Главное
Карта событий
Смотреть карту

Владимир Матецкий: Западная «культура отмены» очень печальна

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Владимир Матецкий: Западная «культура отмены» очень печальна
Композитор Владимир Матецкий / Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Владимир Матецкий отметил 70-летие. Это один из редких композиторов, сумевших сохранить и мастерство, и признание публики на протяжении всей своей карьеры.

На музыке Владимира Матецкого выросли поколения: «Лаванда», «Было, но прошло», «Луна, луна» и другие хиты Ротару, «Малыш» Данко, «Позови меня в ночи» Сташевского, А Million Voices Гагариной… «Вечерка» побеседовала с композитором о современной эстраде, а также о том, что стоит слушать сегодня.

— Владимир Леонардович, залог вашего успеха — образование. Учеба у воспитанницы самой Гнесиной.

— Да, ее звали Софья Моисеевна Карпиловская, потрясающий музыкант и педагог... Но образование у меня было разносторонним. Очень благодарен родителям за это. Помимо музыки, я окончил одну из лучших в то время художественных школ Москвы — при Дворце пионеров на Воробьевых горах.

Занимался английским языком, учился в известной 57-й школе в Малом Знаменском — это была улица Маркса-Энгельса тогда. Еще я окончил физико-математическую школу при МГТУ имени Н. Э. Баумана. Высшее образование получил в Московском институте стали и сплавов — тоже такое было в моей жизни.

— А Баха можно перевести на язык математики и вывести формулу хорошей музыки?

— Вряд ли будет тот же эффект. Огромное количество людей пытаются это сделать — и в отношении классики, и в отношении песни. Допускаю, что на какой-то короткий отрезок времени некую формулу хита можно вывести, но в целом хорошая песня не просчитывается.

— В «Пусть бегут неуклюже» Шаинского легко узнать каприз № 24 Паганини. Это совпадение?

— Те или иные цитаты, мелодии действительно часто кочуют из народной музыки в классику, из классики в популярную и так далее. Сознательно или, простите за намек, подсознательно для композитора. Но этот процесс вряд ли правильно называть доминирующим.

Что касается песни, то ее хитовая сущность состоит в злободневности, в актуальности звучания — она всегда отражает жизнь здесь и сейчас в самом широком смысле. Она впитывает все новое, в том числе и технические возможности, звуки, интонации.

— Сегодня поп-музыка уходит в электронный формат. Русская композиторская школа успевает перестраиваться?

— Вопрос, достойный диссертации! Я полагаю, традиции русской композиторской школы вполне совместимы с электроникой. В музыке есть нота и ее тембр: например, нота ля и бесконечное количество ее тембральных окрасок. Электронная музыка, проще говоря, как раз привносит это множество. И русская музыкальная школа вполне уверенно и успешно осваивает эти новые возможности.

— О чем тогда говорят наши неуспехи на Евровидении?

— Нельзя так говорить — «неуспехи». Были и успехи! Просто сейчас конкурс очень политизирован. Для меня это не новость — это было ясно еще в 2015 году, когда там выступала Полина Гагарина с песней A Million Voices, соавтором которой я являюсь. Предвзятое отношение мы почувствовали, тогда проблемой был Крым. Но Полина заняла почетное второе место. В этом году ситуация гораздо более напряженная, Россия не представлена в конкурсе.

Ну и не надо — мы просто сделали шаг назад. Вообще-то участие в этом конкурсе — вовсе не обязательное дело. Просто это один из старейших песенных смотров — почему бы не спеть? Да и какие-то тенденции в развитии эстрады Евровидение может подсказать — почему бы не использовать, если это стоящее!

— Наша эстрада сбросила много масок. Оказывается, она была не русская, а украинская...

— Действительно, в определенный момент украинская популярная музыка сделала очень мощный рывок вперед. Здесь, в России, мы это почувствовали. И были очень толерантны по этому поводу, многие артисты с Украины получили возможность для развития. Это были и украинские исполнители, и русские, поющие написанные украинскими авторами песни. Но Россия талантами славится ничуть не меньше, чем Украина, — это я точно могу сказать.

— Еще стало понятно, что наша эстрада в большинстве нетрадиционной ориентации...

— Ну, уж так ли в большинстве? Но и такие артисты имеются… Что тут можно сказать — люди, о которых вы говорите, они устроены особым образом: они неугомонны, им нравится себя показывать, наряжаться, эпатировать публику...

Эстрада притягивает таких, и это объективная реальность. Но надо помнить и о том, что иногда артист играет всем этим «пестрым набором», как павлиньим хвостом, чтобы привлечь к себе внимание. Мы помним еще Вертинского, который любил эпатировать публику ничуть не меньше, чем сегодняшние. Есть очень важная грань — талант. Эта грань всегда ощущается даже неискушенной публикой. Поэтому обмануть эпатажем зрителя нельзя. Певец должен быть профессионалом.

— О чем вам хочется писать?

— Есть темы, которые неисчерпаемы… О любви, конечно же.

— Что посоветуете слушать сегодня, Владимир Леонардович?

— Все! Советую быть открытым ко всему талантливому, что происходит вокруг. Быть «запаянным в колбу» не пойдет на пользу никому. Западная культура отмены, когда не дают исполнять Чайковского, Глинку, Мусоргского, очень печальна. Мы не должны идти по аналогичному пути. Мы должны иметь возможность слушать лучшие образцы мировой музыки, будь то Вагнер или Вивальди, будь то «Битлз», «Роллинг- Стоунз» или Элтон Джон.

Трудные времена, которые мы сейчас переживаем, уверен, кончатся и все встанет на свои места.

ДОСЬЕ

Владимир Матецкий родился 14 мая 1952 года в Москве. С детства учился игре на фортепьяно, но, увлекшись песнями The Beatles, освоил гитару. Лауреат всех фестивалей «Песня года», начиная с 1986-го, и премии «Овация» 1997 года.

Подкасты