Карта городских событий
Смотреть карту

Ученый и борец со лженаукой Александр Панчин: К экстрасенсам у нас особый подход

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Ученый и борец со лженаукой Александр Панчин: К экстрасенсам у нас особый подход
Фото: instagram/scinquisitor

«Вечерняя Москва» продолжает рубрику о блогерах и популярных сетевых деятелях. Наши герои анализируют и фиксируют происходящие перемены в обществе и науке. На этот раз гостем стал Александр Панчин, биолог, биоинформатик и популяризатор научного метода. Мы поговорили с ученым о том, почему люди охотнее верят расхожим и зачастую фантастическим мифам, чем подтвержденным научным фактам, и можно ли с этим что-то сделать.

Александр Панчин — настоящий крестоносец от науки. Свою истину он насаждает «огнем и мечом», — разоблачающими постами в соцсетях, эффектными выступлениями и дебатами с «неверными» — антиваксерами, ГМО-фобами и астрологами. Его категоричные высказывания активно критикуются многочисленными хейтерами. Но автора, кажется, это не только не смущает, но и вдохновляет на новые подвиги.

— Александр, вы позиционируете себя как борца со лженаукой. Что такое лженаука?

— Лженаука — форма человеческой деятельности, которая претендует на научность, но не имеет к ней отношения. Например, кто-то продает препарат и называет его эффективным, но исследований, доказывающих его эффективность, не приводит. Сюда относятся все чудо-лекарства или чудо-методики. Эталонные примеры лженауки — это астрология и гомеопатия.

Утверждение о том, что можно сказать что-то о личности и судьбе человека по положению светил в момент его рождения, является бездоказательным. А гомеопаты считают, что чем сильнее развести препараты, тем они будут более эффективны — это противоречит современным представлениям о строении вещества.

— А каким должно быть доказательство?

— Для лекарственных препаратов — это исследования. Золотым стандартом являются двойные слепые рандомизированные клинические испытания. Это когда людей разделяют на две группы, одна из которых получает лекарство, а другая — пустышку, а мы смотрим, есть ли статистические различия между этими группами. Результаты подобных исследований публикуются в лицензируемых научных журналах.

О русской вере в чудо

Вы входите в комиссию премии Гудини, учрежденной, чтобы разыскать хотя бы одного настоящего экстрасенса. До этого вы говорили, что найти никого не удалось. Может быть, что-то изменилось за последнее время?

— В пандемию исследований не было, потому что все эксперименты проводятся очно в присутствии журналистов, выступающих независимыми свидетелями. Пока это сделать затруднительно. А вообще, у нас состоялось 19 проверок.

И ни одна из них не дала положительного результата. Лично я уверен, что экстрасенсов не существует. Но задача премии не в том, чтобы найти хотя бы одного экстрасенса (хотя это забавно и интересно!), а чтобы дать возможность людям, считающим, что у них есть паранормальные способности, доказать, что мы (скептики) не правы. А мы, в свою очередь, хотим проиллюстрировать научный подход к вопросу о существовании экстрасенсов. Ведь во всяких телешоу показывают некорректные способы проверки участников.

— Что вы имеете в виду?

— Возьмем знаменитую проверку, когда экстрасенсы должны пройтись по машинам, чтобы обнаружить человека, спрятанного в одном из авто. Никого не смущает, например, что в помещении присутствуют операторы, знающие правильный ответ и имеющие возможность подсказать. Во время наших экспериментов мы делаем все, для того чтобы даже при желании никто не смог подсказать правильный ответ. Кроме того, у нас бывают участники с разными, так сказать, талантами. Кто-то уверяет, что видит ауру, кто-то — что общается с мертвыми. И у нас нет единого теста, который все экстрасенсы должны пройти. Для каждого подбирается отдельный способ проверки. Мы за индивидуальный подход к «клиентам»!

Ученый и борец со лженаукой Александр Панчин: К экстрасенсам у нас особый подход Фото: instagram/scinquisitor

Различаются ли мифы, в которые верят люди в разных странах?

— Россия сегодня доминирует на почве антивакцинаторства. Многие люди не хотят прививаться. В тех же США, Израиле и Великобритании жители прививаются очень охотно. Отчасти это связано с тем, что люди не доверяют отечественному производителю: если бы к нам завезли импортные вакцины, то реакция, возможно, была бы другой. Но при этом россияне не верят и исследованиям вакцин, которые им предоставляют!

Опираются они на тезис «знакомая кассирша сказала...» Это страшилка, снимающая ответственность с себя за любые последствия. Такое наблюдается исключительно в России. Если говорить о гомеопатии, есть страны, где она популярна, но есть страны, где гомеопатия практически побеждена. Например, Австралия. Австралийский минздрав выпустил документ, сообщающий, что исследования гомеопатии не доказали ее эффективность. При этом продолжительность жизни в Австралии одна из самых высоких в мире. В более благополучных странах меньше спрос на альтернативную медицину.

— Кстати, о сверхъестественном. Почему в нашей стране чудодейственным иконам доверяют больше, чем врачам?

— Всему виной магическое мышление. Пример магического мышления — кукла вуду, которую можно проткнуть иголкой, и человек, копией которого была кукла, якобы пострадает. То же и с вакцинами. Многие уверены, что если человеку ввести вакцину, содержащую белок коронавируса, то эта вакцина вызовет что-то похожее на коронавирус. Хотя никакого коронавируса в вакцине (по крайней мере — в векторной) нет. Или еще версия: под воздействием излучения от 5G коронавирус образуется в клетках кожи. Ну откуда у людей такое берется?! Это ж чистой воды магия! Потому что с точки зрения биологии вирусы — достаточно сложные объекты, состоящие из белков и генетического материала. Генетический материал получается путем копирования другого генетического материала.

У здорового человека неоткуда взяться генетическому материалу коронавируса, кроме как инфекционным путем. Но для далекого от биологии и магически мыслящего человека и не такое возможно! К сожалению, в российском образовании сейчас все меньше внимания уделяется изучению естественных наук. Зато вводят такие предметы, как основы православной культуры. Поэтому у людей с самого детства формируется представление о том, что есть якобы какие-то эффективные молитвы, которые могут помочь, есть авторитетные святые. И если какой-то святой был еще и врачом, то ты должен молиться об исцелении именно ему. Магическое мышление навязывается с раннего возраста, и ничего удивительного, в том что происходит сейчас, нет.

— Но в СССР основ православной культуры не было, а эффективные молитвы все равно переписывали и хранили. Может быть, это особенность менталитета какая-то?

— Люди верят во всякие странные вещи по всему миру, не только в России. Британский популяризатор науки Ричард Докинз как-то провел параллель между идеями и вирусами, заметив, что вирусы быстро адаптируются, распространяясь от человека к человеку, для того чтобы лучше передаваться. То же и с идеями: они адаптируются для проникновения в человеческий мозг. Легко себе представить людей, предлагающих поговорить о боге, но достаточно сложно представить, чтобы кто-то стучался в дверь и предлагал поговорить о квантовой механике. Почему? Потому что квантовая механика эволюционировала в сугубо научных кругах, и она не обещает вечной жизни в раю, если вы уверуете в нее. Таких адаптаций для массовой культуры у научных идей нет. Поэтому на широком рынке научные идеи проигрывают мифам — адаптированным вирусным идеям, которые наиболее обеспокоены собственным распространением.

О множестве вселенных

— Вас называют хроническим атеистом. Неужели вы никогда не задавались вопросом, кто создал этот мир?

— Ну, я не всю жизнь был атеистом. Я даже крещен. В детстве я представлял себе Бога, молился ему и очень переживал, когда думал, что Бог меня наказывает за провинности. Поэтому чувство веры мне знакомо.

Но по мере взросления я ознакомился с научным методом. А научный метод очень суров: он требует единых научных критериев признания чего-то. Грубо говоря, почему я должен принять одну религию, а не другую, если у христиан, мусульман и, условно, саентологов аргументы примерно одинаковые? А жить двойными стандартами, когда христианство я считаю правдой, а иудаизм — нет, хотя и одно и другое одинаково аргументировано, я не готов.

Что касается происхождения мира, то наука учит некоторой скромности. Например, каких-то вещей мы не знаем. И это нормально. Наука позволяет оценить некоторые свойства Вселенной после большого взрыва. Что было до этого? Ну если какого-нибудь Хокинга почитать, то он скажет, что сама концепция времени сминается, поэтому не очень понятно, что было до: а было ли время до большого взрыва? Ведь время тоже свойство нашей Вселенной, которое когда-то должно было появиться.

Лично я с большим интересом жду открытий от физиков. Мне кажется, что в вопросах возникновения мира полагаться на какие-то тексты, написанные очень далекими от науки людьми пару тысяч лет назад, — это неправильно и антинаучно.

Ученый и борец со лженаукой Александр Панчин: К экстрасенсам у нас особый подход Фото: Youtube / Ходят слухи

— А идея о симуляторе, в котором мы все существуем, кажется вам более научной?

— Проблема не в том, что мы живем в некоей симуляции, а в том, что это не удается проверить. По крайней мере — пока. Сама идея интересная, в чем-то оригинальная и прикольная, но в реальности доказательств у нее нет. Для меня, скорее, интерес представляют идеи о множестве вселенных, которые предлагают некоторые физики. Но поскольку я сам не физик, мне сложно оценивать вероятность подобных гипотез.

— В одной из статей вы заявили, что религиозность обусловлена микроорганизмами в желудочно-кишечном тракте человека...

— Эту статью часто неправильно цитируют. Она была опубликована в разделе гипотез одного научного журнала. А гипотезы — это недоказанные положения. В статье я приводил примеры того, как патогенные микроорганизмы влияют на поведение хозяев. Самый яркий пример — токсоплазма, заставляющая грызуна бежать на запах кошки, чтобы она его съела и стала конечным хозяином этого паразита.

Мы заметили, что некоторые религиозные ритуалы довольно странные и антисанитарные: христиане целуют кресты и иконы, мусульмане — Черный камень Каабы, а иудеи — Стену Плача. Эти ритуалы приводят к тому, что верующие передают друг другу самые разные микроорганизмы. Возникает вопрос: а может ли быть такое, что некоторые патогенные микроорганизмы по аналогии с токсоплазмой делают людей более склонными к выполнению таких ритуалов? В этой статье мы описываем, какие можно провести исследования, чтобы проверить, верна эта гипотеза или нет. Разумеется, что сама формулировка вопроса «а что, если...» взбаламутила некоторых людей, считающих ритуалы чем-то сакральным.

О спорах, в которых рождается истина

— Удалось ли вам за все время ожесточенных дискуссий переубедить кого-то из оппонентов?

— Здесь нужно разделять публичные и непубличные споры. В публичных спорах обычно участвуют люди со сформированной позицией. Поэтому там моя задача заключается не в том, чтобы публично переубедить оппонента, а в том, чтобы склонить на свою сторону аудиторию, которая еще не определилась с точкой зрения. И в этом вполне можно преуспевать.

Так, одни из последних моих дебатов были в эфире у Ксении Собчак. Я спорил с антипрививочником. А на канале проводили опрос зрителей. Изначально тех, кто против прививки, было больше. Я спросил у команды Собчак, что было с динамикой. И ребята ответили, что в ходе дебатов 20 процентов зрителей перешли на сторону вакцинации. То есть большинство все равно осталось против прививки, но, по крайней мере, стало больше тех, кто «за». В личных беседах мне тоже удавалось переубеждать людей. Например, однажды мне удалось заставить «отречься от веры» астролога. Мы с этой девушкой очень агрессивно спорили в интернете, а потом проверили ее знания об астрологии с помощью научного эксперимента. После него она серьезно задумалась над своим поведением и завязала с астрологией.

— А вас можно переубедить?

— На заре своей научно-популярной карьеры я написал одну статью, где утверждал, что глобальное изменение климата — это что-то странное и плохо обоснованное. После этого я столкнулся с очень хорошим разбором мифов о глобальном потеплении одного американского популяризатора науки. В нем были примеры разобранных ошибок, которые я сам допустил. Поэтому я решил больше об этом не писать. Оказалось, что эта тема намного сложнее, чем я себе представлял.

— Вы говорили, что «все рано или поздно становятся жертвами ошибок мышления». Вы становились жертвой подобных ошибок?

— В моей жизни таких ошибок было полно, особенно в студенческие годы. Например, у меня была «счастливая ручка», которую я брал с собой на экзамены. Вроде как взял ручку и сдал экзамен на отлично, значит, в следующий раз тоже нужно взять... Конечно, это безобидный ритуал, но сам принцип — угрожающий. Если человек привыкает к такому магическому мышлению, то оно может проявиться в других областях его жизни. Поэтому в какой-то момент я занялся выкидыванием из мозга подобных проявлений.

Теперь я специально делаю то, что раньше мне казалось плохой приметой. Ну, к примеру: есть примета, что надо по дереву постучать — я специально не стучу. Ничего не будет! Мне хочется быть свободным от мифов и ложных убеждений.

Ученый и борец со лженаукой Александр Панчин: К экстрасенсам у нас особый подход Фото: instagram/scinquisitor

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

1 миллион 900 тысяч просмотров набрал видеобатл Александра Панчина с протоиереем Алексеем Батаноговым на YouТube-канале Панчина. Это самое популярное видео его плейлиста. 99 место занимает scinquisitor (аккаунт Александра Панчина в ЖЖ) в общем рейтинге пользователей Живого Журнала. 240 942 комментария подписчиков получили посты Панчина в ЖЖ. 4 книги Александра Панчина были изданы к 2021 году. Все они посвящены разоблачению научных мифов.

ДОСЬЕ

Александр Панчин — российский биолог, популяризатор науки, научный журналист, писатель и блогер. Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации имени А. А. Харкевича РАН. Член комиссии РАН по борьбе с лженаукой.

Участник организационного комитета и экспертного совета Премии имени Гарри Гудини. Член совета просветительского фонда «Эволюция». Лауреат премии «Просветитель» за книгу «Сумма биотехнологии». В 2017 году вошел в список «75 самых уважаемых людей страны» по версии журнала «Русский репортер». Финалист премии «За верность науке — 2017».

В 2018 году вышла новая книга Александра «Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений». Лауреат литературной премии имени Александра Беляева за антиутопию «Апофения».