Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Корпорация снобов: почему высокомерие стало «входным билетом» в высшее общество

Общество
Корпорация снобов: почему высокомерие стало «входным билетом» в высшее общество
Актер Бенедикт Камбербэтч в образе Шерлока Холмса в телесериале «Шерлок» создал идеальный образ сноба-профессионала: его высокомерие и презрительность по отношению к другим не имеют границ / Кадр из сериала «Шерлок», 2010

Они не любят, когда по «их» улице гуляют простые смертные. Брезгливо подожмут губы, если увидят у вас в сумке скидочную карту или, упаси бог, какие-то накопленные баллы, поскольку это дурной тон. Они не скажут вам дурного слова, но вы почувствуете ледяную волну пренебрежения к себе. Их круг очерчен жирной меловой чертой, заступить за которую дано не всем. Они — столичные снобы.

«Библия» от Теккерея

В прежние времена это понятие было более легко считываемым, хотя даже само по себе происхождение слова «сноб» — большая загадка. У него масса значений, версий происхождения понятия тоже множество, но главное не в этом. Особенность понятия «снобизм» в том, что каждая эпоха наполняет его своими смыслами. В XIX веке созданная Уильямом Мейкписом Теккереем «Книга снобов, написанная одним из них», наполненная невероятным юмором, но и предельно точными наблюдениями, стала своего рода Библией снобов.

С той поры никто, пожалуй, кроме самого же Теккерея в «Ярмарке тщеславия», не поднимался до таких высот в описании особой ментальности и сути снобизма. Читая сегодня «Книгу снобов…», можно падать от смеха со стула, при этом осознавая, сколь ничтожно изменился за прошедшие века человек. Позволим себе привести в сокращении один из эпизодов книги: «…когда-то я знал человека, который, обедая вместе со мной в кофейне «Европа», ел горошек с ножа. Это был человек, чьим обществом я очень дорожил вначале (…), человек с большими способностями, прекрасного сердца, разносторонне образованный, но до тех пор мне еще не приходилось видеть, как он ест горошек, и его образ действий в этом случае глубоко меня огорчил. После такого его поведения в публичном месте мне не оставалось ничего другого, как порвать с ним…» Ну, собственно, это и есть по большому счету козырь для понимания снобизма. Но стоп. Мы же вроде выяснили, что это понятие несколько меняется с годами? Да, уверяет психолог Владимир Ковалев.

— Много лет назад снобизм проявлялся как внешнее обозначение разницы в воспитании и «претензиях к жизни» со стороны аристократии и буржуазии, — объясняет Владимир Александрович. — Поднявшаяся материально буржуазная прослойка не дотягивала образованием до аристократов, но с наслаждением копировала их манеру поведения. Судя по всему, получалось это порой комично, но буржуа были собой довольны и на тех, кто не достиг таких «высот», посматривали сверху вниз, тогда как на всех, кто был выше, неизменно — с восторгом и тайной завистью. Определенный снобизм был свойственен и аристократам, которые к потугам подражателей-буржуа относились с легким презрением. В итоге снобизм изначально — это противопоставление себя остальным, обусловленное различиями социального положения.

Но разве мы не видим этого сейчас, когда снобы так плотно сбились в «стаю», что могут именоваться корпорацией? Видим, да не совсем то, — говорит Ковалев.

— Снобизм во все века существовал и подпитывался табелью о рангах, различными преференциями, что имелись на разных ступенях социальной лестницы у разных людей. И исторически у снобизма всегда была, есть и будет социальная подкладка, — поясняет Ковалев. — Но дело в том, что у человека воспитанного, образованного и духовно богатого от снобизма существует некая прививка. Да, ему может быть неприятно общение с теми, кто не соответствует его уровню не развития даже, а, скорее, воспитания, ему могут претить грубые нравы другого, чуждого ему сообщества, но он никогда не покажет этого, а, скорее, просто не будет общаться с такими людьми, и все. Так и воспитанность не позволяет такому человеку каким-либо образом обозначить пренебрежение к «нижестоящему», да он его, скорее, и не будет испытывать. Им просто будет странно и неуютно друг с другом, но за осознанием этого никогда не будет стоять брезгливость или высокомерие. И так было столетиями или десятилетиями, объясняет Ковалев. Но снобы нашего времени стали иными.

Корпорация снобов: почему высокомерие стало «входным билетом» в высшее обществоАктер Бенедикт Камбербэтч в образе Шерлока Холмса в телесериале «Шерлок» создал идеальный образ сноба-профессионала: его высокомерие и презрительность по отношению к другим не имеют границ / Кадр из сериала «Шерлок», 2010

Разные и... одинаковые

— Сейчас у нас снобизм существует в двух ипостасях. Первая — класс нуворишей, среди которых, конечно, есть и очень образованные люди. Их снобизм связан с тем, что они абсолютно искренне не понимают, что кто-то может жить в иных реалиях, — рассказывает психолог. — После достижения определенного уровня материального достатка человек не лишается проблем — как минимум этот достаток нужно поддерживать, — однако он нередко забывает о том, как жил прежде. Или происходит иное: он отторгает, отталкивает от себя свои воспоминания, не желая соответствовать поговорке «из грязи в князи». Отсюда столь популярные в этой среде поиски родовых корней — в чем нет, конечно, ничего плохого, но корней именно благородных. Уже стихла мода на создание родовых гербов, скупки якобы фамильного антиквариата и так далее. Высокомерие — свойство характера, структуры личности — может проявляться в любой области жизни, включая быт!

Но куда интереснее психологически, рассказывает Ковалев, те деформации, которые происходят с ненуворишами.

— У нас нарушены акцентуализирующие, общество созидательные основы, и сегодня снобизм можно наблюдать со стороны тех людей, которые, по идее, не имеют никаких оснований его испытывать. Недавно ко мне пришла клиентка — молодая дама двадцати с небольшим лет. Красивая, ухоженная, но дурно образованная, с остатками архангелогородского говора — на самом деле очаровательного. Девушка не работает, то есть работает, но содержанкой. Ее «психологическая драма» и «депрессия» заключалась в том, что в окружении человека, чьей спутницей она иногда выступала на знаковых вечеринках, ей не оказывали должного почтения. Ситуация была ясна, я посоветовал ей для начала найти преподавателя по курсу правильной речи — ведь говорок исправляется. Объяснил, что драмы тут нет, повода для депрессии тоже. Но! Она признала это и попросила поработать с ней над речью, а когда я сказал, что это не моя специальность, заявила: «Я заплачу такие деньги, которые вы в глаза не видели». Да и вообще, все время общения она показывала мне, кто — я, а кто — она. Конечно, мне было забавно и даже смешно, хотя финал подобных историй обычно бывает грустным. Тем не менее милая несчастная девочка — конченый сноб.

— В наше время слово «сноб» разными людьми и в разных ситуациях произносится с разным значением. Это может быть как презрительное ругательство, так и выражение искреннего восторга, — рассказывает психолог Марина Терповая. — Сноб царственный, недосягаемый по уровню образования и положения, может быть внешне демократичен, но вы все равно понимаете, соприкасаясь с ним даже на миг, что его приветливая улыбка — равно что кирпичная стена, через которую вы никогда не пробьетесь к его душе и в ближний круг. Главные снобы — так называемая московская богема. Троекратные поцелуи при встрече, улыбки, сплетни, якобы дружба не гарантируют мгновенного изменения градуса отношений при перемене мест неких слагаемых: потере светского спутникатусовщика, несоответствие «тусе» фигурой, вещами, украшениями, моделью «мобилы».

Человек со стороны может понять законы этого «света» превратно. Ему может оказаться невдомек, почему на «тусу» не круто прийти в фирменной футболке с надписью лейбла через всю грудь, если эта футболка настоящая, а текстильная шмотка с полуматерным утверждением «Я —…» будет воспринята на ура.

— Вы можете любить свой телефон, но обязаны купить новую модель, потому что иначе начнете выпадать из круга, — объясняет Терповая. — И вы не можете купить туфли в переходе или недорогом магазине, а главное — вы не можете купить не модную, но удобную модель, потому что не только общество, но и вы сами уже не позволите себе этого. И пусть тушь такая-то красит лучше последней новинки, в сумочке должна быть именно новинка. В этом суть.

Те же, кто живет перебиваясь с хлеба на воду, в понимании тусовки, рассказывает Марина Терповая, — не более чем лузеры. Но деление снобов внутри группы по этим признакам не заканчивается. Поскольку один подобный сноб ненувориш будет смотреть на вас свысока, а другой позволит себе по отношению к себе-неподобным откровенное хамство. Разница между этими манерами поведения есть, согласитесь, хотя в «высшем свете» ее порой не замечают.

— Правда, мне хотелось бы оговориться отдельно относительно того, о чем говорил Владимир Александрович Ковалев, когда рассуждал о снобах-нуворишах, — говорит Терповая. — Он правильно подметил — они предпочитают не помнить о том, как жили когда-то, если речь не идет о мажорах, конечно. Но иногда встречаются поведенческие паттерны, на снобизм по форме лишь похожие, но таковым не являющиеся. Например, общеизвестна фраза, написанная как-то незабвенной Беллой Ахмадулиной в воспоминаниях: «Иногда безденежье доходило до такой степени, что мы не могли позволить себе купить «Жигули». Нет-нет, за этим не стояло желание подчеркнуть «нетаковость»! Это просто поэтический отрыв от действительности.

Корпорация снобов: почему высокомерие стало «входным билетом» в высшее обществоАктер Бенедикт Камбербэтч в образе Шерлока Холмса в телесериале «Шерлок» создал идеальный образ сноба-профессионала: его высокомерие и презрительность по отношению к другим не имеют границ / Кадр из сериала «Шерлок», 2010

Золотые дети

Отдельная строка в истории российского снобизма — мажоры. Да, некоторые богатые люди воспитывают детей в строгости, это факт. Однако они четко осознают с детства кастовость и отсекут «чужого» на подходе, не тратя лишних эмоций.

— Мажоры чувствуют друг друга особым чутьем, и точно так же, как нельзя выдать за «золотую молодежь» произвольно взятого подростка, в какие «шмотки» ты его ни наряди, так и мажор узнает «золотого» собрата, даже если тот будет в дешевых трениках, — рассказывает Марина Терповая. — После двух минут разговора люди практически безошибочно на подсознательном уровне определяют, относится ли данный собеседник к его кругу или нет. Попытка сойти «своим в доску» если еще и работает на вертикали социальных отношений, то только сверху вниз: мажору при желании проще прослыть «демократом», чем стремящемуся попасть на крутую тусовку студенту из крошечного села далекой Сибири. Однако если он своего добьется и «поднимется», у него есть все шансы стать самым циничным и высокомерным снобом из всех возможных. Это вообще частая история с выдвиженцами «из низов» и приезжими с периферии, достигшими успеха. Надо понимать, что в известной истории с Патриаршими прудами громче и грубее всех раздавались голоса именно тех, кто еще недавно был «по другую сторону баррикад» и не имел счастья причислять себя к богеме.

Что любопытно, по словам Терповой, снобизм не имеет способности к «обратному ходу»: если человека выбивают из богемного круга жизненные обстоятельства, он сохраняет привычку делать хорошую мину даже при плохой игре.

— Увы, снобизмом нередко страдают сегодня дети по отношению к родителям, — добавляет Владимир Ковалев. — Если они не соответствуют их представлениям о прекрасном, например. Или того хуже: я уже несколько раз слушал жалобы на то, что «у того-то родители зачетные, а у меня…» Это по-настоящему страшно.

Корпорация снобов: почему высокомерие стало «входным билетом» в высшее обществоАктер Бенедикт Камбербэтч в образе Шерлока Холмса в телесериале «Шерлок» создал идеальный образ сноба-профессионала: его высокомерие и презрительность по отношению к другим не имеют границ / Кадр из сериала «Шерлок», 2010

Главное — тренд

В мире снобов нет места откровенности и честности — большей, чем это дозволено неписаными «в обществе» правилами. Искренность и открытость миру — страшные, практически ничем не искупаемые грехи, за них можно расплатиться и попаданием в клан нерукопожатных.

Для них существует понятие престижа — причем во всех смыслах этого слова. В модном ресторане они будут заказывать модные блюда, даже если они не нравятся им по вкусу, а в театр пойдут на скучный, но зато распиаренный спектакль. Они не пойдут под Новый год на «Щелкунчика» в Большой театр, чтобы не сидеть рядом с теми, кто покупал билеты на представление летом, чтобы сэкономить, и к месту вставляют имена известных знакомых. Они не будут пить просто сок, свежевыжатый, в крайнем случае, но лучше смузи — пока они не вышли из моды.

Уже не нужен плебейский «Цезарь» — нужны боул и поке. В этой среде принято восхищаться тем, что в тренде, а к тому, что не соответствует представлениям о прекрасном, пусть и сиюминутном, предъявлять завышенные критические претензии. Их среда обитания — «Фейсбук», где можно стонать от восторгов по поводу и разражаться бранью без оного, а место прописки играет порой большее значение, чем ум.

— Не надо думать, — улыбается Владимир Ковалев, — что снобизм — только наша беда. Да это и не беда, а данность. Снобизм тем сильнее, чем резче социальные экстремумы, чем больше разрыв между слоями общества, и чем ниже — увы! — в среднем его культурный уровень. При этом снобизм из реальной жизни в больше степени перетек в социальные сети, где заклевать неуместно высказавшегося — плевое дело. Сеть давно стала территорией презрения к окружающим и раздувания пафосного «я», где не прощают ни ошибок, ни юмора, ни гнева, ни своего мнения, ни простоты, ни наивности, ни даже успешности и даже способности оправдываться. А миру снобы не прощают одного — того, что он не позволил им остаться самими собой, обрекая на вечную игру по правилам. Пусть даже в этом виноват и не он, а они сами.

ЦИТАТА

Артур Кестлер (1905-1983), британский писатель и журналист:

...снобизм не просто смешная человеческая слабость, а краеугольный камень мировоззрения нашего современника, симптом, свидетельствующий о нездоровье нашей цивилизации, о смещении общественных и культурных ценностей.

РЕПЛИКА

Нарцисс и его хата в центре Вселенной

Ольга Маховская, психолог:

— «Сноб, жлоб и нарцисс»... Мне кажется, эти номинации используют по отношению к людям, которые живут по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю», которым жалко потратиться на других людей, отвечать на их просьбы, поздравлять с днем рождения. Только у сноба хата не с краю, а в самом центре Вселенной: «Я — царь горы!» Эта психология часто у людей образованных, выросших в более высоком культурном слое, с привычкой к активной социальной жизни. Здесь обмениваются со своими, торгуют не клубникой, а связями, а дорожат не столько репутацией, сколько лицом: главное, выглядеть красиво и тусоваться с «известными людьми». Поэтому наиболее близкий синоним «снобу» — нарцисс, человек, который занят преимущественно собой. Современный сноб постоянно делает селфи и размещает в соцсетях, чтобы получить подтверждение своей неотразимости. Сноб в психологических терминах — эгоцентрик, выросший в условиях гиперопеки.

Дворянское воспитание предполагало наличие нянек, гувернеров, отсюда и установка на принятие внимания. Застревание на этапе эгоцентризма позволяет выжить только в том случае, если оно компенсируется контактами, наличием челяди, прислуги или хотя бы одного преданного человека, который все силы души своей положит на жизнь и процветание сноба. Вне своей среды снобы довольно беспомощны и непродуктивны. В общественном мнении снобизм широко порицается как высокомерие, небрежение к людям. Со «снобществом» трудно смешаться, здесь свои критерии «фейсконтроля». Салонный дурак, умеющий жонглировать модными темами, скорее окажется на званом приеме, чем дельный профессионал. Да и некогда профессионалу на званые ужины ходить — у него много работы.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse