признается, что до того, как устроиться в «Авиалесоохрану», он и не знал о такой организации, и тем более не подозревал о том, что в ее составе есть парашютно-десантная служба.

— Я по образованию взрывник, заканчивал Московский горный институт. В 2016 году искал работу, и через знакомых знакомых узнал, что «Авиалесоохрана» ищет взрывника. До этого я даже понятия не имел, что есть такая организация, что пожары в лесу тушит какая-то «Авиалесоохрана», да еще и с самолетов прыгают, — вспоминает Евгений Астахов.

ФБУ «Авиалесоохрана» — это федеральный резерв. Тушением лесных пожаров субъекты РФ занимаются самостоятельно. Чаще всего леса полыхают в Красноярском крае, Иркутской области, Бурятии, Забайкальском крае и в других регионах восточной части России. Когда ситуация накаляется и региональных сил не хватает, в бой вступает федеральный резерв — летчики-наблюдатели, десантники-пожарные и парашютисты-пожарные. И чтобы не вводить читателя в замешательство, для чего людей «бросают в огонь» с самолетов и вертолетов, необходимо пояснить, на какие зоны делится лес.

— Все леса условно поделены на три зоны, — рассказывает Евгений Астахов. — Зона наземного тушения — это территории, куда лесники могут добраться в течение четырех часов на наземном транспорте и начать тушить пожар. Мы работаем в авиационной зоне — это то, куда нельзя добраться на машине.

Есть и третья зона, по поводу которой на фоне пожаров в Якутии возбудились многие «диванные эксперты», — зона контроля. Да, все именно так, это лесные территории, на которых пожар не тушат, только контролируют. И если не задумываться, это кажется странным. Но Евгений Астахов расставил все на свои места.

— В прошлом году в некоторых городах, например в Красноярске, было задымление, как раз от пожаров в зоне контроля. И общественность поднимала вопрос: «Почему не тушат?» Зона подлета вертолета — чуть более 200 километров. В зону контроля он долететь не может. Даже если самолет высадит парашютистов, как их потом оттуда забирать?

Вдали от цивилизации

Евгений Астахов внимательно рассматривает карту Байкальской природной территории.

— В этом году там все тихо и спокойно. На особо охраняемых природных территориях мы потушили три лесных пожара. А в 2017 году только на Святом Носу (крупнейший полуостров на Байкале. — «ВМ») было пять лесных пожаров.

Сам я лично находился вот здесь, — Евгений указывает точку на карте, в нескольких километрах от берега озера. — Там нет никаких дорог, вертолету из Усть-Баргузина лететь чуть больше 200 километров.

Это место, куда на катере по Байкалу плыть минимум полдня, а на вездеходе пробираться — месяц, и то не факт, что получится. Это пример условий, в которых работают пожарные «Авиалесоохраны». После приземления с парашютом или высадки из вертолета группы пожарных сталкиваются с главной в своей работе сложностью — автономностью.

— Специалисты нашего абаканского отделения начали тушить пожар в Тюменской области 12 мая. Они месяц тушили пожары в условиях автономности. После ликвидации их забрали в Тюмень, откуда они сразу выехали в Мирный, оттуда — на машинах в Верхневилюйск, снова на пожар. Они до сих пор там, уже четвертый месяц пошел, — рассказывает Евгений Астахов.

Группу из шести человек, в составе которой обязательно есть инструктор со специальным образованием, обычно высаживают на расстоянии трех-пяти километров от пожара. Выбирается безопасное место для «табора» — так пожарные зовут свой базовый лагерь. Еды нужно брать на пять дней, но опытные группы берут в два раза больше.

На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютистыФото: vk.com / ГУ МЧС России по Воронежской области

— Через пять дней по радиосвязи заказываем еду, вопрос питания налажен, но бывают и сложные ситуации. Помню, 2019 год, Иркутская область, я на пожаре с Омским резервом.

Мы пожар ликвидировали, но из-за других пожаров было сильное задымление, погода нелетная. Мы пять дней сидели без продуктов. Жарили на костре лепешки, — вспоминает Астахов.

Каждый день группа «заказывала» посылку с едой, но авиация отказывала — не можем лететь. Мука закончилась, остался только горох.

— На пятый день по спутниковой связи я сообщил: «Нужны продукты, делайте что хотите». В итоге отправили Ан-2 из другого района, он сбросил баул с продуктами на грузовом парашюте, случайно промахнулся на пару километров. Баул мы нашли, открыли, и первое, что увидели, — пятикилограммовый мешок гороха, — рассказывает Астахов.

Параллельно с обустройством лагеря несколько человек выходят на разведку: осматривают пожар, оценивают площадь и интенсивность, ищут естественные преграды на пути пожара.

Самым главным инструментом пожарного с давних лет является лопата. Технология тушения такова: прокапывается минерализованная полоса — траншея шириной и глубиной в штык лопаты. От нее пускают встречный отжиг, чтобы создать буферную зону и «запереть» пожар по периметру. Пущенный навстречу огонь идет только по лесной подложке, деревья при этом не горят.

— Еще одна технология — это взрывные работы. В ситуациях, когда нужно либо очень быстро локализовать пожар, либо проблематично копать, применяется детонирующий шнур, — говорит Евгений Астахов. — По сути, после его взрыва образуется та же самая минполоса.

После локализации пожара группа проводит дотушивание, спиливает высокие горящие деревья по кромке пожара, разбирает валежник и захламление в лесу. Затем — окарауливание, контроль пожара по периметру. Последний этап — ликвидация самого пожара.

Технология отработана десятилетиями, но существует немало граждан, которые уверены, что пожарные работают не достаточно эффективно, и не упускают шанса помочь «советом».

— Нам приходят письма с такими советами... Например, однажды предложили оснастить Минобороны бомбами с водой — пусть бомбардировщики сбрасывают их на лесные пожары, — с улыбкой рассказывает Евгений Астахов. — Проще посыпать пожар золотыми часами — дешевле будет.

Этим летом на слуху были пожары в Якутии. Площади леса, уничтоженные огнем, действительно огромны, но, как отмечает Евгений Астахов, не катастрофичны.

— У нас рекордные площади пожаров — порядка 15 миллионов гектаров на всю страну. В этом году пока что меньше, 12. Учитывая, какое жаркое и засушливое было лето, это не так страшно. В этом году сильные пожары в Якутии, в 2017 году такие пожары были в Забайкалье, в мае 2018 года горела вся Амурская область. Все зависит от погоды, — объясняет Астахов.

На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютистыФото: Павел Волков / Вечерняя Москва

Основная масса пожаров началась в Якутии в середине июня, с приходом сухих гроз. В регионе полтора месяца не было осадков. Если поднять данные системы мониторинга, будет видно, как с приходом с востока грозового фронта как по щелчку пальцев стали образовываться все новые лесные пожары — до 60 каждый день.

— Даже если во время грозы был дождь, молния может попасть в дерево, и оно будет тлеть внутри. Я сам тушил такой пожар на берегу Байкала. Дерево тлело пять дней, и потом, когда все вокруг высохло, разгорелся пожар, — вспоминает Евгений Астахов.

Звук приближающегося поезда

Лесные пожары — страшная вещь. С этим наш герой, казалось бы, привыкший и уже насмотревшийся на полыхающие леса, даже не спорит, а наоборот — подтверждает. В художественных фильмах показывают, как огонь пожирает лес, буквально бежит по нему, будто это не вековые деревья, а тополиный пух, подожженный мальчишками во дворе.

— Скорость распространения интенсивного верхового пожара может достигать 600 метров в минуту. Это сложно себе представить, потому что в обычной жизни нет таких температур, — говорит Евгений Астахов.

В фильме «Дело храбрых» 2017 года, посвященном работе и трагической гибели членов команды американских пожарных во время пожара в Аризоне, как раз показано такое ужасное и стремительное явление. Конечно, Евгений Астахов этот фильм видел.

— В фильме показана местность, где растут кусты, очень похожие на наше растение — кедровый стланик. Он реально так горит — я сам наблюдал за этим в Бурятии. Мы работали в горах, и этот стланик загорался от высокой температуры еще до того, как к нему подходил пожар, — рассказывает Евгений Астахов.

Он вспоминает, как впервые наблюдал мощный верховой пожар с вершины сопки на расстоянии примерно трех километров от огня.

— Раньше я только слышал про верховые пожары. Меня поразил звук — с расстояния трех километров это звук приближающегося поезда. Странно слышать поезд в лесу, где нет никаких дорог, — делится воспоминаниями Астахов.

Тот пожар поднялся на соседнюю сопку за 15 минут. Вздымающийся вверх столб дыма раздвигал облака и походил на ядерный гриб.

Говоря о работе в условиях «контролируемой опасности», мы снова вспоминаем «Дело храбрых», а конкретно — огнеупорные одеяла, которыми оснащали пожарных. В фильме они попытались с помощью таких одеял спастись от окружившего их огня.

— Похожий момент зачем-то включили и в наш отечественный фильм «Огонь». Да, у нас есть такие одеяла, они одновременно выполняют функцию мягких носилок. По факту же они применимы тогда, когда нужно прорваться через пожар, накрывшись одеялом. Но если ты попытаешься спастись от огня, как в фильме, закопаться, лечь и накрыться, то, конечно, извините, но получится «цыпленок табака», — говорит Евгений Астахов.

На вопрос о том, какими физическими данными должен обладать кандидат в пожарные, Евгений Астахов отвечает, что дело не в физической, а в ментальной выносливости. Жизнь в удалении от цивилизации, «кормежка» комаров на фоне тяжелого физического труда могут сломить волю человека независимо от того, сколько килограммов он жмет от груди.

На пути пламени: потушить пожар в непролазном лесу могут только десантники и парашютистыФото: er.ru

— Я понимаю людей, которые говорят: «Это не мое». Я, к примеру, тоже комаров не люблю. А пауков вообще боюсь, если дома увижу, прошу жену, чтобы убрала его, — смеется Астахов. — Но в то же время я с детства привык к лесу, я из Мурманской области. Да и в лесу все по-другому. Я и репеллентами почти не пользуюсь.

Очередная командировка

В этом году Астахов провел в командировках уже около двух месяцев. Говорит, что до конца года, может, и еще пара месяцев наберется.

— У меня и раньше работа была разъездная, по полгода в командировках проводил. Меня устраивает, это интересно, — говорит Евгений.

Пожарные бывают в таких местах нашей огромной страны, куда вряд ли кто-то поедет во время летнего отпуска. И это интересные места, достаточно зайти в краеведческий музей какого-нибудь населенного пункта в глубинке, чтобы из затрапезного поселка, из точки на карте он превратился в интереснейшее место со своей историей, своими героями.

— Семья привыкла к моим командировкам. Вот только фильмов бы поменьше снимали про нашу работу, — шутит Евгений Астахов. Жена моя говорила: «Не буду смотреть «Огонь». Потом все-таки посмотрела зимой, звонит мне: «Все, в командировку больше не поедешь». Но ничего, к лету отошла немного.

«Лесной романтики» по долгу службы у пожарных достаточно, но, несмотря на это, Евгений Астахов предпочитает отдыхать на свежем воздухе. Показывает фотографию на телефоне:

— На выходных новый вид спорта для себя открывал — сап-борд подарили. Съездили на Селигер, отлично время провели.

Лесные пожары в России стихают, в Якутии уже прошли дожди, прогнозы благоприятные. Но Евгению Астахову снова нужно ехать в командировку. У него как у заместителя начальника работы предостаточно круглый год.

Существует мнение, что горящий лес можно не тушить. Ведь пожары были и до появления пожарных служб — и ничего, не выгорела планета дотла. Да и лес после пожара очищается. Этот факт, кстати, подтвердил и Евгений Астахов.

— Лес, где прошел простой низовой пожар, когда выгорает только подстилка, мелкий кустарник и бурелом, — это прекрасный чистый лес, а через 10 лет после пожара — вообще заглядение. Там и зверей много появляется, и грибов, и ягод, — объясняет он.

Но при этом нужно понимать, что любой низовой пожар может легко перерасти в верховой, оставляющий после себя лишь огромные черные пятна, где нет и долгое время не появится ничего живого.

ДОСЬЕ

Евгений Астахов родился 15 августа 1988 года в городе Ковдоре Мурманской области. В 2010 году окончил Московский государственный горный университет по специальности «Горный инженер», специализация «Взрывное дело». Занимался научной работой, работал в национальной организации инженеров-взрывников. В 2017 году устроился в «Авиалесоохрану». Перед Евгением Астаховым поставили важную задачу — возобновить выполнение взрывных работ с целью ликвидации и локализации лесных пожаров.

ФАКТЫ

— Первый в мире парашютист-пожарный — Георгий Мокеев. 19 июня 1936 года он совершил первый прыжок на лесной пожар в Нижегородской области для его тушения.

— В 1938 году было выполнено 360 прыжков, потушено 163 лесных пожара.

— Первый в мире ранцевый парашют РК-1 разработан в России в 1911 году. Впоследствии его конструкцию улучшали и изменяли, но большинство главных конструктивных особенностей сохранилось до сих пор.

— Пожарные службы разных стран обмениваются опытом. Так, к примеру, в 1998 году в течение 4,5 месяца команда «Авиалесоохраны» в составе 16 человек работала в США на тушении пожаров в западных штатах и штате Флорида.

— Численность резерва парашютно-десантной пожарной службы «Авиалесоохраны» составляет 700 человек.

— В распоряжении «Авиалесоохраны» находится тренажер вертолета Ми-8 МТВ, оснащенный уникальным программным обеспечением, позволяющим моделировать сценарии развития пожаров и работу водосливного устройства. На тренажере проходят подготовку летчики-наблюдатели.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse